"Наши" в Конгрессе

Америка
№58 (1189)

Эксперты социологического центра Pew тщательно изучили родословные членов 116-го Конгресса и пришли к выводу, что как минимум 13% из 435 членов Палаты представителей и 100 членов Сената являются иммигрантами или детьми иммигрантов. Это наивысший показатель за более чем семь десятилетий. 

Из всех зарубежных стран лучше всего в Конгрессе представлены Мексика (3 мексиканца и 10 детей родителей-мексиканцев), Куба (1 иммигрант и 7 детей иммигрантов,), Германия (6 детей) и Индия (3 иммигранта, 2 детей). Однако есть в высшем законодательном органе и политики с советской/постсоветской родословной. Остановимся на них чуть подробнее.

Легендарный Дик Дурбин (Dick Durbin), представляющий штат Иллинойс и возглавляющий демократическое меньшинство в Сенате, имеет мать-литовку. Бабушка Дика покинула Литву более ста лет назад. Она перебралась с тремя маленькими детьми в Соединённые Штаты. Среди детей была мать будущего сенатора - Она (Анна) Куркайте. 

Дурбин неоднократно бывал в Литве и возлагал цветы к могилам жертв царизма и советской власти. Однажды он даже показал журналистам маленькую молитвенную книгу, напечатанную в Вильнюсе в 1863 году - за год до того, как царский режим запретил печатать в Литве любую книжную продукцию. Книжка досталась Дику от бабушки. 

В Палате представителей от штата Калифорния заседает обладательница армянских кровей Анна Эшу (Anna Eshoo). Её предки бежали из Армении в период геноцида (1914-1923). Мать Анны сначала поселилась в Ираке, где вышла замуж за талантливого ювелира и часового мастера, а потом семья перебралась в Америку. 

Эшу неоднократно предпринимала попытки заставить Турцию признать геноцид армян. Она принимает активное участие в борьбе за права человека и, когда представляется возможность, ездит в Армению. 

Представитель Мэриленда в Палате представителей - республиканец Энди Харрис (Andy Harris) - имеет украинские корни. 

Как-то раз он сказал о своих родителях следующее: "Мой отец родился в Венгрии, а мать - в Украине. Они приехали в Соединённые Штаты, чтобы избежать религиозных преследований и коммунистического террора. С детских лет они рассказывали мне о важности демократических избирательных процессов и ценностях демократических свобод".

Мать конгрессмена от Калифорнии - Алана Ловентала (Alan Lowenthal) - приехала в Соединённые Штаты из России. Ловентал немного рассказывал о своей родословной. Известно, что его предки по материнской линии столкнулись с антисемитизмом, который являлся частью государственной политики как во времена царской России, так и во времена СССР. 

Сегодня Ловентал является одним из главных борцов в Конгрессе с Национальной стрелковой ассоциацией (NRA) и поддерживает ужесточение антиоружейных законов.

Член Палаты представителей от Иллинойса Джен Шаковски (Jan Schakowsky) является единственным членом Конгресса, имеющая обоих родителей с постсоветского пространства. Её отец родился в Литве, а мать - в России. Родители Джен проделали типичный для многих еврейских иммигрантов путь. Бежав от преследований, они поселились в пригороде Чикаго. Именно благодаря родителям Джен смогла поступить и с отличием окончить University of Illinois, а потом сделать головокружительную карьеру в правозащитной и политической деятельности. В прошедшем январе исполнилось ровно 20 лет, как Шаковски представляет в Нижней палате Конгресса демократическую партию. 

К сожалению, Дурбин, Эшу, Харрис, Ловентал и Шаковски - капля в море иммигрантского наследия Конгресса США. Удивительно, но огромные волны иммиграции с дореволюционного, советского и постсоветского пространства не дали Америке ни одного по-настоящему влиятельного политика. В США приезжали десятки тысяч людей с огромным потенциалом, но никто из них не смог сделать успешную политическую карьеру. 

На мой взгляд, феноменальный провал "наших" в большой американской политике объясняется тремя факторами. 

Первый - отсутствие какой-либо цельной этнической комьюнити с культурой, традициями и историческим наследием. В этом плане русскоязычным стоит поучиться у тех же индусов, пуэрториканцев и доминиканцев, которых, кстати, в Конгрессе с каждым годом становится все больше и больше. 

Второй фактор - крайне низкая социальная активность. Если "наши" иммигранты присоединяются к акциям протеста и митингам, то преимущественно под знамёнами каких-либо некоммерческих организаций. Крайне редко люди выходят, чтобы отстоять свои конституционные права или выразить политическую позицию без помощи самопровозглашённых "лидеров комьюнити".

Третий фактор - относительно высокая бизнес-культура, но крайне низкая политическая культура. Излишне напоминать читателям, какие комические кампании вели русскоязычные кандидаты на различные городские должности в том же Нью-Йорке. 

Так или иначе, численность членов Конгресса, которые имеют родителей-иммигрантов или сами являются иммигрантами, будет становиться только больше. Демократическая партия не скрывает, что хочет набрать в свои ряды политиков с разными родословными, расовыми и этническими данными. Чем больше в Конгрессе окажется разных людей, тем ощутимее будет социально-экономическая среда. Именно она помогает иммигрантам и детям иммигрантов с нелёгкой судьбой ощутить всю важность нерушимой американской демократии и конституционных свобод.  

Евгений Новицкий