Взятки гладки

Америка
№76 (1207)

Спецслужбы арестовали трёх сотрудников депортационного центра в Техасе, которые обвиняются в получении взяток. 42-летний Бенито Барриентес, 30-летний Дамиан Ортиз и 42-летняя Экси Гомес продавали адвокатам конфиденциальную информацию о содержащихся под стражей нелегалах. В частности, имена, фамилии, даты и страны рождения, а также А-номера (регистрация в системе Службы гражданства и иммиграции/USCIS) заключённых. Кроме того, через "своих" охранников адвокаты оперативно узнавали о переводах заключённых в другие депортационные центры. 

Следствие предполагает, что адвокаты использовали полученную информацию для вхождения в доверие к нелегалам и навязывания им дорогостоящих иммиграционных услуг. 

Новость о задержании трёх взяточников в депортационном центре совпала с резким увеличением жалоб со стороны нелегалов. Находящиеся в заключении жители без документов пишут в правозащитные организации, что за деньги надсмотрщики и агенты Управления по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE) готовы пойти на что угодно. 

При Трампе внутри депортационных тюрем удалось создать коррупционную систему, которая грабит и разоряет арестованных нелегалов. Одна из причин происходящего - растущее количество арестов нелегалов и снижающиеся темпы депортации. Арестованные томятся за решёткой, а в это время их "обрабатывают" нечистые на руку надсмотрщики, "айсовцы" и адвокаты, работающие заодно. При этом адвокаты часто оказываются даже не лицензированными юристами, а самозванцами.

Правозащитники отмечают три тенденции в нынешних депортационных центрах. 

Во-первых, надсмотрщики и задержанные часто оказываются выходцами из одних и тех же мест. ICE и депортационные центры стараются нанять на службу максимально возможное количество испаноязычного персонала. Как результат, нелегалов часто контролируют натурализованные уроженцы Мексики, Сальвадора, Гватемалы, Никарагуа и Гондураса. Многие из них сами прибыли в США нелегально, но сумели легализоваться через родственников-американцев или получить политическое убежище. 

В 2007-2008 годах президент Джордж Буш-младший обещал ликвидировать практику взаимопомощи "айсовцев" заключённым по признаку расы, места рождения и наличия общих знакомых. Поводом для этого стали несколько громких инцидентов, когда офицеры ICE из Центральной Америки и Мексики пропускали в страну своих "соотечественников" за взятки. Кроме того, коррупционеры-госслужащие подсказывали, как правильно вести себя на суде, чтобы гарантированно выйти на свободу. 

Бушу-младшему не удалось решить проблему. Барак Обама, однако, быстро добился успеха. Он нарастил депортации до 400 тысяч человек в год и сократил средний срок пребывания нелегалов под стражей. Кроме того, Обама настроил депортационную машину таким образом, чтобы "айсовцы" и надсмотрщики не засиживались на своих местах, постоянно продвигались по службе и переводились из одного офиса/учреждения в другое. 

Трамп вернул систему содержания, освобождения и выдворения нелегалов в самые застойные времена. Постоянная смена руководителей ICE и USCIS только усиливает хаос на местах. Только начальник начинает понимать, что происходит в депортационных центрах, как его моментально увольняют. 

Во-вторых, нелегалы всё чаще жалуются на дискриминацию по религиозному и расовому признаку, а также на отсутствие элементарной медицинской помощи. С момента вступления Трампа в должность президента умерло почти 30 человек, дожидавшихся суда и/или депортации. Треть погибших - несовершеннолетние.

Ненависть и нетерпимость к задержанным - норма. По словам нелегалов, многие белые надсмотрщики цитируют Трампа, который продолжает позволять себе провокационные  заявления. Как результат, преступлений на почве ненависти в тюремных стенах становится больше. 

Условия в депортационных центрах ухудшаются, несмотря на солидное финансирование ICE и частных тюрем. В текущем году ICE потратит $8.8 млрд. Никто не может точно сказать, на что именно пойдёт эта астрономическая сумма – с приходом Трампа отчетность всех подразделений Департамента внутренней безопасности (DHS) стала менее прозрачной. 

В-третьих, с помощью наличных денег в депортационном центре можно решить множество проблем. 

Один из первых вопросов на границе, который задаётся нелегалам сегодня - сколько у них с собой денег. Ведь нищие принесут мало пользы. На них заработает лишь владелец частной тюрьмы. Бесплатные иммиграционные адвокаты, напомним, нелегалам не предоставляются. 

Если человек заявляет, что у него с собой имеется $5-$10 тысяч наличными, то шансы попасть в депортационный центр увеличиваются. Деньги - доказательство серьёзности намерений беженца и потенциальный доход "айсовцев", надсмотрщиков и адвокатов. В некоторых центрах Техаса и Аризоны, например, за деньги можно "купить" койку в камере с кондиционером и телевизором, а также по-настоящему вкусную и полезную еду. Охранники, естественно, к обеспеченным нелегалам относятся совершенно по-другому. 

Любопытно, что иметь при себе наличные нелегалы в тюрьмах не могут. Деньги сдаются вместе с рядом других личных вещей под расписку, которая нередко теряется или уничтожается для незаметной передачи купюр нужным людям.

Мексиканская пресса оценивает коррупционный размах в депортационных центрах США в 4.9 млрд. песо. Это примерно $250 млн. Эти деньги уходят на товары и услуги, которые запрещены профессиональными инструкциями и федеральными иммиграционными законами. 

Правозащитные организации, получающие от нелегалов жалобы на коррупцию в депортационных центрах, настаивают на проведении масштабного аудита иммиграционной системы. Однако масштабную проверку может санкционировать только президент Трамп, который, собственно, и породил нынешнюю коррупцию. 

Вадим Дымарский

                                                  ПОХОЖИЕ ТЕМЫ:

Палаточный штат Америки