Депортационные центры: посреди хаоса и болезней

Америка
№90 (1221)

Генеральный прокурор Нью-Йорка Летиция Джеймс создала коалицию из 19 штатных прокуроров, которая займётся расследованием медицинской политики Управления по осуществлению иммиграционных и таможенных законов (ICE) и Службы гражданства и иммиграции (USCIS) в отношении легальных и нелегальных иммигрантов. 

Поводом для расследования стали вспышки эпидемий в депортационных тюрьмах, участившиеся случаи госпитализации и гибели иммигрантов. Кроме того, USCIS заблокировала программу Medical Deferred Action, которая позволяла иностранцам оставаться в США легально в случае крайней медицинской необходимости. Сегодня "айсовцы" могут выслать из страны даже умирающих людей, если их туристическая или любая другая виза истекла. При этом совершенно не важно, что иностранец может оплачивать дорогостоящее лечение из собственного кармана. 

Эксперты отмечают, что распространение болезней среди обитателей депортационных тюрем никак не связано со снижением расходов на медицинскую помощь. Инфекции распространяются из-за хаоса в депортационной системе, который создал Трамп и его постоянно меняющиеся руководители USCIS и ICE. В некоторых учреждениях вспышки болезней происходят из-за находящихся в отпусках медицинских работников и нехватки вакцины общей стоимостью в несколько десятков долларов. 

Самой распространённой в период президентства Трампа иммигрантской болезнью стал паротит (mumps) - воспаление поджелудочной железы, слюнных желез и семенников. Он передаётся слюнно-капельным путём и преимущественно в непроветриваемых помещениях. Такими помещениями стали переполненные несовершеннолетними беженцами военные палатки на границах Техаса, Аризоны и Нью-Мексико. Здесь антисанитарные условия считаются нормой. Из-за этого работники палаточных городков постоянно ходят в повязках на лице и в перчатках. Нелегалы же зачастую не имеют даже возможности помыть руки.  

Ещё одна опасная болезнь - грипп (flu). 

Принято считать, что эпидемия этой болезни начинается в октябре и заканчивается в мае. В депортационных центрах, однако, люди болеют круглый год. Особенно инфекции подвержены выходцы из стран Северного треугольника (Сальвадор, Гватемала, Гондурас). 

"Айсовцы" отказываются госпитализировать нелегалов даже с тяжёлыми формами гриппа. Заболевших содержат в камерах на 8 - 10 человек, изолировав их от других нелегалов. 

Ещё одна характерная для депортационных центров болезнь - ветряная оспа (chicken pox). Эта болезнь характерна для многих стран Центральной и Южной Америки. Иногда один нелегал с ветряной оспой, которую можно идентифицировать даже зрительно (характерные красные пятна по всему телу), заражает десятки соседей по камере или учреждению. 

Помимо трёх упомянутых заболеваний, беженцы часто страдают корью (measles), туберкулёзом (tuberculosis), чесоткой (scabies), ВИЧем (HIV) и десятками разновидностей кожных заболеваний (skin diseases). 

Одна из главных проблем заключается в том, что Трамп и ICE перестали обращать внимание на здоровье беженцев. 

Во времена Обамы, например, большинство нелегалов проходили тщательный медосмотр. При этом людям с тяжёлыми болезнями отказывалось в убежище, так как даже демократ Обамы понимал, что они обойдутся национальной системе здравоохранения недешево.

Трамп превратил систему отбора беженцев в лотерею. Здоровье человека для сегодняшней иммиграционной системы не имеет никакого значения. Заявка на убежище будет принята, если в депортационном центре найдётся свободная койка, а офицер ICE, дежурящий на входе в пропускной пункт, сжалится над несчастным бедолагой. 

Как результат, тяжёло больные беженцы предстают перед иммиграционными судьями всё чаще. Адвокаты давят на судейскую жалость, и Америка получает нетрудоспособных жителей, которые получают грин-карты и медицинскую страховку. 

На словах Трамп постоянно говорит о необходимости пускать в страну только образованных и работящих иностранцев, на практике же выходит, что экономическая польза от новых иммигрантов значительно меньше, чем в либеральные обамовские времена.

Особо стоит отметить, что при Трампе значительно сократилось количество камер типа Negative Room Pressure, где используется система фильтрации заражённого воздуха. С подачи президента, ICE начал ликвидировать их для того, чтобы не принимать заражённых беженцев. На деле получилось, что больных начали содержать вместе со здоровыми. Это и спровоцировало множество инфекционных вспышек. 

Также стоит отметить, что с момента вступления Трампа в должность в учреждениях ICE умерли по крайней мере 27 человек. Этот показатель выше, чем при любом другом главе государства. Большинство погибших - дети или молодые люди, которые "внезапно почувствовали себя плохо". Поскольку "айсовцы" стараются не вызывать скорую помощь до последнего момента, большинство умирают прямо в камерах или по дороге в госпиталь. 

В период президентства Обамы каждая смерть в депортационных стенах тщательно изучалась СМИ. ICE обязано было тщательно расследовать каждый инцидент и представить подробный доклад в 30-дневный срок. На основании этого доклада проводилась работа над ошибками, виновных увольняли и наказывали. 

Сегодня ICE в лучшем случае уделяет погибшим пару абзацев в проходном пресс-релизе. Смерть превратилась в обыденность. 

Что касается самоубийств беженцев, то они часто вообще не попадают в официальную статистику.

Напоследок хочу обратить внимание на интересный парадокс: иммиграционные инициативы большинства кандидатов в президенты от демократической партии гораздо жёстче, чем иммиграционная политика "республиканца" Трампа. Демократы не собираются проводить амнистию для 11 млн. человек и уж тем более - и сокращать расходы на охрану границы с Мексикой. Они хотят порядка, прозрачности статистических данных и чёткого следования ICE и USCIS должностным инструкциям.   

Вадим Дымарский