Кино - кольцо, а у кольца...

Кинозал
№2 (298)

Выход на экраны первой части «Властелина колец», которая так же, как и роман, по которому она снята, называется «Братство кольца» («Fellowship of the Ring»), был встречен полным восторгом со стороны как профессиональных критиков, так и простых кинозрителей. Первые, давно потеряв какие бы то ни было представления о том, что такое настоящее кино, купились на китчевые красоты в стиле арт-нуво и прерафаэлитов и уже объявили фильм чуть ли не главным киношным событием года, а вторые давятся в очередях, чтобы ознакомиться с новым «шедевром» хотя бы на пару часов раньше своих соседей. Короче говоря, все как всегда, и все при деле.[!]

Эпопея Дж.Р.Р.Толкина «Властелин колец» вышла в 1954 году, но успехом пользовалась только у очень узкого круга друзей английского филолога, который был известен не столько какими-то научными достижениями, сколько своим затворничеством и убежденным женоненавистничеством. Так бы и канула его книга на свалке миллионов других не нашедших своего читателя литературных опусов, если бы не наступила на западе в 60-е годы эпоха хиппи. «Дети цветов», как любили называть себя длинноволосые борцы с буржуазным болотом, революционерами оказались никудышными. Дальше слов дело у них не пошло, так как интересовалось это поколение в основном анашой, галлюциногенными грибочками, групповым сексом, оглушающей музыкой и прочими средствами побыстрее и покруче «забалдеть». В числе прочих методов ухода от обрыдшей реальности огромную популярность приобрели различные восточные «духовные» учения и прочая фантастика. Вот тут тысячестраничное сочинение Толкина пришлось как нельзя более кстати: уж оно-то давало возможность уйти в мир Средиземья, созданный воображением писателя и населенный самыми причудливыми существами - от эльфов и троллей до карликов, хоббитов и прочих порождений отравленного наркотическим дурманом мозга.
Работу Толкин проделал действительно, как сказал бы классик советской поэзии «адову». Он придумал для своего мира не только сотни героев, но и создал для каждого народца свой искусственный язык (пригодилось-таки филологическое образование), свою подробнейшую географию, историю и прочие, как говорят сегодня, прибамбасы и навороты. На мой непросвещенный взгляд, все это не спасло его гигантскую эпопею и не смогло избавить ее от самого непростительного для любого произведения искусства недостатка - занудности.
По правде сказать, я лично несколько раз брался читать «Властелина колец» и по-английски, и по-русски, но ни разу не смог продраться через его непроходимые по своей бесконечной скуке дебри. Та же самая проблема возникла у меня и с фильмом, который поставил новозеландский режиссер Питер Джексон, до сих пор прославившийся только несколькими фильмами ужасов да стильным триллером о девочках-убийцах под названием «Небесные создания» («Heavenly Creatures»). Так что к экранизации толкинского эпоса он, как видим, пришел во всеоружии кинематографического мастерства.
Работа над всеми тремя частями «Властелина колец» велась одновременно, и в результате съемки, проходившие в Новой Зеландии, обошлись компании «Нью лайн» в 300 с лишним миллионов долларов. Выпускать же картины будут постепенно - раз в год, под Рождество наверное, для того, чтобы растянуть удовольствие.
Скажу сразу: с точки зрения визуально-изобразительной, в фильме действительно немало приторных красот, причем таких, что турагенты новозеландских островов уже в нетерпении потирают руки - ожидается, что после просмотра фильма люди толпами ринутся воочию посмотреть на землю хоббитов и эльфов. Боюсь, правда, что большинство ждет суровое разочарование - в наш век компьютеризированного кино доверять увиденному на экране могут разве что малые дети. Впрочем, на них фильм в первую очередь и рассчитан. Взрослые же зрители скорее всего будут чувствовать себя в кинозале неуютно и одиноко - как, впрочем, они почти всегда и чувствуют себя сегодня, причем не только в кино.
Фильм начинается с вступления, в котором рассказывается предыстория всего того занудства, которое нам предстоит потом смотреть в течение трех часов. Много лет тому назад злой волшебник Саурон выковал кольцо, наделенное властью над миром. Это, правда, не помешало ему тут же это кольцо потерять в битве с простыми смертными - король Гондора Исильдур отрубил Саурону палец, завладел кольцом, но и сам тоже пал его жертвой. Таким образом, идея всемогущества перстня оказалась скомпрометированной дважды, а само оно досталось хоббиту по имени Бильбо Бэггинс, который благодаря ему перестал стареть и обрел способность делаться невидимым. Собственно говоря, главная сюжетная линия фильма начинается с того, что Бильбо решает покинуть идиллический городок хоббитов и передает кольцо главному герою картины и своему юному племяннику Фродо Бэггинсу (актер Элайджа Вуд).
