Возмездие для Майкла Хайма

Америка
№75 (1206)

Суд Флориды приговорил к пожизненному заключению 52-летнего Майкла Хайма (Michael Haim) - фигуранта одного из самых громких уголовных дел 1990-х годов. Он совершил убийство второй степени, которое удалось раскрыть благодаря неожиданному стечению обстоятельств.  

Трагедия разыгралась в январе 1993 года. В полицейский участок небольшого флоридского городка пришёл глубоко опечаленный мужчина Майкл Хайм. Он рассказал, что накануне поругался с 23-летней женой Бонни, которая ушла из дома, села в семейный автомобиль и куда-то уехала.

"Бонни не ночевала дома и я прошу вас немедленно её разыскать, - говорил взволнованный Хайм. - С моей стороны будет оказана любая помощь".

Стражи порядка начали расследование, и спустя несколько суток нашли в мусорном баке рядом с аэропортом в Джексонвилле кошелёк Бонни. В нём лежали водительские права, кредитные карты и наличные деньги. Автомобиль Бонни был припаркован на стоянке терминала в аэропорту. Проверка показала, что авиабилетов женщина не покупала и в самолёт не садилась.

Следователи быстро заподозрили неладное и решили хорошенько допросить Майкла. Он, однако, довольно складно рассказывал одну и ту же историю о семейной ссоре и отъезде Бонни на автомобиле. Следов крови в доме обнаружено не было.

Тогда стражи порядка решили допросить 3-летнего Аарона - ребёнка Бонни и Майкла. Малыш неожиданно произнёс три фразы, которые были зафиксированы на диктофон: "Папа обидел маму", "Папа стрелял в маму" и "Папа не мог разбудить маму". 

Майкла арестовали и начали допрашивать. Однако на все вопросы он отвечал логично и не вызывал никаких подозрений. Он говорил, что в доме есть только старая винтовка калибра .22, а сказанное Аароном - не более, чем фантазия ребёнка. Экспертиза показала отсутствие следов пороха на руках Майкла. 

Тем временем, спасатели начали прочёсывать территорию вокруг дома Майкла Хайма. Они надеялись найти тело или останки Бонни. Однако даже привлечённые к поискам волонтёры и специальная техника оказались напрасными.

Уголовное дело рассыпалось. Майкл говорил, что продолжит жить с 3-летним Аароном и дожидаться "возможного возвращения Бонни". Суд, однако, на всякий случай лишил его родительских прав и отправил ребёнка в приёмную семью. 

Спустя несколько лет Бонни была признана официально погибшей. Майкл вспомнил, что они с женой застраховали жизни друг друга и получил довольно приличную сумму по Life Insurance. Деньги подарили ему возможность не работать и развлекаться на всю катушку. Об Аароне он забыл окончательно, хотя судья разрешил редкие встречи с ребёнком. Прожигающий жизнь Майкл верил, что они больше никогда не встретятся. 

В 2008 году Аарону Фрейзеру (он взял фамилию усыновившей его семьи) исполнилось 18 лет. Он проконсультировался с адвокатами и решил забрать у биологического отца семейный дом. 

Поводов для этого было предостаточно. Майкл в одиночку потратил деньги Life Insurance. Он не интересовался судьбой сына. Кроме того, по всем документам Аарон имел право на наследство единственного живого родителя. 

Майкл не захотел отдавать дом Аарону, поэтому судебный процесс затянулся. Немаловажную роль в судебном решении сыграл облик отца и сына. Майкл выглядел опустившимся наркоманом и алкоголиком. Аарон - человеком, который с достоинством пережил жуткую детскую трагедию. Поэтому единоличные права на дом достались ему.

Майкла судья отправил в один из приютов для бездомных. 

Удивительно, но даже 15 лет спустя Аарона не отпускало чувство, что именно Майкл убил Бонни. Изредка перед глазами всплывали детали убийства, увиденные в 3-летнем возрасте. Однако подросток не мог точно понять, что происходило на самом деле, а что породила его фантазия. Воспоминания усилились, когда тинейджер переехал в дом матери. 

Самая важная и шокирующая часть этой истории произошла в 2014 году. Аарон решил поменять душ на бэк-ярде, который представлял собой большой поддон со сливом для воды и классический водопроводный кран. Когда-то давно Бонни и Майкл принимали уличный душ во время сильной жары. 

Демонтировав поддон, Аарон увидел находившийся в земле скелет. Экспертиза показала, что кости принадлежат Бонни. 

"Это было невероятно тяжело, - сказал Аарон журналистам. - Даже найденный на бэк-ярде скелет незнакомого человека пугает. Представьте, что я испытал при виде скелета матери". 

Находка помогла восстановить детали произошедшего в январе 1993 года. 

Бонни и Майкл сильно ругались. Майкл схватил винтовку и выстрелил в жену. Бонни рухнула на пол. Через некоторое время Майкл приказал 3-летнему сыну отправиться в свою комнату и не выходить оттуда.  

Ночью Майкл начал копать могилу для тела Бонни. Он очень аккуратно складывал землю на большой кусок брезента и действовал маленькой садовой лопаткой. Таким образом, могила получилась очень нестандартной. Это была своего рода "нора" небольшого диаметра, которая уходила под поддон душа. Убийца закопал тело Бонни таким образом, что оно полностью оказалось под поддоном, а потом очень усердно утрамбовал землю вокруг.  

Как правило, следователи находят закопанные трупы по мелким комочкам земли, проседающему грунту, а также посредством сканеров, фиксирующих останки органического происхождения. Раскопки также начинаются, если какие-либо предметы на бэк-ярде перемещались с момента исчезновения человека. Ничего подобного следователи не обнаружили. При этом они зафиксировали, что поддон душа не отрывался от земли на протяжении нескольких лет. 

После захоронения тела Бонни Майкл потратил несколько дней на то, чтобы отвлечь Аарона от случившегося. Он также почистил ружьё и дождался, когда с кожи исчезнут следы от пороха. Машину Бонни он отвёз в аэропорт, а её бумажник выбросил в мусорный бак. К тому времени, как полиция начала расследование, тело Бонни уже более недели покоилось на бэк-ярде. 

Главным доказательством вины Майкла Хайма стала найдённая рядом с телом гильза от его винтовки калибра .22, а также засевшая в теле Бонни пуля. Кроме того, следствие провело несколько ДНК-экспертиз. 

Приговорённый к пожизненному заключению Хайм так и не признал своей вины. Его последняя фраза перед отправкой в исправительное учреждение: "Я любил свою жену. Я бы никогда не сделал больно ей больно".

Евгений Новицкий

                                               ПОХОЖИЕ ТЕМЫ:

Расплата за "превосходство"