Ядерный апокалипсис - завтра? Нет, никогда!

В мире
№42 (1121)

Собравшиеся в Париже на юбилейной конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы ведущие эксперты делают все от них зависящее, чтобы избежать самого кошмарного развития событий.

Слова “если завтра война” для этих профессионалов - ученых, политиков, общественных деятелей, - не пустой звук. Внимательно изучая не только сообщения из открытых источников, но и особо секретную информацию, они прекрасно знают: мир балансирует на грани ядерной катастрофы.

Если до крушения Советского Союза главной проблемой было противостояние между Москвой и Вашингтоном, позднее стало вызывать озабоченность развитие ядерных технологий в Китае, а также гонка неконвенциональных вооружений между Индией и Пакистаном, то сегодня основную головную боль вызывают Иран и Северная Корея.

Попытки договориться с режимом аятолл у Запада явно провалились. Мягкотелость и излишняя доверчивость руководителей США и стран Евросоюза привели к тому, что Тегеран получил разнообразные преференции, фактически отказавшись от сворачивания ядерной программы. Более того, в Иране ускоренными темпами ведутся разработки атомной бомбы и ядерных боеголовок для ракет, даже в конвенциональном виде представляющих опасность не только для стран региона, прежде всего Израиля и Саудовской Аравии, но и для Европы.

Оставшаяся в наследие от Барака Обамы политика умиротворения агрессоров является тормозящим фактором при проведении переговоров с Тегераном. Но пока иранцы тихой сапой готовятся к будущим войнам, в противоположном конце Азии подготовка к битве перешла уже в “громкую” фазу.

Северокорейский режим испытывает терпение цивилизованных стран, проводя ракетные и ядерные испытания и не скрывая целей. Некомфортно сейчас чувствуют себя граждане не только “официальных мишеней”, провозглашенных Ким Чен Ыном - Японии и Южной Кореи, а также американского острова Гуам, который вконец очучхевший вождь пообещал стереть в порошок. Западное побережье США тоже вполне может быть атаковано из Пхеньяна. Никто не может дать гарантию, что корейцы не ударят и по российской территории - несмотря на то, что в Москве призывают к гибкости в переговорах с Кимом, он способен отдать команду атаковать и Дальний Восток РФ.

Разумеется, эксперты Международного Люксембургского форума обсуждали эти и другие проблемы не столь эмоционально, как это я передаю через призму своих ощущений. Они были серьезны и сосредоточены, оперировали фактами и, исходя их них, обсуждали возможный сценарий развития событий.

В великолепном отеле “Георг V”, который обязательно появляется в кадре всех голливудских фильмов, связанных с Парижем, специалисты анализировали сложившуюся ситуацию и предлагали способы решения проблем. Им было явно не до шикарных интерьеров - тревожное ожидание читалось на лицах даже самых скупых на эмоции экспертов.

* * *

В открытой для обнародования части конференции особый интерес вызвали выступления президента Люксембургского Форума Вячеслава Кантора и бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра.

Кантор напомнил, что ЛФ был образован в результате конференции в Люксембурге в мае 2007 года, на которой присутствовали более 50 известных международных экспертов из 14 государств, в том числе многие из нынешних членов Наблюдательного Совета форума. 

- В качестве основных задач работы Форума мы с самого начала планировали анализ самых острых проблем режима нераспространения ядерного оружия, контроля за его ограничением и последовательным сокращением, проблем региональных ядерных и ракетных кризисов, прежде всего в Иране и Северной Корее, сохранности ядерных материалов, предотвращения ядерного терроризма, - отметил Вячеслав Кантор. - Для анализа этих проблем за прошедшие 10 лет нами было организовано проведение 25 конференций и круглых столов с участием самых известных международных организаций. 

Результатами анализа всегда были декларации и обращения к лидерам ведущих государств, в ООН, МАГАТЭ, в другие международные органы с конкретными предложениями и рекомендации по направлениям решения критических ситуаций. Как правило, мы получали ответы. 

За это время выпущены и распространены 24 книги и брошюры.

На этом пути у нас были успехи и неудачи. Так, например, в декабре 2015 года в результате совместной конференции в Вашингтоне Люксембургского форума и Инициативы по уменьшению ядерной угрозы президентам США и России было представлено Обращение с обоснованием возобновить переговоры по дальнейшим сокращениям стратегических ядерных вооружений. Реакция последовала незамедлительно, хотя и в разных направлениях. Вашингтон уже в январе следующего года повторно предложил сократить эти вооружения примерно на одну треть, Москва изложила причины, препятствующие новому договору. 

Полагаю, необходимым подчеркнуть, что 2017 год характерен появлением немыслимой ранее неопределенности практически во всех сферах ответственности Люксембургского форума и дружественных международных организаций. Действительно, посмотрите, в следующем году США и Россия должны завершить сокращения своих стратегических вооружений в соответствии с условиями Пражского Договора СНВ, однако впервые в истории отношений двух ядерных сверхдержав имеет место длительный застой в переговорах по дальнейшим сокращениям ядерных арсеналов.

