Когда новое - это хорошо забытое старое

Америка
№77 (1208)

После неудавшейся попытки ввести полный запрет на аборты штат Алабама вновь оказался в центре громкого скандала. Местная легислатура всего за несколько дней одобрила законопроект о принудительной химической кастрации педофилов и положила его на стол женщине-губернатору Кэй Айви (R- республиканка).

Автором законопроекта стал член алабамской Палаты представителей Стив Херст (R). Уникальность этого политика заключается в чрезмерно большом внимании к педофилам и чрезмерно малом - к другим проблемам штата. Более 20 лет он говорит о необходимости усиления борьбы с растлителями детей. Херст трижды предлагал легализовать принудительную кастрацию, однако голосовавших "против" всегда оказывалось больше. Теперь Стив готовится праздновать победу. Как только Айви поставит на документе свою подпись, он представит аналогичный федеральный билль.

Несмотря на весь ужас словосочетания "chemical castration", большинство психологов, медиков и криминалистов - на стороне Херста. США много десятилетий боролись с педофилами, но так и не смогли найти способ сократить их численность. Более того, федеральные и штатные реестры секс-преступников (Sex Offender Registry), куда вносятся адреса, имена/фамилии и адреса всех извращенцев, не являются эффективными на сто процентов. Педофилы живут в страхе, но рецидивы все же происходят.

"Иногда люди приходят ко мне и говорят, что кастрация - негуманна, - возмущается Херст. - Однако что может быть более негуманным и бесчеловечным, чем насилие над детьми? Ответьте мне! Ребёнок будет помнить о произошедшем всю жизнь. С помощью кастрации мы сократим количество рецидивов и, возможно, отобьём желание у ещё неидентифицированных педофилов совершить насилие по отношению к детям".

Закон Херста действует следующим образом.

Если осужденный педофил (он должен быть старше 21 года) хочет освободиться условно-досрочно, он обязан согласиться на химическую кастрацию, которая представляет собой приём таблеток и инъекций, снижающих тестостерон и либидо. "Лечение" длится до тех пор, пока анализ крови не показывает минимальную дозу секс-гормонов. Таким образом педофил превращается в подобие кастрированного кота. Он даже не может вспомнить, что именно собой представляет сексуальное влечение.

Алабама - далеко не единственный штат, где химическая кастрация разрешена. Похожие законы действуют в Калифорнии, Айове, Луизиане, Монтане, Флориде, Висконсине, а также на острове Гуам. Эти регионы постоянно ведут борьбу с правозащитниками, утверждающими, что химическая кастрация - пытка, запрещённая Восьмой поправкой Конституции.

Психологам из Монтаны даже удалось доказать правозащитникам, что настоящая физическая и психологическая пытка для педофилов - это вовсе не кастрация, а необходимость постоянно сдерживать извращённое сексуальное желание. Они хотят напасть на ребёнка или хотя бы купить в интернете детскую порнографию, но боятся снова отправиться в тюрьму. Кастрация же освобождает их от "неудовлетворённых желаний" и помогает существовать в рамках закона.

Помимо Алабамы, химическая кастрация может быть легализована в Оклахоме. После нескольких громких педофильских инцидентов группа местных законодателей-республиканцев вспомнила, что "всё новое - это хорошо забытое старое" и два столетия назад на территории Оклахомы кастрация проводилась по приговору суда. Тогда, однако, вместо таблеток и инъекций использовался скальпель, а вместо обезболивающего - обездвиживающие извращенца цепи.

Таким образом, легализация химической кастрации на всей территории США - вопрос времени. Другого пути решения этой проблемы не существует. Главная задача сторонников кастрации - вбить в головы общественности, что данная процедура не является пыткой. Более того, она может спасти человека, осознающего свои педофильские девиации, до совершения преступления.

Примечательно, что все сторонники химической кастрации приводят в свою защиту первый в истории США случай "исцеления" педофила. Он произошёл в 1966 году в частной клинике доктора Джона Мани (штат Мэриленд).

Мани посвятил всю свою жизнь изучению сексуальных отклонений. Однажды к нему на приём пришёл уважаемый гражданин и с ужасом признался, что ощущает влечение к детям. При этом педофил сразу заявил, что лучше он покончит с собой, чем совершит насилие над ребёнком.

Мани решил впервые опробовать на пациенте ацетат медроксипрогестерона (MPA), убивающий любое сексуальное желание. Предварительно доктор заставил педофила подписать кучу бумаг, чтобы застраховать себя от судебных разбирательств и тюремного срока за незаконные медицинские эксперименты. 

Лечение оказалось эффективным. "Излечившийся" педофил поблагодарил Мани и начал жить хоть и не совсем полноценной, но всё-таки спокойной жизнью. Психологических и физических страданий он больше не испытывал.

Мани же написал в своём дневнике, что добровольная химическая кастрация - лучший способ решения проблемы педофилии. Весь вопрос в том, найдёт ли извращенец в себе мужество признаться в сексуальных отклонениях. Поэтому доктор предложил интегрировать в общественное сознание следующую идею: иметь педофильские наклонности и добровольно соглашаться на кастрацию - это нормально, иметь педофильские наклонности и растлевать детей - это преступление.

Эксперимент 1966 года и рекомендации Мани оказались куда прогрессивнее, чем события, которые происходили на протяжении следующих пяти десятилетий. Педофилов пытались "вылечить" с помощью церковных проповедей, посредством создания ужасающих тюремных условий, а также многими другими способами. В Миссисипи долгое время работали "целители", которые на месяцы запирали растлителей детей в борделях, полагая, что "познав женщин", они забудут про маленьких девочек и мальчиков.

Напоследок стоит сказать, что в национальном реестре секс-преступников сегодня числится более миллиона человек. Более половина из них - педофилы. Пока - некастрированные педофилы. 

Евгений Новицкий