Нью-Йорк

Америка
№15 (365)

Соединенные Штаты Америки – США – привычное словосочетание. Вдумаемся в него. State переводится как штат. Одновременно это означает и “государство”. Союз равноправных государств, соединенных добровольно в единое целое. Впервые оно прозвучало в “Прокламации” известного публициста Томаса Пенна: “Наша независимость должна обладать силой для защиты всего того, что её составляет. И в качестве Соединённых Штатов мы в состоянии это сделать, в любом другом качестве-нет!”
И действительно, каждый штат имеет своё лицо, разнится своей историей, природой, бытом, архитектурой, временем вхождения в Союз и даже законами. Да, да, законами, ибо, кроме общегосударственных, федеральных, действуют и местные, штатные законы. И законодательство это весьма разнится между собой, опираясь на историю создания штата, этнический состав его жителей и даже на черты личностей, стоящих у руля правления. Так что история государства Соединённые Штаты Америки – это, в основном, история каждого штата.

Сложное положение у этого штата. Он явно теряется в тени гигантского 8-миллионного Нью-Йорка, как бедный родственник–приживала в усадьбе богатого дядюшки. Хотя это несправедливо. Есть у штата, кроме столицы мира, чем погордиться. Не зря же он сам себе присвоил прозвище “имперский штат”. Думается, не только из-за города с его всемирно известными небоскрёбами.
Ну, во-первых, здесь находилась столица США с 1785 по 1789 год. На балконе Федерал холла произнёс свою первую в истории страны инаугурационную речь первый президент страны Джордж Вашингтон. А ещё до этого в совсем уж далёком 1683 году Первая выборная Ассамблея Нью-Йорка приняла “Хартию свобод и привилегий”. Практически это был первый билль о правах, ибо “Хартия... гарантировала свободу вероисповедания для всех христиан и право голоса свободных землевладельцев” (к неграм и евреям это не относилось).
И первый диссидент появился в этом штате. Петер Зингер, выходец из Германии, стал выпускать первый оппозиционный орган печати “Нью-Йорк уикли джорнэл”. Как и положено, его тут же арестовали и посадили в тюрьму. Но (“слушайте, слушайте! И не говорите, что вы не слышали!”) суд присяжных его оправдал! Так в Америке была утверждена свобода печати.
Думаю, что имперским он по-настоящему, стал после строительства канала Эри, соединившего реку Гудзон с Великими Озёрами. Это была поистине великая стройка века и диктовалась она насущной необходимостью. Продвигаться вглубь континента и осваивать его было неимоверно трудно из-за отсутствия хороших дорог. Перевезти тонну груза от Буффало до Нью-Йорка стоило до ста долларов. После прокладки канала цена снизилась до 3 долларов. Разница!
Канал неразрывно связан с именем губернатора Де Витта Клинтона. Это он яростно боролся за его строительство, преодолевая бешеное сопротивление. Долгих 8 лет тысячи рабочих, в основном гонимых с родины голодом ирландцев, трудились там. И вот осенью 1825 года состоялось долгожданное открытие. На берега высыпали празднично одетые строители со своими семьями, а по каналу медленно проплывал первый пароход “Де Витт Клинтон”. А на носу стоял сам улыбающийся губернатор и благодарно раскланивался во все стороны. Это был самый длинный в мире канал – 584 километра. Перепад в уровнях между озёрами и Гудзоном составляет 170 метров, что потребовало строительства 83 шлюзов. И закипела жизнь, по берегам канала стремительно стали вырастать фабрики и заводы, склады и причалы. Но, увы, с развитием железных дорог экономическая его значимость значительно снизилась. Зато его основательно освоили туристы.
Две с половиной тысячи маленьких городков и селений по его берегам достойны всяческого внимания. У многих из них громкие названия: Рим, Амстердам, Итака, есть даже Одесса. Жители последней чётко отделяют свою от украинской:
- Это та, которая с лестницей? У нас немного поменьше... (Ха!).
В городках этих устраиваются различные фестивали, аттракционы, выставки произведений народных умельцев... Есть целая деревня-памятник деревянного зодчества Roma Rochester’s Strong...
Ну а как миновать Саратогу, где в 1777 году произошла победоносная битва между колонистами и английскими войсками, что ознаменовало собой перелом в Войне за независимость.
В имении Рокфеллеров в графстве Вестчестер находятся девять(!) витражей великого Марка Шагала. И они открыты людям. Идея украсить фамильную церковь витражами пришла в голову Эбби Олдрич Рокфеллер, большой ценительницы прекрасного. Она заказала их Матиссу, но мастер окончил только одну. Работу продолжил Шагал, увы, уже после смерти прекрасной Эбби. Особое внимание туристов привлекает гениальное “Распятие”, созданное в память Марка Рокфеллера, молодого археолога, погибшего в Гвинее, в Африке.