Нарастает напряженность из-за взаимных претензий к выполнению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Заморожена совместная программа по утилизации избыточного плутония, прекращена совместная работа ученых-ядерщиков. 

Вашингтон резко критикует ядерное соглашение с Ираном, Тегеран в свою очередь угрожает выходом из этого соглашение и возобновлением своей оружейной программы. На критическом пике постоянно усиливающаяся ситуация на Корейском полуострове из-за ядерных и ракетных провокаций лидера КНДР. 

Исторический опыт убедительно подтверждает то, что без договоров по ограничению стратегических вооружений на основе баланса ядерных сил неизбежно происходит неконтролируемая гонка этого самого сокрушительного оружия.

Между тем часто утверждаемое полное отсутствие отношений между США и Россией в этой сфере - это преувеличение. Пока что в полной мере осуществляется выполнение Пражского Договора по СНВ, который заканчивается в 2021 году. Каждый год стороны обмениваются десятками инспекций на пусковых установках на земле, на подводных ракетоносцах, на тяжелых бомбардировщиках и сотнями проверяемых уведомлений о состоянии ядерных сил сторон. И никаких взаимных претензий нет! 

Появилась надежная информация о начавшихся консультациях по продлению Пражского Договора на 5 лет, такая возможность предусмотрена текстом Договора. Но значительно лучше было бы подписание нового Договора о дальнейших сокращениях СНВ. 

Важнейшая задача - сохранение бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, по соблюдению положений которого у сторон накопились взаимные претензии. Признаки подготовки отказа от него уже есть. В США готовы приступить к подготовке производства запрещенных Договором типов вооружений. 

Прекращение действия этого Договора способно привести к критическим последствиям для Европы, России и США. Потому что причины, заставившие стороны подписать его в 1987 году, стали в новейших условиях более весомыми, ставящими под угрозу массированного ядерного удара всю Европу. Информация об оживлении консультаций по устранению взаимных претензий периодически появляется, но необходимы более ответственные действия Москвы и Вашингтона. 

Лидеры ЕС и руководство МАГАТЭ позитивно оценивают ядерное соглашение с Ираном и ход его выполнения, что внушает определенный оптимизм в устойчивость этого соглашения. Но это не исключает необходимость жесткого контроля как за соглашением, так и за ракетными программами Ирана.

Я не стану задерживать свое вступление изложением известной всем ситуации на Корейском полуострове. Анализ и предложения по этой проблеме найдут свое отражение в ходе нашей конференции. Привлеку ваше внимание еще раз к историческому опыту, который подтверждает, что попытки умиротворения агрессивных тоталитарных режимов приводят, как правило, к катастрофическим последствиям. В целом необходимо подчеркнуть, что сложившаяся в мире обстановка никаким образом не способствует укреплению режима ядерного нераспространения, усилению совместных тесно скоординированных действий ведущих государств по предотвращению ядерного терроризма. 

Президент Форума поздравил коллег с пополнением:

- В этом году в Совет вошел Генри Киссинджер, и мы уверены в его значительном вкладе в совершенствование деятельности Форума.

То, что теперь в команде экспертов появился бывший госсекретарь США, заметно повышает авторитетность этой организации. Впрочем, даже без него ее состав был весьма солиден, так как в него входят профессор Стэнфордского университета, экс-министр обороны США Уильям Перри; вице-президент фонда NTI, бывший министр обороны Великобритании Дес Браун; бывший гендиректор МАГАТЭ Ханс Бликс; президент Российского совета по международным делам, бывший министр иностранных дел РФ Игорь Иванов; сопредседатель Совета директоров фонда «NTI», сенатор Сэм Нанн; почетный член Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ), ранее президент Пагуошского движения учёных Джаянта Дханапала; зампредседателя Комитета Совета Федерации по международным делам ФС РФ, президент Паралимпийского комитета РФ Владимир Лукин; президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор председатель Оргкомитета Люксембургского форума, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке Владимир Дворкин, управляющий директор «Киссинджер Ассошиэйтс», старший научный сотрудник Института глобальных проблем Йельского университета, ранее – специальный помощник президента и старший директор по России в СНБ США Томас Грэм и другие ведущие международные эксперты – учёные, исследователи, представители международных организаций, чиновники, военные и дипломаты.


text

Председатель Совета директоров Института глобальных изменений, один из самых запомнившихся британских премьеров посттэтчеровской эпохи Тони Блэр в своем эмоциональном докладе сказал:

- Распространение ядерного оружия остается наиболее серьезной угрозой для будущего всего человечества. Тем не менее, данная проблема обсуждается реже, за исключением кризисных моментов, чем сопутствующая угроза, связанная с ущербом окружающей среде.

ДНЯО, подписанный в 1968 году, признавал существование пяти ядерных держав и указал на необходимость соблюдать принципы сдержанности в применении ядерных вооружений, а также сокращения таковых. Несмотря на Холодную войну, значительное влияние было оказано посредством договоров ОСВ и СНВ, которые также позволили ускорить некоторые процессы после окончания Холодной войны.

