Новый кавказский меловой круг

В мире
№29 (1108)

Случай, который стал причиной этого противостояния, тем более любопытен и поучителен, что затрагивает, по сути дела, все общины выходцев из бывшего СССР

Петр ЛЮКИМСОН

Фото: Большая Тбилисская синагога. Википедия, DAVID HOLT

Пока СМИ увлеченно пишут о кризисе в отношениях со сторонниками реформистского иудаизма в США, внутри страны, похоже, назревает другой, невиданный доселе кризис — на этот раз между главным раввинатом и общиной выходцев из Грузии. Случай, который стал причиной этого противостояния, тем более любопытен и поучителен, что затрагивает, по сути дела, все общины выходцев из бывшего СССР.

Свой отсчет наша история начинает в 1960 году, когда молодая пара грузинских евреев решила сочетаться браком по всем законам Моисея и Израиля. В самом этом событии нет ничего необычного – грузинские евреи были одной из тех немногих еврейских общин бывшего СССР, которые продолжали держаться обычаев праотцев. Хупа и кидушин у них зачастую предшествовали официальной записи в ЗАГСе, причем иногда — по причине юного возраста невесты — на несколько лет.

Брак упомянутой пары оказался бездетным, и в начале 1970-х годов супруги расстались без оформления развода, а в 1973 году женщина приехала в Израиль, где представилась как... вдова (при оставшемся в Грузии живом муже). В том же году она снова вышла замуж, а в 1974 году родила дочь. В 1976 году первый муж женщины тоже приехал в Израиль и официально дал ей разводное письмо — “гет”.

В 1992 году дочь женщины, уже имея, несмотря на ранний возраст, двоих детей, официально выходит замуж, а в 2000-м году решает развестись с мужем. И вот тут по каким-то не афишируемым причинам раввинатскому суду Ашдода пришло в голову сделать “бирур яхасим”. То есть прояснить отношения разводящейся женщины с мужем, а заодно и вообще вопрос о том, является ли она еврейкой. Для этого, как понимает читатель, были затребованы документы ее матери. Когда становится ясно, что та вступила в 1973 году в брак, не получив “гета”, то есть все еще находясь в браке с другими мужчиной, начинается скандал. По еврейским законам, в таком случае все дети и внуки этой женщины являются мамзерами — незаконнорожденными.

Дело тянется и тянется, доходит до наших дней, а между тем внуки репатриантки 1973 года вступают в возраст, когда принято создавать семьи!

В результате для разбора этого случая был создан специальный раввинатский суд, в состав которого вошли такие крупные раввины, как Элиягу Абарджиль, Элиэзер Игра и Биньямин Беэри. Они заново вызвали всех свидетелей, внимательно их заслушали и, наконец, в мае вынесли вердикт. Из него следует, что поскольку первые хупа и кидушин (то есть религиозный обряд бракосочетания) женщины были проведены с грубым нарушением Галахи, то ее брак с первым мужем следует считать незаконным. А потому неважно, получила ли она на момент бракосочетания в Израиле “гет” от первого мужа или нет. 

Таким образом, ни дети, ни внуки женщины незаконнорожденными не являются.

Вряд ли нужно говорить, с каким восторгом выслушала это постановление раввинов семья женщины. С их души словно свалился огромный камень. Надо заметить, что данное решение было высоко оценено и израильскими СМИ: рассказывая о нем, сайт Ynet не поскупился на комплименты раввинам.

Но в Ассоциации раввинов грузинской общины говорят, что когда они прочли постановление суда, у них потемнело в глазах.

В преамбуле, объясняя на четырех страницах, почему они приняли такое решение, члены специального раввинатского суда указывают, что к 1960 году, когда женщина вступила в первый брак, евреи Грузии под влиянием Советской власти уже полностью отошли от еврейской традиции. Никто из них якобы не соблюдал заповеди субботы и кашрута, все до одного они были невеждами (“ам а-арец”) в вопросах иудаизма, и в Грузии в тот период не было ни одного раввина, достойного этого звания. 

