Между развлечением и вымогательством

Америка
№85 (1216)

Сенатор-республиканец Джош Хоули (штат Миссури) представил в Конгрессе необычный законопроект под названием "О защите детей от оскорбительных игр" (Protecting Children from Abusive Games Act). В случае одобрения этот билль может лишить разработчиков видеоигр (преимущественно для консолей PS4 и XboxOne) многомиллиардных прибылей и вместе с тем сэкономить деньги родителям, чьи дети по несколько часов в день проводят у телевизора, компьютера, планшета или смартфона. 

К самим играм у Хоули нет никаких претензий. Он не видит ничего страшного в жестокости и реалистичности некоторых шутеров с рейтингом M (Mature - для игроков от 17 лет и старше), за которыми дети обычно приходят в магазины вместе с родителями (по-другому игру не купить). 

Сенатор недоволен маркетинговой практикой, которая в игровом мире называется "pay-to-win" или "loot boxes". Это очень осторожное психологическое вытягивание денег за дополнительные сервисы в процессе онлайн-игр. 

Простой пример. Миллионы подростков по всей стране приобрели в день релиза какую-нибудь модную стрелялку по стандартной цене $59.99 (стартовая стоимость всех хороших игр для PS4 и XboxOne). 

Во время онлайн-игры, в которой одновременно могут принимать участие большое количество геймеров, выясняется, что за дополнительную плату (обычно от $4.99 до $19.99) можно приобрести какое-нибудь сверхэффективное оружие. Оно моментально даёт преимущество над другими игроками, гарантирует громкие победы, лидерство в состязании и - всеобщее уважение.

Игроки с деньгами сразу же покупают опции вроде "pay-to-win" или "loot boxes", после чего отрываются в виртуальном турнире от всех остальных. Игроки без денег начинают чувствовать себя некомфортно. Они идут клянчить деньги у родителей или залезают в свои копилки. Чем моложе игрок, тем больше ему хочется приобрести дополнительные сервисы. 

Система платных апгрейдов приносит создателям видеоигр от $7 до $9 млрд. ежегодно. Это астрономическая сумма. Однако практика вытягивания денег за особые условия в онлайн-игре приводит к тому, что объективно игра перестаёт быть честной. Два человека покупают одинаковую игру за $59.99, однако потом один докупает "pay-to-win" или "loot boxes" - и выигрывает. 

Хоули видит в современной игровой индустрии скрытое вымогательство, и с ним нельзя не согласиться. Ежедневно технические центры PS4 и XboxOne получают тысячи звонков от разъярённых родителей, чьи кредитные карты дети использовали, чтобы одержать убедительную победу с помощью платного оружия, роботизированного помощника-игрока, неуязвимости, сверхспособности и т. п. При этом разработчики игр делают всё возможное, чтобы юные американцы играли именно друг с другом в онлайн-мире, а не по одиночке. В таком случае больше вероятности, что они потратятся на "pay-to-win" или "loot boxes".

Покупка платных сервисов по ходу игры стала для любителей видеоигр настоящей зависимостью (addiction), которую скоро можно будет ставить в один ряд с азартными играми, наркоманией или алкоголизмом. 

Так, в Техасе группа 15-17-летних друзей спустила на дополнительные опции свыше $20 тысяч родительских денег. Ребята играли по интернету в европейский футбол. Каждый хотел, чтобы в его личной команде играла суперзвезда калибра Криштиану Роналду или Лионеля Месси, которые в виртуальных магазинах стоили дополнительных денег. 

Дух соперничества и нездоровый задор привели к воровству родительских денег, а потом и чужих кредитных карт. Подростки не могли остановиться перед искушением всех переиграть. Двое из них в конечном счёте предстали перед судом и лишились права на доступ к консолям до достижения совершеннолетия. 

По мнению Хоули, продавцы видеоигр не должны брать с американцев больше, чем стандартная стоимость игры. Если человек заплатил $59.99, то в виртуальном мире он должен находиться в равных условиях с остальными игроками. Сегодня же игровой процесс построен таким образом, что для достижения абсолютного лидерства в онлайн-пространстве геймеры выбрасывают десятки тысяч долларов.

Некоторые платные опции и вовсе бездонны. Гипотетически геймер может спустить даже миллион долларов, чтобы "всех победить" и прославиться в игровом мире.

Предложение Хоули вполне здравое. Продавать игру за одну цену, а потом вытягивать дополнительные деньги во время игрового процесса - цинично. С таким же успехом продавцы DVD и Blu-Ray могли бы продавать фильмы по одной цене, а потом требовать дополнительные деньги, если покупатель захочет досмотреть купленный диск до конца. 

Это нечестная практика, которая вводит в заблуждение и является завуалированным вымогательством.

Хоули надеется, что функцию контролирующего органа за "pay-to-win" или "loot boxes" в онлайн-играх возьмёт на себя Федеральная торговая комиссия (FTC). Кроме того, если билль станет полноценным законом, то генеральные прокуроры отдельных штатов получат право судить и штрафовать чересчур жадных производителей онлайн-игр. 

Излишне говорить, что Protecting Children from Abusive Games Act моментально сделал Хоули главным врагом видеоигровой индустрии, общие доходы которой в США превышают $50 млрд. в год. Сенатор бросил вызов целому сегменту национальной экономики. 

"Мы с нетерпением ждём возможности поделиться с сенатором Хоули информацией о том, как родители контролируют расходы своих детей в видеоиграх, - сказал Стэнли Пьер-Луи, глава Entertainment Software Association, которая объединяет игровых программистов. - Многие страны, включая Ирландию, Германию и Великобританию, уже согласились с утверждением, что опции вроде "loot boxes" не имеют ничего общего с азартными играми".

Тем не менее, Хоули останавливаться не собирается. Сенатор прекрасно понимает, что с каждым годом видеоигры становятся всё более реалистичными и увлекательными. Дети живут в виртуальном мире и делают всё возможное для достижения максимального комфорта внутри большого шутера, квеста или стратегии. Поэтому борьба с разработчиками "грабительских" игр только начинается.  

Максим Бондарь