Латиноамериканские Бен-Ладены

Терроризм
№22 (370)

Латинская Америка – идеальный плацдарм для развертывания масштабной террористической деятельности против Соединенных Штатов.
Почти во всех странах этого континента и Карибской зоны – огромное количество политико-экономических проблем.. Деятельности экстремистов способствуют колоссальные массивы необжитых пространств, сопоставимых по площади со многими европейскимии государствами, которые могут служить убежищем целым армиям террористов, надежно укрывая их от наблюдения и создавая чрезвычайные трудности для правительственных войск, действующих против экстремистских формирований. Наконец, немалую роль играют традиции партизанской борьбы, не первое столетие утвердившиеся в Латинской Америке.
Из 20 наиболее крупных стран этого региона только четыре могут похвастаться отсутствием террористических организаций, партизанских формирований и боевых диверсионных отрядов. В остальных странах терроризм уже почти 50 лет доминирует в практике антиправительственных партий и групп.
Повстанцы и террористы Латинской Америки придерживаются различных, порой вполне противоречивых идеологических установок: марксизма, троцкизма, маоизма, индейских боевых традиций и криминальных законов. Они действуют в странах с совершенно различными режимами: конституционно-демократическими, диктаторскими и там, где у власти стоят военные хунты.
В настоящее время, по данным ЦРУ, таких экстремистских группировок, организаций и партий в Латинской Америке около пятидесяти. В Пуэрто-Рико - это Армия Национального Сопротивления; в Сальвадоре – Силы Национального Освобождения и Национально-Освободительный Фронт; в Боливии – партизанская армия Катари и Национальный фронт; в Эквадоре – группировка «Красное Солнце»; в Гватемале – Фронт Национального Единства; в Гондурасе - Моразинстский Союз; в Венесуэле – Альянс Правых...
Особенную тревогу сегодня вызывает ситуация в Колумбии, где партизанская война имеет самый длинный «стаж» на континенте – с 1949 года. Столь ожесточенной борьбы не наблюдается ни в одном латиноамериканском государстве. В стране действуют более 25 тысяч повстанцев, которые захватили почти третью часть ее, по площади равную Швейцарии. За 53 года в результате боевых действий погибло более 200 000 человек, в основном мирных жителей. Сюда следует прибавить 2 миллиона беженцев, а также более 3 тысяч человек, которых ежегодно берут в заложники. Об уровне насилия красноречиво свидетельствует такой показатель: если в Южной Америке на каждые 100 000 человек приходится не более 30 убийств ежегодно, то в Колумбии убивают более семидесяти.
Самой мощной, многочисленной и стабильной группировкой являются Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК), созданные в 1964 году как военное крыло Колумбийской коммунистической партии. Эта группировка насчитывает более 20 000 хорошо обученных и вооруженных бойцов. Она управляется «секретариатом», состоящим из 6 основных полевых командиров. Но бессменным лидером и, в сущности, единовластным диктатором РВСК является команданте Мануэль Маруланда. Первый заместитель команданте – весьма популярный на всем континенте (как Чапаев в былом СССР) полевой командир Джорга Брисено.
Их повстанческая армия захватила и удерживает большую часть «красной зоны», где утвердила свои законы, малейшее нарушение которых карается смертью. А по части разрушительной мощи в колумбийской сельве с партизанами может сравниться разве что ураган.
С середины 80-х годов прошлого века произошла смычка этих воинствующих марксистов с колумбийскими наркобаронами. Партизаны взяли на себя охрану плантаций коки, лабораторий, производящих кокаин и его транспортировку. Наркобароны финансируют боевую деятельность РВСК.
Хотя такое сотрудничество и портит имидж борцов за социальную справедливость, но зато приносит партизанам десятки миллионов в год. Эти средства позволили команданте Мануэлю Маруланда серьезно увеличить боевой потенциал своих отрядов и перейти к активным наступательным действиям. Сейчас их целью стало создание безопасного коридора для транспортировки наркотиков к Тихоокеанскому побережью и обратной доставки оружия и боеприпасов. При этом партизаны буквально сметают на своем пути все населенные пункты, в которых есть силы, способные оказать сопротивление. Так, к примеру, был уничтожен городок Арболедо, в котором находились 25 полицейских. Любопытно, что этот городок вместе с его жителями партизаны сожгли, обстреляв из минометов баллонами с пропаном - вполне современными боеприпасами объемного взрыва.
Кроме РВСК, в сельской местности действуют еще две, сравнительно немногочисленные группировки партизан: троцкистская «Национально-освободительная армия» и маоистская «Народно-освободительная армия». В городах Колумбии совершает теракты «Движение 19 апреля», лидером и организатором которого был Карлос Писсаро. На счету этой организации множество кровавых операций, наиболее известные – захват посольства Доминиканской Республики, штурм и овладение Дворцом правосудия в Боготе. В результате только двух этих акций погибло и было искалечено более 300 человек. После гибели Писсаро в 1990 году «Движение» возглавил Антонио Наваро, под командованием которого в начале текущего года было около 20 отрядов и городских групп численностью до полутора тысяч боевиков.
Этим левацким группировкам противостоит террористическое формирование правого толка, именующееся «Объединенные силы самообороны Колумбии», которое в народе называют «парамилитарис». Численность этого формирования около 9 000 боевиков, лидеры практически неизвестны. В начале 90-х годов оно было создано колумбийскими спецслужбами для борьбы с левыми повстанцами, но очень скоро вышло из-под контроля. За более чем 50 лет борьбы этим отрядам, а также спецслужбам и регулярным войскам Колумбии так и не удалось нанести решительное поражение ни повстанческой армии , ни другим формированиям в сельве, ни городским террористам.
