Поддержать и помочь

Америка
№66 (1197)

Более 250 тысяч американцев, ставших жертвами насильственных преступлений, получили компенсации (victim compensation) за последние 12 месяцев. Правозащитники с радостью отмечают, что система штатной, федеральной и общественной поддержки пострадавших "приближается к совершенству".

За редким исключением, жертвы на всей территории Америки получают минимум бесплатную медицинскую помощь (включая психологическую реабилитацию), деньги за нетрудоспособный период (потерянная зарплата), помощь в переезде (если человек хочет покинуть район, где он пострадал), а также поддержку благотворительных организаций.

В текущем году исполняется ровно 35 лет с того момента, как американское правительство утвердило билль Victims of Crime Act of 1984. Новый закон помог создать фонд Crime Victims Fund, который распределяет деньги и оплачивает необходимые товары/услуги через региональные офисы (Office for Victims of Crime). В федеральном фонде на настоящий момент скопилось более $12 млрд., что очень радует правозащитников.

Сегодня уже мало кто помнит, что CrimeVictimsFundстал следствием 15-летней активности правозащитного движения (Crime Victims' Rights Movement). До этого момента жертвы убийц и насильников могли рассчитывать только на себя. В редких случаях им помогали церкви, больницы и неравнодушные адвокаты, готовые трудиться на бесплатной основе. Практически всегда судьба пострадавших зависела не от конкретных организаций или государственных ведомств, а от добрых и благородных людей, которых называют "добрыми самаритянами" (Good Samaritan).

Вот лишь несколько трагических историй, оказавших влияние на становление Crime Victims' Rights Movement.

В 1964 году в Иллинойсе отморозки застрелили жену и ранили в позвоночник 44-летнего Монти Д. - специалиста по ремонту лифтов. Оказавшись в инвалидном кресле, он не смог работать. Через полгода Монти выгнали из квартиры за неуплату арендной платы.

Инвалид стал жить на улице вместе с бродягами. Иногда за ним ухаживали неравнодушные люди, включая полицейских. В одну из холодных ночей он попросту замёрз. Газетчики обсуждали эту смерть довольно эмоционально, однако сошлись в едином мнении, что виноватых в трагической истории нет.

В 1970 году в Калифорнии жертвами преступного поджога стала семейная пара и двое маленьких детей. Все получили ужасающие ожоги и высшую степень инвалидности. После трёх недель в госпитале врачи приняли решение "отключить от жизнеобеспечения" всех пострадавших. Формальной причины для этого не было, однако госпиталь не хотел мириться с большими расходами на лечение (пострадавшие были нелегалами).

В 1971 году в Арканзасе 30-летняя работница ресторана получила несколько ударов ножом в лицо. Она полностью ослепла и не могла передвигаться самостоятельно. Поначалу за пострадавшей ухаживала мать, однако через три года она умерла. Девушка оказалась на улице, а потом её "трудоустроил" бродячий цирк. Грубо говоря, народ платил деньги, чтобы посмотреть на изуродованное лицо девушки.

Подобных историй - сотни тысяч. До появления CrimeVictims' RightsMovementлюбой успешный и счастливый человек, ставший жертвой преступления, мог быстро стать бродягой, умереть на улице, стать объектом насмешек и издевательств.

Проведённый в 1972 году опрос населения показал, что 63% населения считали нормой возложить уход за пострадавшими на религиозные учреждения. Ещё 30% опрошенных считали проблемы пострадавших проблемами их родственников.

Психологи, социологи и криминалисты тщательно наблюдали, как меняется отношение общества и государства к жертвам преступлений на протяжении десятилетий. Самого большого прогресса удалось достичь осенью 2017 года, когда Стивен Пэддок убил 58 и ранил ещё 851 человека в Лас-Вегасе.

Трагедия объединила общество. Uber предложил бесплатные поездки для доноров крови. Гостиницы Лас-Вегаса выделили бесплатные номера родственниках погибших и пострадавших. Несколько больниц отказались выписывать счета за лечение (включая дорогостоящие хирургические операции). Через ресурс Go Fund Me всего за три недели неравнодушные люди пожертвовали $11 млн.

Всем жертвам и их родственникам была оказана всесторонняя государственная поддержка.

Один из экспертов в сфере компенсаций отметил, что жертвам преступлений власти помогать научились и теперь правительству нужно разработать механизм оперативной поддержки жертв стихийных бедствий. 

В отличие от стихийных бедствий, преступление, однако,  явление абсолютно непредсказуемое. Жертвой может стать любой человек в любой точке Америки. Это хорошо подтверждает статистика Департамента юстиции (DOJ). 

Также стоит отметить стремительно развивающееся направление юриспруденции, которое предполагает защиту прав пострадавших от преступников.

Сегодня в Соединённых Штатах очень много адвокатов, помогающих клиентам получить компенсации за травмы и несчастные случаи, однако не так много - защищающих права жертв убийц, насильников, грабителей и психопатов. В скором времени ситуация обещает измениться в лучшую сторону.

Напоследок стоит отметить, что движение за права жертв преступлений по-прежнему существует. Оно эволюционирует, и в настоящее время активисты переключились на защиту прав осужденных, которые после длительного пребывания в тюрьме оказались невиновными. Правозащитники считают нормой создать закон, когда каждый неправомерно проведённый в тюрьме день будет гарантированно облагаться денежной компенсацией и пакетом льгот.

Пока работа в этом направлении продвигается медленно. Например, проведший за решёткой 29 лет (1987-2016) колорадец Кларенс Мозес-эл добивался компенсации три года, и только в минувшем феврале получил $2 млн. Если учесть, что 30% он должен отдать адвокату, на руки Мозес-эл получит $1.4 млн. или жалкие $50 тысяч за каждый год, проведённый в одной из худших тюрем штата. 

Евгений Новицкий