Пляж, которого ждали три столетия

Америка
№59 (1190)

Через три года в Манхэттене появится первый в истории боро общественный пляж. Он будет расположен на полуострове Гансевоорт (Gansevoort Peninsula), который находится в западной части Манхэттена рядом с Little West 12th Street (район Гринвич-Виллидж).

Обустройством пляжа займётся та же компания, которая построила уже ставший культовым High Line Park - пешеходный парк на месте заброшенной железной дороги. 

Общая стоимость пляжа и парковой инфраструктуры, расположенной неподалёку - $900 млн. Штат Нью-Йорк заплатит чуть более $20 млн. Остальные деньги, как планируется, поступят от нескольких крупных меценатов, которые получат эксклюзивное право на использование новых коммерческих помещений на территории будущего парка с пляжем. 

Излишне говорить, что будущий манхэттенский пляж станет невероятно популярным. Жители главного боро Нью-Йорка являются единственными, кто не имеет своего пляжа. При этом идея создания места для общественного купания впервые пришла ещё 32-му мэру Большого Яблока Джону Джонстону (1714 - 1719).

Три столетия назад градоначальник планировал построить два общественных пляжа - один на стороне Ист-Ривер, другой - на стороне Гудзона. Тогда население Манхэттена составляло чуть более 7 тысяч человек. Джонстон, однако, был уверен, что развитая для отдыха инфраструктура поможет увеличить стоимость элитной прибрежной недвижимости и привлечь в регион богатых европейцев. 

Однако идея создания пляжей провалилась из-за чересчур каменистого дна Гудзона и Ист-Ривер. Джонстон подумывал привезти на пляж океанический песок, но в начале 18-го столетия такая задумка обошлась бы слишком дорого. 

Между тем, сами манхэттенцы купались где придётся вплоть до начала 20-го столетия. Непредсказуемое дно Гудзона и Ист-Ривер привело к гибели тысяч человек. Полицейские находили вздувшиеся тела чуть ли не ежедневно. Среди мертвецов числились не только любители поплавать в жаркий день, но и жертвы криминальных и бытовых разборок, а также самоубийцы. 

Примерно до 1905 года утопление считалось одной из самых распространённых причин смерти в Манхэттене. После этой даты произошло два события: городские власти выделили огромные деньги на освоение Кони-Айленда, а мэр Джордж МакКлелан-младший, занимавший свой пост с 1904-го по 1909-й, начал борьбу с купанием в неположенных местах. 

Слухи о грязной и вредной воде Ист-Ривер и Гудзона ходили всегда. Ещё в первой половине 20-го столетия газеты периодически советовали людям не брать воду из реки для бытовых нужд. Главными потребителями речной воды являлись бродяги. Они, однако, всегда кипятили на кострах мутную речную жижу.

В 1947 году в Манхэттене произошло событие, которое сегодня не укладывается в голове. Компания General Electric начала сливать в Гудзон полихлорированные дифенилы (PCBs). Это маслянистая токсичная жидкость, которая может загубить всё живое - от зелёных растений до человеческого организма. 

Уже через год после слива PCBs в Гудзон популяция рыбы уменьшилась в два раза. Власти обвинили в произошедшем рыбаков. Затем в городе стали гибнуть растения и деревья, сократилась популяция птиц. Люди, искупавшиеся в Гудзоне, умирали долго и мучительно. Никто, однако, не видел связи между зловонной маслянистой плёнкой на поверхности реки и деятельностью General Electric.  

Полихлорированные дифенилы выливались в Гудзон, просачивались в почву и попадали в Ист-Ривер на протяжении трёх десятилетий. Если бы вам довелось прогуляться по Манхэттену в 1977 году, то вы бы удивились чрезмерно маленькому количеству зелени и птиц, а также нездоровому виду горожан. Мегаполис выглядел жутко.

Ньюйоркцы - и особенно городские власти - не любят вспоминать историю с полихлорированными дифенилами, так как она тесно связана с коррупцией, халатностью госслужащих, дискриминацией и другими малоприятными явлениями.  

Так или иначе, в последующие два десятилетия вопрос о пляжах в Манхэттене больше не поднимался. Вода в речках оказалась невероятно грязной. Санитары предупреждали жителей, что всего одна капля, попавшая в организм, может привести к серьёзным пищевым расстройствам и различным болезням. 

Следующим мэром, планировавшим пляж в Манхэттене, стал Майкл Блумберг (2002-2013) - большой любители природы, свежего воздуха и здорового образа жизни. Он долго изучал, как очистить Гудзон и Ист-Ривер быстро и недорого. Однако все предложенные проекты оказались чрезмерно долгими и затратными. 

Экологи советовали Блумбергу воспользоваться классическим методом очистки водоёмов: сбросить туда несколько миллиардов устриц, которые обладают уникальной способностью выживать в любых условиях, пропускать через себя воду и делать её чище. 

Впоследствии эта идея была реализована в проекте Billion Oyster, который должен очистить воды нью-йоркского залива (New York Harbor). Однако стопроцентной гарантии успеха никто не даёт. Залив принимает очень много транспорта, работающего на дизеле, поэтому та же популяция рыб находится на низком уровне. 

Как результат, главный вопрос, связанный с будущим гудзонским пляжем, касается качества речной воды. Вполне вероятно, что пляж, которого манхэттенцы ждали 300 лет, закроется в первый же день. Какой-нибудь ребёнок хлебнёт мутной воды и попадёт в больницу с кишечной инфекцией. Эксперты Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) возьмут пробы воды и закроют пляж на неопределённый срок. 

Поэтому в интернете после новости о манхэттенском пляже появилось множество комментариев с предложением построить на полуострове Гансевоорт гигантский бассейн-резервуар, который будет брать воду прямо из Гудзона и пропускать её через специальные очистные фильтры. Подобные бассейны существуют во многих странах мира и стоят относительно недорого. 

В противном случае город разорится с гудзонским пляжем. Более того, отравившиеся люди могут засудить Нью-Йорк на сотни миллионов долларов. Сам же пляж, который планируют открыть в последний год правления мэра ДеБлазио, станет ещё одной позорной страницей в бесславной биографии градоначальника. 

Евгений Новицкий