В крохотной Итаке привольно расположился Корнеллский университет, один из восьми, входящих в так называемую “Лигу плюща” (имеется в виду, что они такие старые, что плющ успевает обвить стены кампусов). Но, конечно, дело не в этом внешнем признаке (плющ покрывает многие строения). Так уж получилось по жизни, что за долгие годы на передовые позиции вышли именно эти университеты, где лучше всего поставлены обучение студентов и научная работа. Корнелл в их числе. 260 зданий, воплощающих в себе различные архитектурные стили, расположились на площади в 745 акров. 30 Нобелевских лауреатов учились там или работали.
Основали университет два человека: Эзра Корнелл и Эндрю Диксон Уайт. Первый подарил графству Томпкинс публичную библиотеку с тем, чтобы она стала основой для создания в Итаке учебного заведения, где учили бы сельскому хозяйству и инженерному делу. Эндрю Уайт добился выделения земли для строительства университета. Он же в 1868 году стал его первым президентом . Он первым в Америке предоставил студентам свободу выбора предметов для изучения. А через два года, также впервые, в университет стали принимать и женщин.
Итака расположена в районе Пальчиковых озёр, одного из самых прекрасных мест в Америке. Их происхождение объясняет индейская легенда. Когда бог сотворял мир, эти места так ему понравились, что он приложил к ним свою руку. И на земле остался след от его могучей десницы, который впоследствии заполнился водой. Так появились вытянутые, как пальцы, озёра. Правда, их не 5, а 11 (очевидно индейский, бог был многоруким). Ну а наука объясняет это значительно проще и приземленней: в давние времена по этим местам прополз трёхметровой толщины ледник, а “пальцы” - борозды, который он оставил. (Мне кажется, что первый вариант намного лучше).
Обилие озёр, защищённость горами привели к тому, что здесь образовался особый микроклимат, позволяющий в этих северных местах выращивать виноград! И что самое потрясающее - в районе Пальчиковых озёр масса винодельческих хозяйств. А знатоки знают, что не бывает ничего более прекрасного, чем местные вина, изготовленные в небольших количествах и несущие в себе аромат естественности и чистоты. Любители приезжают сюда издалека за рислингами и каберне.
Виноделие здесь молодое и связано с именем украинца Константина Франка (ай да наши!). Он основал четверть века назад первую “винарню” и научил этому искусству многих других. Правда, превзойти по вкусу рислинг от Франка не удаётся пока никому.
Отдыхать среди озёр и водопадов, вкушать изысканные деревенские яства, просто наслаждение. От одних названий посёлков веет стариной: канандайгуа, ханиоэ... Так прозвали эти места индейцы племени навахо.
В штате 6.173 естественных водоёма, 4 тысячи озёр и прудов. Его национальные парки, исторические заповедники и зоны отдыха посещают 65 миллионов человек. Особенно привлекательно для американцев имение Рузвельтов, где родился великий президент Ф.Д. Рузвельт. Его даже прозвали “Летним Белым домом”. А неподалеку усадьба Элеонор Рузвельт. Тоже не бедная женщина, кстати, они из одного рода, правда, не близкие родственники.
И, конечно же, путешествуя по штату, не миновать её столицы, города Олбани. В этом месте когда-то пришлось перезимовать капитану Хадсону, когда он плыл вверх по реке, названной потомками его именем. Здесь он натолкнулся на пороги, понял, что это не пролив между океанами, как он надеялся, а река. И застрял надолго.
Потом, уже при англичанах, этот основанный валлонами форт Оранж переименовали в честь родственника короля герцога Джеймса Олбани. Сейчас это город со 100-тысячным населением. Главная его достопримечательность - Капитолий, выстроенный по проекту известного американского архитектора Генри Ричардсона. Выпускник “Школы Изящных Искусств” в Париже, он принадлежал к поколению молодых творцов, уставших от классических греческих шедевров и обративших свои взоры к романскому стилю. Наиболее прославленное творение Ричардсона находится в Бостоне - это церковь Святой Троицы, куда в обязательном порядке водят всех туристов.
Капитолий в Олбани строился долгих 25 лет и безумно роскошен. Наружная лестница из 77 ступеней (!) ведёт к главному входу. Внутренние лестницы отличаются совершенством даже на фоне великолепных интерьеров залов (одну из них - “Западную” прозвали “лестницей в один миллион долларов”). Камин в зале апелляционного суда выполнен из сиенского мрамора и мексиканского оникса. Открыт был Капитолий в 1899 году президентом Теодором Рузвельтом.
И, наконец, на севере штата, на границе с Канадой, гремит, звенит, шумит знаменитый водопад на реке Ниагара. 500 тысяч тонн воды ежеминутно (!) низвергается с высоты 158 футов. Река тут разбивается крохотным островком на два рукава. Наиболее мощное течение уходит на канадскую сторону, и вид оттуда более впечатляющий. Но и с нашего, американского, тоже не слабо. Любители острых ощущений спускаются к подножию водопада по скользким ступеням, остальное человечество – на лифте. Рассказывать что-либо туристам в этом громе бесполезно. Не слышно. Хотя бытует в туристском фольклоре такая реплика гида: - Ну а теперь, если дамы немного помолчат, мы услышим шум Ниагарского водопада!
Таков этот штат Нью-Йорк - от столицы мира до гигантского водопада. Одно слово: имперский!
(Продолжение в следующем номере)