Тут, конечно же, выясняется, что за кольцом охотятся силы зла, каковые поначалу олицетворяют черные всадники, гоняющиеся за Фродо и его друзьями-коротышками по лесам и полям. В одиночку хоббитам с ними не справиться, и на помощь им приходит добрый волшебник Гэндалф (актер Иен Маккеллан). Правда, в самый ответственный момент он бросает Фродо на произвол судьбы, с помощью всяких других доброжелательных существ кольцо все-таки удается вывезти в страну эльфов. Там на совете всех населяющих Средиземье племен принимается решение его уничтожить. План мне лично показался очень даже хорошим, но тут оказалось, что осуществить его можно только одним-единственным способом: бросив проклятый перстень в жерло вулкана, в адском пекле которого он и был выкован. Добраться туда, понятное дело, нелегко, и в опасный путь Фродо пускается в компании еще восьми спутников - трех хоббитов, Гэндалфа, эльфа, карлика и двух невероятно драчливых и свирепых вояк с длинными немытыми волосами.
На этом сюжетная линия, собственно говоря, и заканчивается, потому что весь остальной фильм состоит из бесконечной череды сменяющих друга батальных сцен - герои сталкиваются с очередными монстрами, побеждают их, идут дальше, встречают еще каких-нибудь чудовищ, дерутся с ними, продолжают свой путь, еще кого-нибудь убивают - и так без конца (точно как в популярной некогда песенке про кольцо). При всем мастерстве комбинированных съемок, изобретательности костюмеров, художников, гримеров, оператора и режиссера все это надоедает буквально минут через 15-20, а впереди таких баталий еще великое множество. Бесконечные драки, погони и потасовки могут, наверное, увлечь мальчиков младшего школьного возраста, но для хорошего приключенческого фильма нужна, по-моему, не одна только голая интрига, а еще и взаимоотношения между героями, интересные характеры и хоть какая-то любовная линия. Иначе все происходящее на экране, как бы красиво все это ни было снято, просто оставляет равнодушным.
По-настоящему заслуживающими внимания мне показались только два момента.
Во-первых, «братство кольца» состоит исключительно из одних представителей белой расы, в то время как злодеи довольно недвусмысленно напоминают какую-то помесь африканцев с новозеландскими аборигенами племени маори.
Таким образом авторы хотят представить все происходящее не просто как битву между добром и злом, а как настоящее столкновение цивилизаций, в которой голубоглазые и светловолосые герои противостоят силам тьмы.
Не сомневаюсь, что Толкин, который писал свой труд в период распада Британской империи, пытался таким незамысловатым образом оправдать ту чудовищную жестокость, которую англосаксы проявляли по отношению к местному населению в своих колониях. Сегодня эта коллизия приобретает уже несколько иные тона войны не только расовой, но и религиозной, так что злободневность темы и ее пропагандистский пафос полностью сохраняются и даже усиливаются.
Правда, если разобраться, ничего плохого, кроме попыток завладеть украденным у них кольцом, отрицательные персонажи и не делают, а хоббиты и их союзники просто-напросто защищают свой примитивный буржуазный мирок, или, как принято сегодня говорить, «свой образ жизни». Впрочем, и это тоже довольно точно отражает реальный расклад уже не в Средиземье, а, скажем, в Средиазье.
Второй момент, показавшийся мне интересным, связан не так даже с «Властелином колец», как с корнями мифотворчества вообще. Не секрет, что в работе над своим эпосом Толкин широко использовал исландские саги, нордические предания и многочисленные лейтмотивы англосаксонской мифологии от «Беовульфа» до легенд о короле Артуре. Но создать новой мифологемы ни ему, ни тем более Питеру Джексону, так и не удалось. В погоне за чисто фантастическими «придумками» они оба, как мне кажется, полностью пожертвовали драматическим напряжением, трагизмом, а в конечном итоге и тем высшим смыслом, без которого немыслим настоящий миф. Напрашивающееся сравнение со сделанным на очень схожем материале «Кольце Нибелунгов» Рихарда Вагнера «Властелин» явно проигрывает, а с «Хрониками Нарнии», которые создал современник и близкий друг Толкина Клайв Льюис, его сравнивать вообще нельзя – как бы ни хотелось фанатичным поклонникам «Властелина» увидеть в нем скрытый религиозный и философский подтекст, достаточно открыть любую книгу Льюиса для того, чтобы понять, что Толкин написал самую обыкновенную детскую сказку. Фильм, соответственно, получился тоже детским, хотя многие дети, посмотрев его, могут от страха надолго лишиться сна или известись от ночных кошмаров.
Питер Джексон, конечно, неизмеримо талантливее начисто лишенного какой бы то ни было искры постановщика «Гарри Поттера» Криса Коламбуса, но по сути обе трилогии, которые теперь будут каждое Рождество вступать в битву друг с другом за кассовые сборы, - это пустышки, на которые даже жалко тратить время. И хотя «Властелин колец» - пустышка гораздо более изобретательная, ничего выше бледной троечки я ей по нашей десятибалльной шкале поставить все равно не могу. Пустышка - она ведь пустышка и есть, даже если ее красиво раскрасить и замаскировать под мифологему.


Комментарии (Всего: 1)

автор статьи полный мудак. Он ненавидит детей. И возможно он скрытый педофил. Поэтому его место в морге с трупами (орками). Даздравствует Крис Коламбус и его исскуство.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *