Служить и защищать

Америка
№49 (1180)

Члены Палаты представителей от демократической партии Элеонор Нортон (Вашингтон, округ Колумбия) и Дон Бейер (Вирджиния) представили законопроект, обязывающий всех американских полицейских носить на груди видеокамеры. Кроме того, билль предусматривает оснащение видеонаблюдением внутренних салонов патрульных машин, а также установку фронтальной камеры.

Прецедентом для созд ания законопроекта послужило убийство в штате Вирджиния 25-летнего американца Биджана Гайсара.

17 ноября 2017 года он поехал к родителям на ужин, и по пути врезался в автомобиль водителя Uber. Последний позвонил в полицию, но Гайсар уехал с места происшествия. Позднее патрульный остановил Биджана и выстрелил в него девять раз. Гайсар пролежал десять суток в реанимации и скончался.

Детали расследования оказались засекреченными, поэтому убийство спровоцировало митинги протеста по всей стране. Родители погибшего, который не имел арестов/судимостей и работал в бухгалтерском офисе своего отца, подали иск о компенсации в размере $25 млн. 

По мнению Нортон и Бейер, подобных нелепых убийств становится с каждым годом всё больше. Стражи порядка превышают полномочия, беспричинно используют физическую силу и спецсредства, а потом откровенно врут или не говорят всей правды в официальных рапортах. При этом таких полицейских очень редко просят пройти проверку на детекторе лжи.  

Новый законопроект имеет практически 100-процентные шансы на прохождение в Палате представителей 116-го Конгресса, который начнёт работу 3 января 2019 года. Демократы, напомним, получат в обновлённой Нижней палате 232 места, а республиканцы только 199 кресел. 

По мнению Нортон и Бейера, нет ни одной причины считать, что камеры в машинах и на груди полицейских - плохая идея. Эксперименты в разных штатах страны показали их невероятную эффективность. Более того, сегодня уже никто не может назвать видеосъёмку вмешательством стражей порядка в частную жизнь. Дело в том, что подавляющее большинство камер снимают постоянно и имеют одну единственную кнопку. Если нажать на неё, то в памяти устройства сохранятся последние отснятые 30 - 45 минут. Остальной отснятый материал удаляется автоматически.

Кроме того, камеры невозможно взломать посредством хакерских атак, так как они не подключены к интернету. Извлечь видео может только специалист, работающий в полиции, и имеющий к этому допуск.

Таким образом, камеры совершенно не противоречат Конституции, а также каким-либо законам штатов, графств и городов. Отснятый материал - это своего рода виртуальный свидетель произошедшего, который на условиях анонимности расскажет адвокатам, судьям и прокурорам всю правду.

Типичный случай использования камеры произошёл в Калифорнии. Полицейские приехали в дом, куда забрались грабители, и на протяжении получаса преследовали преступников по переулкам. Погоня сопровождалась стрельбой с обеих сторон. Когда грабителей поймали, заковали в наручники и посадили в машины, полицейские нажали на кнопки камер и сдали устройства вместе с рапортами о произошедшем.

Адвокаты задержанных обвинили стражей порядка в стрельбе по невооружённым людям и в расистских высказываниях. Более того, нашлось около десятка свидетелей из местных жителей, которые в своих показаниях покрывали грабителей.

Тем не менее, отснятый материал расставил все точки над "i".

Любопытно, что адвокаты жертв полицейских стали использовать отсутствие видеозаписи с нательной камеры в качестве веского аргумента, доказывающего вину стража порядка. Если офицер отказался нажимать на кнопку, значит он попытался скрыть правду.

Законопроект Нортон и Бейера предусматривает именно внедрение видеокамер, а не их обязательное использование. Полицейские могут не сохранять видеозапись, но в таком случае они должны быть готовы к чрезмерной подозрительности адвокатов потерпевших.

Любопытно, что сами полицейские относятся к видеосъёмке неоднозначно. В регионах с низким уровнем преступности BodyCamerasвсячески приветствуются. Полицейские воспринимают технологию как ещё один способ доказать свою честность и профессионализм.

В рассадниках преступности, наоборот, полицейские считают камеры вредящими своей профессиональной деятельности. Это означает нежелание или невозможность представителей закона придерживаться профессиональных инструкций. Иногда начальство требует от офицеров большей раскрываемости преступлений и большего количества арестов. Как результат, полицейские могут тем или иным способом нарушать закон.

Тем не менее, правозащитники, помогавшие Нортон и Бейеру разрабатывать законопроект, считают, что со временем видеосъёмка станет важной частью полицейской статистики. Самые криминальные регионы страны будут определяться не только по количеству тяжких преступлений на количество местных жителей, но и по длительности отснятого материала. Если где-нибудь в Колорадо полицейские подкрепили видеозаписями 100% сомнительных судебных разбирательств между полицией и жертвами, а в Нью-Йорке - только 30%, то большие вопросы возникнут именно к нью-йоркской полиции. Чем реже стражи порядка того же Большого Яблока нажимают на кнопки видеокамер после арестов, тем выше непрозрачность всего нью-йоркского департамента полиции. Моментально возникают подозрения в сознательном замалчивании фактов и нежелании больших полицейских начальников "выносить сор из избы".

Кроме того, в криминальной статистике будущего будет интересен такой факт, как соотношение записанных на видео инцидентов и суммы выплаченных компенсаций жертвам полицейского произвола и/или халатности. По логике вещей, камеры должны снизить компенсации до нуля и заставить всех полицейских строго соблюдать профессиональные обязанности. 

Рассмотрение законопроекта Нортона и Бейера по существу начнётся во второй половине января. Многие сенаторы-республиканцы уже выразили готовность его поддержать, и тем самым провести в стране небольшую полицейскую реформу.

Максим Бондарь