У тюрьмы свои законы

Америка
№51 (1182)

Согласно данным Бюро юридической статистики (BJS), среднестатистический заключённый проводит в тюрьме всего 2 года и 6 месяцев или 46% озвученного судом срока наказания. Тенденции последних десятилетий показывают, что реальные сроки заключения постепенно уменьшаются у самых разных преступников, включая убийц и насильников. 

Юридическая система Соединённых Штатов выглядит весьма странно. С одной стороны, судьи выносят суровые приговоры, а журналисты освещают сложные судебные процессы. Когда судья выносит приговор, то в большинстве случаев упоминается максимальный срок наказания. Например, "до 25 лет" (up to 25 years). Законопослушная общественность считает приговор заслуженным и одобряет работу полиции, прокуратуры и суда. 

С другой стороны, когда преступник отправляется в тюрьму, он получает десятки разных возможностей сократить срок своего пребывания. Осужденный ими пользуется и оказывается на свободе, например, через 3 года вместо 25 лет. К этому времени о нём все уже забывают. 

Если бы во время судебных процессов общественность узнавала бы реальную продолжительность пребывания насильников и убийц за решёткой, то вся судебная и пенитенциарная система столкнулась бы с масштабными акциями протеста. 

Получается, что СМИ показывают людям торжество закона, преступники же живут по иным законам, которые подразумевают условно-досрочное освобождение. Как результат, многим насильникам и убийцам удаётся выйти н свободу после отбытия 20%-30% срока. 

Минимальные реальные сроки заключения вводят большинство американцев в заблуждение. Согласно опросам, 96% населения считают сроки за тяжкие преступления значительно больше, чем они есть на самом деле. Например, социологи спросили, сколько в Соединённых Штатах дают за убийство. Наиболее популярными ответами стали "25 лет" и "пожизненное заключение". 

В реальности, убийцы проводят в тюрьмах всего 15 лет (в среднем). Более 17% освобождаются, не отсидев и 10 лет. 

Даже родственники погибших крайне редко интересуются дальнейшей судьбой убийц. Они забывают о них сразу после того, как судья зачитывает приговор. И в большинстве случаев приговор оказывается суровым. Но только на бумаге. 

Удивительно, но одна из самых досрочно освобождаемых категорий преступников - наркоторговцы. В среднем, они проводят в тюрьмах всего 38% официального срока. То есть человек получил 10 лет за торговлю кокаином или героином, а через 3 года и 8 месяцев вышел на свободу. 

Возникает вопрос: каким образом наркоторговцам удаётся выходить досрочно, если они значительно чаще других преступников состоят в уличных бандах и совершают внутритюремные злодеяния? 

Ответ прост: характеристики в исправительных учреждениях часто пишут сами заключённые, которые активно сотрудничают с администрацией и избавляют сотрудников Исправительного департамента (DOC) от бумажной волокиты. Зэки банально подкупают таких "писарей" и куча рекомендательных писем, характеристик и других документов отправляется в специальную комиссию, которая принимает решение об условно-досрочном освобождении. 

Кроме того, в различных штатах страны существуют специальные тюремные программы, позволяющие выйти на свободу после получения высшего образования или, например, после определённого количества часов работы внутри исправительного учреждения.

С одной стороны, такие программы являются благом. С другой стороны, они крайне несовершенны. 

В Южной Дакоте был случай, когда эксперимент с условно-досрочным освобождением привел к освобождению убийцы, осужденного на 25 лет. Он провёл за решёткой всего четыре года, а когда освободился - убил жену мужчины, из-за которого попал в тюрьму. Впоследствии уголовник честно признался, что им двигало чувство мести и если бы он пробыл в тюрьме назначенные судьёй 25 лет, то гнев и злость, вероятно, пропали бы. 

Особо стоит сказать о такой разновидности преступлений как "offence" (примеры - вождение за рулём в нетрезвом состоянии, нападение, порча чужого имущества, неподобающее поведение и т.п.). Как оказалось, подавляющее большинство осужденных проводят в тюрьме меньше года. 

Профессиональным адвокатам часто удаётся превратить серьёзные преступления в "offence". Как результат, жертвы уголовников ждут, что их обидчиков посадят на долгие годы, а осужденные оказываются на свободе уже через несколько месяцев. 

Излишне говорить, что одна из причин досрочного выхода осужденных на свободу - чрезмерно перегруженная пенитенциарная система. В настоящее время непосредственно за решёткой находится 2.3 млн. человек. Все программы по разгрузке исправительных учреждений с треском провалились. Строить же новые тюрьмы власти не хотят, поскольку это требует больших расходов и крайне негативно отражается на репутации мэров, губернаторов и других политиков. 

К примеру, нью-йоркский градоначальник ДеБлазио пообещал закрыть знаменитый Райкерс-Айленд и преподнёс это событие как следствие снижения уровня преступности. На самом деле все зэки будут переведены в другие тюрьмы, а остров с невероятно дорогой землёй продан застройщикам частного жилья. Город на этой сделке ещё и заработает. 

Что касается полноценной тюремной реформы федерального масштаба, которая наведёт порядок в пенитенциарной системе, то она никогда не случится. Чтобы это произошло, необходимо сначала наделить заключённых правом голосования. В таком случае и демократы, и республиканцы станут бороться за голоса осужденных.

Пока же пенитенциарная система предоставлена сама себе. Тюремные боссы в целях экономии бюджета отпускают зэков раньше необходимого срока, и не видят ничего постыдного в том, что показатели повторных преступлений (рецидивов) превышают 90%. 

Евгений Новицкий