"Большая игра" на Ближнем Востоке

В мире
№36 (1167)

Александр МАЙСТРОВОЙ

События вокруг Газы по-прежнему в фокусе внимания израильских СМИ. Мы прекрасно осведомлены о "взгляде изнутри": причинах, по которым правительство не хочет осуществлять крупномасштабную операцию в секторе. Это и страх перед неизбежными потерями. И нежелание брать ответственность за будущее гигантского муравейника, коим остается Газа. И опасения в том, что новые правители здесь окажутся хуже нынешних (знакомый дьявол лучше незнакомого, говорят нам). И боязнь тотального хаоса, способного перерасти в гуманитарную катастрофу. И, наконец, стремление завершить строительство системы бомбоубежищ в поселениях на границе к 2019 году. Оправданы или нет эти доводы – другой вопрос, но есть момент, который практически полностью выпадает из нашего поля зрения: внешнеполитический фон, на котором происходит мини-война в Газе.

...В конце XIXвека британский офицер Артур Конопли ввел в оборот термин "большая игра" ("Great Game"). Речь шла о противостоянии (посредством, как бы мы сказали сейчас, альянсов и "прокси") Великобритании и России на Среднем Востоке. Война эта шла, впрочем, без малого сотню лет и во многом определила судьбу региона. Изменились игроки, коалиции и методы игры, но не ее правила.

Есть два круга "большой игры". Первый, ближний, охватывает Египет и Иорданию.

Отчаянные усилия президента Египта ас-Сиси погасить пожар в Газе - не прихоть и не желание повысить престиж в клубе сильных мира сего. Им движет страх за будущее режима. Огромная масса египтяне не отвернулась от "Мусульманских братьев", а те лишь ждут удобного момента, чтобы напомнить о себе. Вторжение "сионистов" в Газу может стать тем спусковым механизмом, который приведет в действие религиозный запал в сердце почти стомиллионной страны. Египет увяз в бедности и отчаянии: каждый пятый – безработный, каждый третий молодой египтянин прозябает в нищете, урожаи хлопка снижаются, туризм, если и растет, то слишком медленно. Момент, когда наэлектризованные толпы выплеснутся на улицы Каира, требуя остановить "гибель братьев" в Газе, станет наилучшим подарком египетского народа ХАМАСу. Во главе этих толп пойдут проповедники-исламисты, и ас-Сиси рискует закончить свою карьеру куда плачевнее Хусни Мубарака.

Не менее опасен для него сценарий, при котором Газа станет оплотом салафитов, действующих на Синае. Тогда Египет, а не Израиль, отгородившийся стеной от проклятого Аллахом анклава, станет главной мишенью боевиков "Исламского государства". На ХАМАС ас-Сиси может воздействовать. На ИГ – нет.

Король Иордании Абдалла руководствует сходными соображениями. В отличие от Египта, "Мусульманские братья" стали по воли короля частью политической системы: они – ведущая фракция в парламенте и союзники Абдаллы в борьбе со светской демократической оппозицией. Но это не делает их менее опасными. На протяжении вот уже восьми лет они неуклонно добиваются реформы политической системы. Не король, а ведущая парламентская фракция (то есть "братья") должны назначать премьер-министра. Не король, а народ (опять же они) должны назначать депутатов в верхнюю палату парламента. И главное требование – разрыв дипотношений с Израилем. Большая война в Газе резко взвинтит страсти, усилит "братские" позиции и позволит осуществить бескровный переворот, превратив Абдаллу в номинальную фигуру, вроде английской королевы.

Для Израиля страхи его соседей трансформируются в собственный кошмар, при котором он сразу на двух границах получит вместо более или менее вменяемых партнеров фундаменталистские агрессивные режимы.

Но есть еще и внешний круг "большой игры", и калибр игроков здесь иного порядка.

Дональд Трамп, чья амбициозность сравнима лишь с его же напористостью, готовит "сделку века" - соглашение между Израилем и палестинцами, и он не тот человек, который позволит кому-то вставать на своем пути. Даже друзьям и союзникам. "Сделка века", если верить западным источникам, опирается на план саудовского кронпринца Мухаммеда бин-Салмана, опубликованный в "Нью-Йорк таймс" в декабре прошлого года.

План предполагает создание не связанных между собой анклавов в Иудее и Шомроне и ограниченный суверенитет палестинского государства с деревней Абу-Дис под Иерусалимом в качестве столицы. Поселенческие блоки и крупные поселения сохраняются, "беженцы" лишаются права на возвращение в Израиль. Этот проект, самый благоприятный для Израиля за всю его историю, фактически снимает с него "палестинское бремя", которое он тащит на себе уже более полувека, а США и Саудовская Аравия устраняют главное препятствие на пути созданию мощной анти-иранской коалиции. Визит в Иерусалим Джона Болтона – одного из наиболее искренних и надежных союзников Израиля – посвящен этому грандиозному проекту.

Начать собираются с Газы. Почему? Причина – категорический отказ Абу-Мазена от сотрудничества с США, и решение проблемы сектора призвано обойти его.

Урегулирование планируется совершить в несколько этапов. Первый – долгосрочное прекращение огня, достигнутое при участии Каира, Эр-Риада и Абу-Даби. Второй этап - реконструкция сектора посредством экономических и гуманитарных проектов, спонсируемых богатыми нефтяными монархиями и ООН. Проверка грузов в Газу должна осуществляться в одном из портов Кипра с участием Израиля. Массированная военная операция в Газе и ее тотальное разрушение ни коим образом не отвечают этому проекту. Свержение ХАМАСа возможно только изнутри, как это произошло с другими арабскими режимами.

Для Израиля план Трампа не просто приемлем, но крайне выгоден. Он нейтрализует ХАМАС, который оказывается в полной зависимости от арабских режимов (а они, в отличие от европейцев, деньги на "добрые начинания" на ветер не выбрасывают), подрывает позиции Аббаса и, самое важное, прокладывает путь для открытого создания анти-иранского блока. Именно поэтому Иран посредством ХАМАСа и "Исламского джихада" делает все, чтобы сорвать этот план провокациями на земле, под землей и в воздухе.

Опасный и болезненный изъян упомянутой "большой игры" - фактическое превращение жителей поселений вокруг Газы в заложников ХАМАСа и частичная утрата фактора сдерживания. Однако критика Нафтали Беннета в адрес Авигдора Либермана сегодня - пустая демагогия. Будь Беннет сам министром обороны, он не смог бы изменить ситуацию – и не потому, что ему пришлось бы идти против воли премьера, а потому, что ни одна страна не может пренебречь долгосрочными стратегическими интересами во имя текущих тактических соображений и первичных благих побуждений. Точно так же, как не может она и плыть против течения, когда течение это задается таким человеком, как Трамп, и ближайшими союзниками в регионе.

Законы "большой игры" - к лучшему и к худшему - остаются неизменными в любом веке.

"Новости недели"