"Добровольные" рабы

Америка
№54 (1185)

В Соединённых Штатах резко выросло количество преступлений, связанных с работорговлей (HumanTrafficking). Об этом говорится в отчётном докладе вашингтонской правозащитной организации Polaris, которая, по итогам 2018 года, получила на 25% больше телефонных звонков на горячую линию National Human Trafficking Hotline, чемвпредыдущем.

Тем временем, американские спецслужбы сообщают, что работорговля, которая наряду с убийством и изнасилованием является старейшим преступлением в истории человеческой цивилизации, переживает новый период расцвета. По доходности эксплуатация рабов сравнима только с торговлей наркотиками и проституцией.

Главная же сложность борьбы с современными рабовладельцами заключается в непрозрачности криминального бизнеса. Как правило, рабы сознательно, а не принудительно совершают то, о чём их просят.

Таким образом, если в период рабства невольников ввозили в Америку закованными в кандалы, то сегодняшние жертвы HumanTrafficking- как правило, жертвы обстоятельств.

К примеру, для Камбоджи, Тайланда и Вьетнама распространена следующая ситуация.

Работорговцы предлагают симпатичным молодым девушкам переезд в США и неплохой (по местным меркам) заработок в проституции. При этом рабыням сразу же ставится условие: если они нарушат условия договора, то их родственники (как правило, родители) сильно пострадают (вплоть до убийства).

Азиатки пребывают в США через морские грузовые порты (проще говоря, в контейнерах) и затем приносят своим хозяевам до $200-$300 тысяч в год. Они имеют возможность общаться с родственниками по видеосвязи и отсылать домой немного денег, однако просить помощи у полиции они не могут: власти США способны защитить секс-рабынь, но не их родственников за границей.

Как результат, во время облав на бордели с рабынями (таких спецопераций проводится более 600 ежегодно) происходит парадоксальная ситуация. Проститутки утверждают, что работали добровольно и скрывают условия договора с рабовладельцами. Как результат, организаторы бизнеса остаются на свободе, а рабыни отправляются на родину. При этом они нередко снова возвращаются в Соединённые Штаты.

Секс-рабыни имеют только два способа обрести свободу в США и одновременно вывести заграничных родственников из категории заложников. Первый - заплатить очень большую сумму своим хозяевам (например, у рабыни появился богатый клиент, готовый её "выкупить" и вступить с ней в брак). Второй - отработать в борделе определённый срок (когда с возрастом рабыня теряет "квалификацию", её, как правило, отпускают на свободу).

Доставка секс-рыбынь в США из Азии приносит работорговцам более $7 млрд. ежегодно и это только по самым приблизительным расчётам. Подпольный бизнес хорошо организован и практически не имеет слабых мест.

Не менее эффективно работает бизнес по доставке рабов, занимающихся тяжелым физическим трудом. Здесь в лидерах  Мексика, Гватемала, Сальвадор и Гондурас. Львиная доля людей в этих странах зарабатывает меньше одного доллара в день, поэтому для многих семей рабство сына, отца, мужа или брата является настоящим спасением.

К примеру, на севере Мексики и в глубинке Сальвадора распространена следующая схема: мужчины соглашаются работать в США за еду и крышу над головой, если их семья будет получать $10 в день. Далее всё происходит по "азиатской" схеме: рабы доставляются в Америку через южную сухопутную границу и трудоустраиваются на стройки, фермы и т. п.

Доход от физически крепких рабов - немаленький. Работая по 60-80 часов в неделю, они зарабатывают около $3,500 в месяц. Рабовладелец отправляет $300 семьям трудяг, немного тратит на питание и ночлег, а всё остальное забирает себе. Трудно в это поверить, но совершенно необразованный мексиканец из какого-нибудь Мичоакана, Халиско или Колима может зарабатывать для своего хозяина в США $40 - $50 тысяч ежегодно. При этом сделкой будут довольны все: раб, семья раба и рабовладелец.

Американские спецслужбы потихоньку начинают понимать, что борьба с HumanTraffickingв нынешнем виде зависит не от американских законов, стараний правозащитников и стражей порядка, а от ситуации в других странах. Чем хуже в том же Гондурасе, тем сильнее будет процветать работорговля в США. Если экономический кризис начнётся в Китае, то женщины будут выстраиваться в очередь, чтобы уехать в США в грузовом контейнере и пропустить через себя сотни клиентов.

Бизнес по работорговле настолько автономен, закрыт и так строго контролируется криминальными организациями (в частности, наркокартелями), что просачивающиеся в СМИ новости о поимке работорговцев и освобождении рабынь не имеют к нему ничего общего. Общественность узнаёт о бытовых случаях. Например, житель Техаса женился на нелегальной иммигрантке, а потом под угрозой развода и аннулировании грин-карты начал принуждать её к различным мерзостям. Или: нелегалка украла деньги из кассы супермаркета, и владелец заставил её отрабатывать долг, посадив на цепь в бейсменте.

Большинство подобных новостей не предполагают наличия "заложников" в конфликте между рабовладельцем и рабом/рабыней. Поэтому именно такие жертвы, охотно сотрудничающие со спецслужбами, чаще всего получают политическое убежище, попадают в программы по защите свидетелей и претендуют на визы категории U(для жертв криминальной активности).

Большинство же рабов, вступивших в договорные отношения со своими хозяевами, наотрез отказываются сотрудничать с американскими спецслужбами. Они знают, что могут обрести свободу в США, однако жизнь родственников - важнее. Поэтому из рабства нужно выйти таким образом, чтобы все стороны остались довольны.

Победить добровольное рабство практически невозможно. Однако большой удар по криминальной индустрии может нанести закрытие сухопутных и морских границ для нелегальных иммигрантов. Подобное, к сожалению маловероятно. На западе США имеют Тихий океан, на востоке - Атлантический, а на юге страны - проходной двор протяжённостью 1,954 мили.

Евгений Новицкий