Продолжается модернизация систем доставки, обстановка остается напряженной, однако взаимное сдерживание между рационально мыслящими субъектами, для которых конфликт может обернуться значительными потерями, продолжает действовать в качестве руководящего принципа управления государством. 

Некоторым государствам угрожает опасность, в первую очередь или отчасти по причине того, что особенности режима в данном государстве вызывают опасения со стороны международного сообщества, а получение таким режимом ядерного оружия, по мнению таковых, является наилучшей гарантией защиты от их ликвидации. Ярким примером обладания ядерным потенциалом в качестве гарантии защиты режима являются Иран и Северная Корея, а ранее в данном списке находилась Ливия.

Существует вероятность попадания ядерного оружия в руки террористов, т.е. сценарий применения так называемой «грязной бомбы». Это особый вид распространения ядерного оружия, который может сочетаться с угрозой распространения ядерных технологий государствами-изгоями.

Помимо указанного выше, появилось новое явление, которое выражается в киберугрозе, т.е. наличии технологий, которые могут нарушить управление или нанести ущерб объектам по управлению или хранению ядерных систем.

Таким образом, подобные предпосылки продолжают существовать, а некоторые из них становятся еще более опасными. Вызов заключается в том, что угроза ядерного распространения лишь порождает следующий виток такого распространения, что, в свою очередь, приводит к возможным утечкам, несанкционированному распространению ядерных технологий и материала, что повышает вероятность получения ядерного оружия террористами.

Проводя значительное время на Ближнем Востоке, я целиком осознаю суть опасений по поводу поведения Ирана, в отношении которого ничего нельзя сделать в рамках вышеуказанного соглашения. Тем не менее, такие проблемы можно и необходимо решать отдельно. Наличие баллистических ракет является фактором, имеющим непосредственное отношение к оружейному потенциалу.

Наиболее серьезное опасение в регионе сводится к дестабилизации Ираном политической ситуации на Ближнем Востоке обычными средствами. В данной сфере крайне необходимо незамедлительное противодействие, которое также можно осуществить с помощью обычных средств, в связи с чем отказ от соглашения о СВПД означал бы появление очередного фактора непосредственного риска, который еще более затруднит текущую ситуацию. 

Ситуация вокруг Северной Кореи представляет собой самую опасную и жгучую проблему. Режим в этой стране уникально отвратителен. Мы надеемся, что все же в какой-то степени он рационален; но если разумность подразумевает наличие хоть какого-то внимания к условиям жизни населения и государственной структуры, хотя бы на элементарном уровне заботящейся о благосостоянии граждан, то действующий в Северной Корее режим в то же время в некоторой степени и иррационален. Именно поэтому я выступаю против принятия Северной Кореи в сообщество государств как ядерной державы в связи с характером действующего в стране режима и по причине того поддающегося обоснованию импульса, который такое принятие даст другим странам региона к обретению военных сил и средств.

Эта проблема поддаётся решению только с участием Китая; а полноценное и охотное участие Китая во взаимодействии с Северной Кореей может быть гарантировано лишь более широким стратегическим соглашением между США и Китаем в отношении будущего Корейского полуострова.

Ситуация вокруг Северной Кореи лишь подтверждает мнение о том, что проблемами нераспространения можно эффективно заниматься только посредством обеспечения тесного сотрудничества между основными державами. При этом необходимо учитывать изменяющуюся геополитическую ситуацию 21-го века.

Без Китая, России и других набирающих силу государств, которые действовали бы согласованно с США и Европой, трудно представить себе, как сможет укорениться процесс нераспространения.

Отношения между США и Китаем являются самым важными двусторонними отношениями XXI века.

Трансатлантический альянс сохраняет свою чрезвычайную актуальность именно по этой и многим другим причинам. Роль России, какими бы ни были противоречия в других сферах, исключительно важна.

Наилучшей защитой от терроризма, так сильно уродующего наш мир практически на всех континентах, является нанесение поражения экстремизму и, особенно, порождающей его идеологии. Угрозе, создаваемой в результате использования в злонамеренных целях ислама как религии и превращения его в тоталитарную политическую идеологию, естественно, необходимо противодействовать при помощи силовых механизмов обеспечения безопасности. Но устранение глубинных причин возможно лишь посредством мягкой силы: действий, направленных на формирование более качественных и свободных систем образования, экономическое и политическое развитие, укрепление религиозно-культурной терпимости и построения прочного союза (сегодня уже возможного) с большинством мусульманских государств, желающих и готовых работать с нами.

Итак, насущные проблемы обсуждены. Рекомендации будут переданы руководителям ведущих стран мира, а также доведены до сведения тех государств, которые уже входят в ядерный клуб либо стучатся в его двери. Люксембургский форум продолжает каждодневную работу, результаты которой вместе с планами на будущее обсуждаются во время проходящих каждые полгода форумов.

Елена ПЛЕТИНСКАЯ


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms