Когда точка превращается в многоточие...

Америка
№18 (1149)

Верховный суд осудил практику депортации легальных и нелегальных иммигрантов за ненасильственные преступления в рамках затянувшегося дела “генеральный прокурор Джефф Сешнс против иммигранта Джеймса Димайя” (Sessions v. Dimaya). Решение шокировало и Белый дом во главе с Дональдом Трампом, и Управление по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE) под руководством Томаса Хомана. 

Вкратце о предыстории дела Sessions v. Dimaya. 

Уроженец Филиппин Джеймс Димайя легально приехал в Соединённые Штаты и получил грин-карту в 1992 году. В 2007 и 2009 его дважды арестовывали и приговаривали к незначительным срокам за воровство. Он вламывался в дома в отсутствие хозяев и уходил с ценными вещами. 

В 2016 году Димайя попал в руки агентов ICE, и те решили за совершённые преступления аннулировать его вид на жительство и отправить обратно на Филиппины. Когда к власти пришёл Дональд Трамп, аресты иммигрантов с преступным прошлым усилились, и Димайя должен был проиграть в суде своё право остаться в США.

Здесь началось самое интересное. На филиппинца вышли правозащитники и юристы, ратующие за амнистию нелегалов, и за несколько месяцев создали судебный иск к генеральному прокурору Джеффу Сешнсу. В иске утверждалось, что документ под названием Immigration and Nationality Act подразумевает депортацию иммигрантов за убийства, изнасилования, сексуальные преступления против детей, а также “насильственные преступления” (aggravated felonies). Воровство, которым промышлял Димайя, таковым не является. Следовательно, он должен не просто получить шанс остаться в США с грин-картой, но и получить возможность подать документы на американское гражданство. 

Сешнс поначалу отнёсся к иску с равнодушием, однако стремительное развитие событий быстро привело к тому, что массивный документ с надписью Sessions v. Dimaya оказался в Верховном суде. Судьи начали его изучать, и сами оказались в затруднительном положении.

С одной стороны, каждый здравомыслящий человек согласится с утверждением, что преступники Америке не нужны. Неисправимых воров, мошенников, грабителей, педофилов и иных отморозков необходимо депортировать и лишать грин-карт/гражданства США.

С другой стороны, преступления бывают разные. Если, например, какой-нибудь отец троих детей после тяжёлого рабочего дня напился в баре, а потом подрался с такими же пьянчугами, что привело к серьёзным обвинениям, включая, сопротивление аресту, то следует ли выбрасывать такого человека из страны? В конце концов, оступиться может каждый, и зачастую депортация - слишком сильный удар как по близким обвиняемого, так и по самому оступившемуся, на семейной жизни которого можно ставить крест. 

Более того, понятие “насильственные преступления” - слишком размытое. Ему невозможно дать чёткую трактовку. К примеру, в депортационном центре Калифорнии содержится нелегал из Китая, которого однажды трое отморозков на встретили улице плевками,  расисткой бранью, а затем перешли и к физическому насилию. Иммигрант унижений терпеть не стал. Он сбегал домой за бейсбольной битой, догнал обидчиков (коими оказались неоднократно судимые бездельники-наркоманы) и хорошенько всех отмутузил.

Теперь нелегала обвиняют в нападении и нанесении тяжкого вреда здоровью. В соответствии с Immigration and Nationality Act, он должен отправиться в Китай первым же рейсом. Здравый смысл и адвокаты обвиняемого говорят о том, что он не преступник, а настоящий герой, сумевший за себя постоять. 

Подобных случаев довольно много, и богатый опыт прокуроров, судей, адвокатов говорит о невозможности легко поделить преступления на тяжкие и нетяжкие, “хорошие” или “плохие”. Рассматривать же каждый случай в отдельности, не обращая на контекст Immigration and Nationality Act, не представляется возможным. Тогда загруженные иммиграционные суды окончательно встанут. 

Таким образом, четверо из пяти верховных судей, которых принято считать либеральными, встали на сторону Димайя. Поскольку он не является насильником, педофилом, убийцей и не наносил тяжкий вред чьему-либо здоровью - он должен получить шанс остаться в стране. 

Ещё четверо судей встали на сторону Сешнса. Они руководствовались принципом “вор должен сидеть в тюрьме” (то есть преступник должен быть депортирован) и трактовали термин “насильственные преступления” как “уголовные преступления”.  

Все ждали, что назначенец Трампа Нил Горсач встанет на сторону Джеффа Сешнса, однако консервативный судья поддержал либеральное крыло верховных судей, и обосновал своё решение именно размытостью трактовки “насильственные преступления”. Горсач, напомним, считается главным оригиналистом в Верховном суде. Он принимает все решения на основе текста закона, и его симпатии к республиканской партии не имеют к принятому решению никакого отношения. 

Таким образом, Димайя не только выиграл, но и создал прецедент, позволяющий иммигрантам, совершившим определённые преступления, остаться в Соединённых Штатах. Теперь адвокаты, защищающие, например, магазинных воров и угонщиков автомобилей, которым светит депортация, могут ссылаться на решение Верховного суда по процессу Sessions v. Dimaya. 

Решающий голос Горсача породит две тенденции.

Первая: агентам ICE станет сложнее работать. 

Они уже не смогут брать из базы данных адреса проживания всех когда-либо судимых иммигрантов, а потом их последовательно арестовывать. “Айсовцам” придётся проявлять недюжинные детективные способности и задерживать только самых опасных нелегалов и обладателей грин-карт. В частности, освобождающихся из тюрем насильников и педофилов. 

Вторая тенденция: тот факт, что наличие хорошего иммиграционного адвоката - лучший способ борьбы с депортационной машиной, стал ещё очевиднее и важнее. Каждый иммигрант, не имеющий гражданства США, но имеющий судимости, должен быть готов к битве в иммиграционном суде. Эта битва с высокой степенью вероятности будет выиграна, но не без помощи опытных юристов, конечно. 

Напоследок стоит сказать, что точка в деле Sessions v. Dimaya совпала с началом новых иммиграционных баталий в Конгрессе. В планах республиканцев и демократов - масштабная реформа, которая поможет “отремонтировать” неработающие иммиграционные механизмы. Подробности нового законопроекта станут известны в начале мая.