Маленькие слуги большого народа

Америка
№24 (1155)

Ведущие политологи Соединённых Штатов выдвинули интересную теорию, которая объясняет возросшее недоверие народа к республиканской и демократической партии, а также низкий рейтинг поддержки членов Палаты представителей - структуры, ответственной за принятие федеральных законов. 

По мнению экспертов, все проблемы кроются в чрезмерно большом населении страны и чрезмерно маленьком количестве политиков в Нижней палате Конгресса. Если в 1789 году один федеральный законодатель представлял интересы 57,169 американцев, то сегодня он защищает интересы 747,184 человек. 

Ни одна другая цивилизованная страна мира не имеет такого маленького количества законодателей в пересчёте на количество жителей. США почти в три раза обгоняют Японию (272,108 граждан на одного законодателя), а также Южную Корею (172,118) и Австралию (164,186). Страны вроде Исландии вообще имеют одного законодателя на каждые 5,533 человек. 

Проблема "маленькой Палаты представителей" на самом деле значительно глубже, чем кажется. Каждый конкретный законодатель не в силах объективно и в полной мере оценить нужды своих граждан. Как результат, принятие важных федеральных законов тормозится, а их содержание меняется вовсе не в интересах простых американцев. 

Кроме того, рядовые жители практически лишены возможности лично обратиться к члену Палату представителей. В последнее время до законодателей не могут достучаться даже большие правозащитные организации и частные компании. Связь между народом и законодателями всё чаще осуществляется через лоббистские компании, которые, как известно, работают только за деньги. За очень большие деньги.

Наиболее остро проблема несовместимости народных желаний с федеральными законами наблюдается в Монтане. Один федеральный законодатель от этого штата представляет аж 1,059,639 человек. Как результат, монтанцам очень трудно повлиять на продвижение каких-либо национальных биллей. В законодательном плане штат совершенно бесполезный. Воля народа здесь не имеет особого значения, а единственный член Нижней палаты - Грэг Джанфорте (Greg Gianforte - республиканец) - лакомый кусок для всех лоббистских компаний и крупных корпораций. 

Численность членов Палаты представителей, напомним, не меняется с 1913 года (435 человек). За последующие 115 лет, однако, население США увеличилось более чем в три раза. Предложение "увеличить количество мест в Палате представителей, пока народные избранники полностью не отделились от народа" поступали на протяжении последнего столетия регулярно. За это время, однако, магическая цифра "435" стала таким же "табу" как и Конституция США. 

Согласно последним опросам центра Pew, только 28% американцев считают, что количество кресел в Палате представителей необходимо расширить. 51% предлагают оставить всё как есть. При этом обе категории опрашиваемых признают "некоторые проблемы" с законодателями, кругозор которых слишком узок для продвижения народных интересов.

Одно из самых здравых предложений, позволяющих решить проблему "маленьких представителей большого народа" получило название Wyoming Rule: количество членов Нижней палаты должно увеличиваться пропорционально численности каждого конкретного штата. 

Если хотя бы каждые 500 тысяч жителей получат одного своего человека в Палате представителей, то любая политическая дискуссия станет острее и объективнее. Законодатели станут чаще общаться с прессой и активнее высказываться по важным вопросам. Шансы на то, что каждый штат будет представлять и демократ, и республиканец кратно возрастут.   

Здесь стоит привести в пример вышеупомянутого Джанфорте, который, являясь самым богатым человеком в Конгрессе (состояние - $315 млн.), придерживается кардинально консервативных взглядов по всем вопросам (запрет абортов и марихуаны, усиление роли религии и т. п.). В большой и свободной Монтане живёт масса либералов и независимых, однако лицо штата в Конгрессе – закоренелый демагог Грег. 

Расширение Палаты представителей необходимо ещё и потому, что некоторые политики заседают в Палате представителей десятилетиями. Вспомнить хотя бы демократа Джейми Виттена (Jamie Whitten), представлявшего Миссисипи. Он "зашёл" в Палату в 1941-м и "вышел" оттуда только в 1995-м (53 года и 60 дней), когда со здоровьем стало совсем плохо. 

Виттен сделал немало хорошего, однако практически все политологи признают, что уступи он в своё время дорогу молодым, Миссисипи развивался бы куда быстрее. В конце концов, принцип сменяемости власти как главный элемент развития страны/штата работает не только в отношении президентов (два срока по четыре года), но и членов Конгресса. Поэтому сроки пребывания во власти необходимо урезать/ограничить и членам Сената, и членам Палаты представителей. Это нововведение особенно актуально в 21-м столетии, когда узурпировать власть в Соединённых Штатах могут как леворадикалы, так и праворадикалы.

Чем быстрее растёт население страны, тем больше разрыв между простым народом и их "представителями" в законодательной власти. Согласно демографическим прогнозам, уже к 2070 году население США увеличится до 435 млн. человек. Следовательно, каждый законодатель в Нижней палате Конгресса будет представлять один миллион человек. Это чревато сепаратистскими настроениями в обществе и стремлением одних регионов отделиться от других. Подобное сейчас происходит в Калифорнии, которая может распасться  на несколько частей в результате референдума (главная причина недовольства - один губернатор на 40 млн. жителей). 

Самые большие скептики не исключают будущей Гражданской войны, если цифра "435" в Палате представителей не сменится хотя бы на "750" или ещё лучше – на "1000". 

Напоследок стоит напомнить читателям, что 6 ноября 2018 года состоится борьба за все 435 мест в Палате представителей. Будем надеяться на масштабное обновление Нижнего органа в Конгрессе. Как показывают тенденции последних лет, не так уж важно, кто именно - республиканец или демократ - представляют народ в Конгрессе. Главное, чтобы этот был сменяем.

Евгений Новицкий