Вперед в средневековье?

Статьи наших авторов
№48 (292)

Как это ни парадоксально, новая эпоха, в которую мир вступил после трагических событий в Нью-Йорке этой осенью, невольно заставляет многих американцев, еще совсем недавно настроенных вполне либерально, обращаться к мыслям о… средневековье. [!]И не столько потому, что звериный оскал современных варваров напомнил о царящих в те времена жестоких нравах, но главным образом потому, что тогдашние дознаватели, не в пример сегодняшним гуманистам, умели заставить провинившихся признаться в содеянном, назвать неизвестных сообщников, подробно рассказать о преступных планах. Конечно, призывать сегодня к использованию пыток в таком цивилизованном обществе, каким является американская демократия, более чем рискованно, но, как говорится, жизнь заставляет. Вот как пишет об этом в опубликованной в последнем ноябрьском выпуске журнала Newsweek статье “Время подумать о пытках” ее автор Джонатан Алтер:
“Конечно, речь идет не о сорванных ногтях или резиновых шлангах, но хоть что-то, что могло бы сдвинуть с мертвой точки замершее расследование величайшего преступления в американской истории, нам, вероятно, следовало бы применить. До сих пор арестованные ключевые фигуры в деле о сентябрьском нападении на Манхэттен продолжают молчать. Не могли бы мы, по крайней мере, подвергнуть их если не физической, то хотя бы психологической пытке? Скажем, как когда-то в Панаме, прокручивать им пленки с записью сильных ударов по телу или страшных криков умирающих кроликов (помню, как сам был поражен жуткими воплями преследуемого собакой зайца). Или пригрозить депортацией в Саудовскую Аравию, страну, где за совершенные преступления их могут казнить, лишив головы. Эффективность подобных методов уже доказана.
Полиция Филиппин, например, “расколола” некоторых арабов, заложивших бомбу во Всемирный торговый центр в Нью-Йорке в 1993 году и собиравшихся устроить аварии на 11 американских самолетах, а также убить Папу, угрожая им высылкой в Израиль. А самый известный террорист 80-х годов Абу Нидал дрогнул после того, как спецслужбы пообещали в противном случае “вплотную заняться” его семьей.
Можно было бы также использовать так называемую “сыворотку правды”, или пентотал натрия. Вводимый внутривенно вместе с прописанными лекарствами, этот препарат впервые был опробован на шпионах во времена Второй мировой войны. К сожалению, развязывая языки, это средство не делает подозреваемых более правдивыми. В Федеральном бюро расследования, которое стремится получить "добро" на применение пентотала натрия, это хорошо понимают. То же самое можно сказать и о самых жестоких физических пытках. Когда допрашиваемых подвергают им, они часто лгут. “Заключенные в таких случаях имеют только одну цель - избавиться от мучительной боли, - говорит полковник на пенсии Кеннет Эллард, который участвовал в допросах. - И это огромный недостаток подобных средств”.
Многие сторонники “законных” методов утверждают, что Соединенные Штаты не должны пересматривать свои обязательства по поводу мер принуждения, однако приходится признать, что они все еще живут в стране, которая после 11 сентября 2001 года больше не существует. Доказательством этого служит история принятия закона о борьбе с терроризмом, который без обычных длительных обсуждений и проволочек был одобрен Сенатом 98 голосами против одного. В данном случае законодатели поступили согласно замечательному высказыванию покойного Председателя Верховного суда США Роберта Джексона: “Конституция не должна вести страну к самоубийству”. Даже Американский союз защиты гражданских свобод, одобрив закон в целом, придирался лишь к некоторым его положениям. “Это было куда более разумно, чем делали некоторые из наших уважаемых президентов”, - сказал по поводу нового билля специалист по Первой поправке к Конституции адвокат Флойд Абрамс, имея в виду суровые ограничения свобод, введенные во время Гражданской и Второй мировой войн. К счастью, новый закон урезает далеко не все основные права, которыми пользуются американские граждане. Неприкосновенной, например, остается свобода слова, являющаяся необходимой и в военное время для того, чтобы правительство чувствовало свою ответственность перед народом.
Закон о борьбе с терроризмом облегчает подслушивание телефонных разговоров
подозреваемых (по старым правилам следовало получать разрешение на подключение к каждому личному аппарату - анахронизм в эпоху сотовой связи), упрощает процедуру задержания иммигрантов, не желающих отвечать на вопросы иммиграционной службы, делает более эффективным процесс преследования поступающих в страну “отмываемых” денег. Меры эти объявлены временными, но в новом мире они вполне могут стать постоянными. И в самом деле наш мир еще никогда не менялся так быстро. До этого, скажем, израильские спецслужбы годами боролись за получение разрешения на применение мер силового воздействия на подозреваемых. До 1999 года здесь была законной техника допросов, называемая “встряхиванием” и предусматривавшая различные меры психологического давления на потенциальных террористов. Сейчас же в тех лучаях, которые называются “тикающей бомбой” и когда срочное получение информации может привести к спасению сотен жизней, израильский закон оставляет лазейку для “умеренного физического давления”. Ну а решение, когда его можно использовать, остается в руках правоохранительных органов.
Более двадцати лет профессор Гарвардской школы права Алан Дершович убеждал израильское правительство, что это противозаконно. Однако сейчас в подготовленной к печати книге “Кричащий огонь” он утверждает, что такие методы могут быть конституционными и в Соединенных Штатах. Единственным условием для этого профессор считает использование данных, полученных в ходе допроса, только для расследования, а не для того, чтобы изобличить задержанного. Последнее, по мнению ученого юриста, противоречит Пятой поправке к Конституции, направленной против самооговора. “Я не сторонник пыток, но если вы собираетесь использовать их, было бы совсем неплохо иметь на это разрешение суда”, - говорит тем не менее Дершович.
Не удивительно, что судьи и адвокаты и в Израиле, и в Соединенных Штатах не согласны с такой постановкой вопроса. Понятное дело, в столь сложных случаях гораздо лучше опираться на закон, а не на собственное разумение.

Конечно, мы не можем легализовать у себя физические пытки, поскольку это противоречит американским ценностям. Но в то же самое время необходимо смотреть открытыми глазами на такие необходимые меры по борьбе с терроризмом, как санкционированное судом психологическое давление на допросах. И это несмотря на то, что наша страна продолжает ратовать за соблюдение прав человека во всем мире. Скажу больше - нам, вероятно, следует подумать и о передаче некоторых подозреваемых менее щепетильным союзникам. Согласен, что это можно рассматривать как определенное лицемерие, но, может быть, это и есть тот редкий случай, когда цель оправдывает средства?”