Один из таких “невежд”, говорится далее в постановлении раввинатского суда, и проводил бракосочетание молодоженов. И хотя оно, возможно, в каких-то деталях было похоже на традиционное еврейское бракосочетание в том виде, в каком оно проводится во всех общинах Израиля, законным его считать никак нельзя. Как, собственно, и... все остальные бракосочетания между евреями Грузии, проводившиеся в годы Советской власти.

В Ассоциации раввинов грузинской общины говорят, что данное постановление не только несправедливо, но и оскорбительно. Ведь оно, по сути дела, зачеркивает целую страницу в истории еврейской общины Грузии, которая и в самые мрачные годы гонений на иудаизм сохраняла верность предкам.

 Несмотря ни на что, грузинские евреи на протяжении всех 70 с лишним лет Советской власти продолжали делать обрезания младенцам, значительная их часть соблюдала законы субботнего отдыха и кашрута; в Грузии продолжали действовать синагоги и подпольные иешивы.

Автор этих строк, живший в соседнем с Грузией Азербайджане, может это подтвердить. Кошерное мясо в Баку в 1970-80-е годы было только потому, что раз в месяц туда приезжал резник из Грузии – своего резника, моэля и ашкеназского раввина в столице Азербайджана в то время уже не было. И новых резников для всех еврейских общин Кавказа готовили тоже в Грузии.

— Вся эта история нас очень больно ранит, — признался мне один из “грузинских” раввинов. – Я ни в коем случае не хочу подвергать сомнению авторитет членов раввинатского суда, они выдающиеся знатоки Торы, но я не понимаю, как у них поднялась рука написать такое! Их решение спасло целую семью от позорного клейма, но почему ради спасения одной семьи надо было пачкать всю общину?! Как можно ради того, чтобы признать кусочек трефного мяса кошерным, объявить все кошерное мясо трефным?! В суде в качестве свидетелей выступали, в основном, родственники этой семьи, и мы не знаем, что они там наговорили. Но мы провели в общине внутреннее расследование. Человек, который писал этой женщине ктубу и проводил затем хупу, умер несколько лет назад в Нагарии. На протяжении ряда десятилетий он был шойхетом и моэлем, курировавшим сразу несколько городов Грузии. Да, он не заканчивал литовскую иешиву, но при этом знал Гемару так, что от зубов отскакивало. Он как раз и был одним из тех, кто помогал евреям Грузии остаться евреями. И называть такого человека “ам а-арец” — значит не только исказить правду, но и оскорбить его память. Были в Грузии советского периода и другие выдающиеся знатоки Закона, которыми мы гордимся, чью память чтим. Так что смириться с таким постановлением мы никак не можем!

Выходцы из Грузии говорят, что все происшедшее не случайно. На протяжении многих десятилетий к ним и к раввинам из их общины относятся как к евреям второго сорта. Юноши из грузинской общины оканчивают такие иешивы, как “Хеврон”, “Поневеж”, лучшие иешивы ХАБАДа, но когда возникает вопрос о назначении районных или городских раввинов, членов раввинатских судов и т.д., их постоянно отодвигают в сторону. 

Религиозные представители грузинской общины уже давно ощущают эту дискриминацию, но до сих пор предпочитали молчать, чтобы их, не дай Бог, не заподозрили в неуважении к авторитетным раввинам, и их протест не помешал детям, стремящимся учиться в тех же литовских иешивах. Но недавнее постановление суда, ставящее по сомнение кошерность значительной части браков грузинских евреев, стало той каплей, которая переполнила чашу терпения духовных лидеров общины.

Ассоциация раввинов грузинской общины уже направила в Главный раввинат несколько гневных писем (одно из них было отозвано, так как использованные в нем выражения Ассоциация сочла слишком острыми). Но, судя по всему, это только начало. Не исключено, что в ближайшее время конфликт выплеснется из синагог на улицу и затронет не только религиозные, но и политические, а также, безусловно, в какой-то степени и деловые круги страны. И, думается, лидеров грузинской общины в данном случае вполне можно понять.

“Новости недели”


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms