"Безопасная третья страна"

Америка
№91 (1222)

Президент Дональд Трамп поручил Департаменту внутренней безопасности (DHS) найти страну, которая согласится на выгодных для себя условиях принять многочисленных беженцев из Центральной и Южной Америки. Поручение Трампа глава DHS Кевин Макалинан, а также его коллеги из Управления по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE) должны выполнить до середины октября.

В мировой практике страна, принимающая беженцев по просьбе других государств, называется Safe Third Country (STC). Такие страны появляются на мировой карте регулярно, когда где-нибудь начинается гражданская война, государственный переворот или, например, стихийное бедствие лишает крова сотен тысяч жителей.

Вопреки распространённому мнению, на статус STC соглашаются не только страны второго или третьего мира. В 2002 году, например, США дипломатично принудили к STC Канаду. Тогда Североатлантический альянс проводил  масштабную военную операцию в Афганистане и Ираке. Северная Америка подготовилась к потоку беженцев и заранее договорилась о квотах. Мексика тогда отказалась от STC, но пообещала США/Канаде надёжную защиту от потенциальных террористов, которые выдают себя за беженцев с Ближнего Востока.

Трамп, конечно, Бушу-младшему в подмётки не годится. Действующий президент лишён стратегического и тактического мышления. Он рассматривает STC как простой и надёжный способ избавиться от беженцев из Гватемалы, Сальвадора и Гондураса. Поэтому Макалинан начал искать одну-единственную страну, которая станет STC и заберёт беженцев к себе.

Главная особенность этого плана заключается в том, что появление STC-страны для выходцев из Центральной и Южной Америки автоматически развяжет американским пограничникам руки. Они смогут совершенно законно отказывать выходцам из Северного треугольника в убежище без объяснения причин. В настоящее время это невозможно из-за чрезмерно сложных правил федерального закона Immigration Act.

Идеальной STC-страной для США могла бы стать испаноязычная Мексика, где беженцы чувствуют себя относительно комфортно. Однако глава государства Лопес Обрадор в первый же месяц своего президентства (декабрь, 2018) сократил бюджет федерального ведомства, занимающегося беженцами, до миллиона долларов (в пересчёте с песо). Своё решение глава Мексики объяснил заботой о своих гражданах и новым идеологическим курсом, который окрестил "социалистическим национализмом" ("Сначала мы заботимся о наших родных мексиканцах, а уже потом - обо всех остальных", - Лопес Обрадор).

Мексиканские СМИ считают, что Лопес Обрадор мог бы согласиться на STC, если бы страна получила ощутимую выгоду в виде многомиллиардных инвестиций. Трамп, однако, слишком хитёр, лжив и непредсказуем. С одной стороны, он раздувает торговую войну с Мексикой. С другой стороны, пытается приютить у соседа многочисленные "караваны" мигрантов.

Ещё одна потенциальная STC-страна - Панама. На относительно большой территории Панамы проживает всего 4.2 млн. жителей. Средняя зарплата - $800 в месяц. Стабильность и процветание стране гарантирует бесперебойная работа Панамского канала, который с каждым годом пропускает всё больше грузовых кораблей.

В Панаме существует большой спрос на тяжелый физический труд, так как крупные застройщики по-прежнему пытаются превратить страну в рай для американцев/канадцев и навязать покупку недорогих домов в элитных комьюнити.

Также DHS не сбрасывает со счетов Эквадор - одну из самых стабильных и спокойных стран Южной Америки. На мировой политической арене Эквадор славится тем, что его можно принудить к участию в самых скандальных и сомнительных проектах. Именно в посольстве Эквадора в Лондоне, напомним, долгих семь лет скрывался хакер и шпион Джулиан Ассандж. 

Трамп начал беспричинно критиковать и запугивать Эквадор экономическими санкциями с первого дня своего нахождения в Белом Доме. Эта стратегия в конечном счёте привела к тому, что Эквадор надавил на власти Колумбии и развернул караваны венесуэльских беженцев в сторону Мексики.

На практике, однако, Эквадор оказался бы идеальной STC-страной. Он расположен поблизости от всех проблемных стран (Северный треугольник + Венесуэла).

Кроме того, Кевин Макалинан очень подробно изучает возможности Доминиканской республики. Эта страна в Карибском море в последние годы является своего рода перевалочным пунктом для беженцев и авантюристов разных стран мира (в то числе - для выходцев из стран бывшего СССР).

Президент Данило Медина (с 2012 года) предлагал свою помощь в приёме беженцев ещё Бараку Обаме. Взамен он требовал инвестиций в сельскохозяйственные проекты. Доминиканская республика обладает огромными территориями плодородных почв, однако из-за высокого уровня коррупции североамериканские корпорации отказываются открывать здесь свои филиалы.

Любая из вышеперечисленных стран может принять минимум 300-500 тысяч испаноязычных беженцев. Соединённым Штатам не придётся строить палаточные городки для беженцев, превращать исторические музеи в депортационные тюрьмы из-за нехватки свободных коек и перегружать работой иммиграционных судей. Достаточно последовать старому доброму республиканскому принципу, который хоть и звучит жестоко, но нисколько не идёт вразрез с правами человека - беженцам необходимо помогать за пределами США.

Этому классическому республиканскому принципу следовали многие американские президенты. В том числе - демократ Обама, выдворявший из страны по 400 тысяч человек в год и выдававший ежегодно значительно меньше грин-карт/паспортов США, чем Трамп.

Таким образом, решение проблемы беженцев с помощью STC‑страны вполне решаемо. Главное - довести начатое до конца. Трамп, к сожалению, редко подтверждает свои слова конкретными делами, и поиски "столицы всех беженцев" могут оказаться очередной его болтовнёй.

Вадим Дымарский