Закон о красном флаге

Америка
№63 (1194)

Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо подписал скандальный законопроект Extreme Risk Protection Order Bill, разрешающий стражам порядка изымать легальное огнестрельное оружие у людей, которые, по мнению родственников, друзей или соседей представляют угрозу для общества. 

Неофициальное название куомовского закона, которое придумали республиканцы - Red Flag Bill. Это тонкий намёк на то, что в электронном файле владельца оружия появится красный флажок, свидетельствующий о его неблагонадёжности. В некоторых случаях избавиться от подобного флажка станет невозможным. 

Куомо никогда бы не превратил Extreme Risk Protection Order Bill в полноценный закон, если бы не результаты прошлогодних промежуточных выборов. Они привели к победе демократического большинства в Ассамблее и Сенате штата, поэтому неоднозначный билль быстро получил одобрение. Республиканцы пожаловались, что многие демократы в Олбани, вероятно, даже не читали текста документа и проголосовали "за" в рамках антиоружейной политики демократической партии. 

"Я с гордостью подписал спасительный для наших комьюнити законопроект, - сказал Куомо. - Теперь Имперский штат станет ещё безопаснее. Люди получат возможность действовать и предотвращать трагедии".

В реальности, конечно, Red Flag Bill является невероятно сырым, двусмысленным и неоднозначным документом. 

Остановимся на его самых слабых местах. 

Решение об изъятии оружия у человека (для удобства возьмём условного Джо - мужчину средних лет, который никогда не нарушал закон и легально владеет пистолетом и охотничьей винтовкой) будут принимать люди, которые не имеют малейшего понятия о поведенческой психотерапии. Как результат, уставший вид Джо может стать для кого-то знаком, что он собирается покончить жизнь самоубийством, а его разговор с женой на повышенных тонах - поводом для убийства супруги.

Используемая в законе характеристика "представляющий угрозу для общества" может трактоваться как угодно. Кому-то не понравится, что вооружённый сосед нахлебался виски и спит на раскладном стуле на домашней веранде. Другие посчитают опасным его нелицеприятные высказывания в адрес иммигрантов, латинос или чёрных. Третьим может стать страшно от тяжёлой музыки, которая начала играть в доме вооружённого соседа посреди ночи. 

Поводов, чтобы придраться и провести параллель между "подозрительным поведением" Джо и его готовностью "пустить в ход огнестрельное оружие" - предостаточно. Полиция должна будет отреагировать на каждую жалобу. 

Если причина для беспокойства окажется весомой (как это определить - загадка даже для полицейских, прочитавших Extreme Risk Protection Order Bill), то стражи порядка изымут оружие, закроют его в бронированном сейфе в участке, а потом передадут материалы о "потенциальном убийце" в суд, который в течение шести дней обязан решить, что делать с оружием. 

Самая мягкая судебная опция - вернуть оружие Джо и разрешить ему покупать пистолеты, дробовики, винтовки и боеприпасы посредством стандартной проверки NICS (осуществляется дистанционно через федеральный офис FBI).

Самое жёсткое судебное решение - лишить Джо доступа к огнестрельному оружию и оружейным магазинам на целый год. В таком случае "представляющий угрозу для общества" не сможет защитить своих родственников и самого себя, если в дом вломятся вооружённые грабители (фактически, лишение права на самооборону, которое прописано в Конституции). 

Кроме того, Джо не сможет посещать спортивные тиры/полигоны и ходить на охоту. Два последних развлечения для жителей глубинки Имперского штата – обыденная норма. Поэтому под интернет-новостями о подписании Red Flag Bill появилось множество комментариев, вроде: 

"А если я стану жертвой лжесвидетельства? Мне целый год не тренироваться в тире и не охотиться на уток? Куомо хочет обманным способом лишить меня смысла жизни!".

Излишне говорить, что вооружённые нью-йоркские республиканцы, выросшие с оружием в руках, восприняли Extreme Risk Protection Order Bill как оскорбление. 

"Если я кого-нибудь изобью, начну угрожать пистолетом или громко произнесу фразу I Will Find You and I Will Kill You, то полиция меня обезоружит вполне справедливо, - считает владелец 12 единиц оружия Эдвард Т., житель графства Херкимер. - Однако я категорически против любых эмоциональных подозрений в свой адрес. Многие люди страдают психологическими расстройствами и живут в мире стереотипов. Кому-то покажется, что я его ненавижу, и через полчаса приедет полиция".

Эдвард также высказал предположение, что Extreme Risk Protection Order Bill спровоцирует множество ложных доносов. Кроме того, ссорящиеся мужья и жёны, бойфренды и гёрлфренд, дети и родители начнут клеветать друг на друга ради мести и злорадного удовольствия. 

"Я - законопослушный, но строгий глава семейства, - продолжает Эдвард. - Если бы кто-то из моих родственников позвонил в полицию и попросил забрать у меня оружие, то я бы навсегда потерял доверие к этому человеку. Red Flag Bill не решит оружейных проблем. Он спровоцирует бракоразводные процессы и разрушит семьи".

Многие республиканцы до сих пор не могут понять, зачем Имперскому штату понадобился Extreme Risk Protection Order Bill, если в Нью-Йорке уже довольно давно действуют очень жёсткие законы о домашнем насилии. У психологических и физических агрессоров оружие изымается быстро и зачастую пожизненно. 

Куомо и демократическая партия не скрывают, что своим Red Flag Bill попытались создать прецедент, который нанесёт сокрушительный удар по оружейной индустрии/культуре, Второй поправке Конституции и находящейся на последнем издыхании Национальной стрелковой ассоциации (NRA). Вслед за Нью-Йорком аналогичные законы начнут принимать другие штаты. Не пройдёт и несколько месяцев, как владельцев пистолетов и винтовок будут потихоньку разоружать на основании их подозрительности. 

Шаг за шагом демократы добьются своей главной цели - вложат в головы простых американцев мысль, что огнестрельное оружие - пережиток прошлого и жизнь в свободной Америке станет гораздо спокойнее/безопаснее, если нажимать на курок смогут только стражи порядка. 

Евгений Новицкий