Одной из самых мощных террористических организаций Латинской Америки является перуанская «Сендеро Луминосо» («Сияющая тропа»), которая до 1978 года была маоистской группировкой местной компартии. Возглавивший ее профессор Абимаэль Гусман нацелил свою организацию на создание в Перу «индейского социализма» насильственным путем, в первую очередь за счет «удушения городов». И только за первые три года этой операции было проведено более 2500 терактов, убито почти 1600 человек. Были взорваны многие промышленные объекты, армейские казармы, административные здания. К 1991 году число убитых превысило 12 тысяч. И только тогда президент Фухимори развернул настоящую войну с террористами. В стране было введено чрезвычайное положение, распущен парламент. В 1996 году удалось поймать самого команданте Гусмана, арестовать более 2500 боевиков, расстрелять еще столько же. К 2000 году численность «Сияющей тропы» сократилась, по данным разведки, до 300 боевиков. Сегодня их возглавляют два «команданте» - Дурандо и Рита. Они, в меру своих возможностей, продолжают атаки, значительная часть которых приходится и на столицу страны город Лиму.
Но в Перу действует еще одна маоистская группировка «Тупак Амару». Это наименование происходит от имени знаменитого в XVII веке вождя индейцев Южной Америки. Первые террористические атаки этой организации начались в 1983 году, лидером ее является команданте Нестор Серпа, задачей – коммунизм по идеям Мао Цзэдуна. Методы достижения такой цели – взрывы и убийства, причем наиболее желанные объекты – американские предприятия и сами американцы.
Наиболее громкая операция, принесшая «Тупак Амару» планетарную известность, - захват японского посольства в Лиме в 1996 году. В заложники попали более 50 зарубежных дипломатов и сам министр иностранных дел Перу. Их долго удерживали и освободить удалось лишь с помощью дерзкой операции местной и американской спецслужб.
Однако «Тупак Амару» и сегодня не свернула свою деятельность, тем более что бескомпромиссно боровшийся с террором президент Фухимори был вынужден покинуть страну. Команданте Нестор Серпа установил тесные связи с левацкими группировками Эквадора, Боливии и Колумбии, а также с организациями исламских экстремистов, которых в Южной Америке за последние годы развелось немало. По данным ЦРУ, «Тупак Амару» – одна из крупнейших террористических организаций, которую финансирует Куба.
Группировка с почти аналогичным наименованием «Тупаамарос» была создана в 60-х годах прошлого столетия в Уругвае теоретиком партизанской войны Раулем Сендиком, который и стал лидером местного экстремизма. Разработанные им методы террора – налеты на банки, склады, захват небольших городов, убийства офицеров и чиновников, похищения состоятельных граждан и иностранцев – широко применяются и сегодня, хотя первая акция состоялась еще в 1963 году.
Первоначально свои действия боевики Сендика проводили в провинции, но постепенно перешли к городскому террору, соредоточив основное внимание на столице – Монтевидео, где проживает почти половина населения страны. Именно здесь было совершено множество нападений и взрывов. Это привело к тому, что в 1972 году уругвайский парламент вынужден был принять закон, гласящий: «Страна находится в состоянии внутренней войны». В ответ Сендик развернул охоту и за парламентариями, объявив своей целью полное истребление всего состава уругвайского парламента. Беспощадная борьба продолжалась 17 лет и завершилась победой правительства. Руководители террористов, в том числе и команданте Рауль Сендик, были схвачены, однако полностью потенциал террора ликвидировать не удалось. Только в 2002 году в самом Монтевидео произошло 12 террористических нападений, взрывов и захватов заложников.
В Чили на путь вооруженного экстремизма первым стало «Левое Революционное Движение» - маоистская группировка, использовавшая попустительство правящих в середине 70-х демократов для того, чтобы приобрести оружие и развернуть сеть террористических ячеек. Начались убийства, похищения, взрывы – кровавый кодекс такого рода формирований. Но с приходом к власти генерала Пиночета маоисты вынуждены были уйти в подполье и только изредка позволяли себе короткие удары по объектам инфраструктуры. Многие члены «Движения» эмигрировали в США и создали его филиалы в Нью-Йорке , Чикаго и Вашингтоне, откуда осуществляли посильную поддержку соратников на родине.
Жесткие меры Пиночета раскололи эту группировку. Большинство перешло к легальной, в основном профсоюзной борьбе. Но небольшая часть маоистов во главе с Паскалем Альенде и в наше время проводит теракты против полицейских, военных и сотрудников американских фирм.
Действует в стране и другая экстремистская организация – молодежная группировка ЛАУТАРО, ставящая своей задачей подрыв стабильности в больших городах. Лаутаровцы убивают и похищают бизнесменов, парламентариев, богатых туристов, практикуют нападения на банки, казино, элитные клубы. В последние несколько лет состав ЛАУТАРО значительно вырос за счет уголовников. Они-то и внедрили практику изощренных пыток, изнасилований, поджогов и отравлений, благодаря чему эта организация, в сущности, превратилась в большую банду - свыше тысячи членов - насильников и убийц.
В Аргентине лидером экстремизма до начала ХХI века являлась Революционная Народная Армия (ERP), сформировавшаяся в 1970 году. Она придерживается крайне троцкистской идеологии. Стремясь к дестабилизации правящего режима, ее лидеры ориентируются на индивидуальный террор и похищения дипломатов и бизнесменов, в первую очередь зарубежных. Заложники используются в виде своеобразной валюты, причем выкуп составляет значительные суммы. В среднем за год он приносит лидерам ERP до 150 миллионов долларов. Принимая в свои ряды остатки других, разгромленных полицией организаций и более мелких групп , ERP стала инициатором создания весьма мощной и влиятельной структуры латиноамериканского экстремизма – Хунты Революционной Координации. С момента своего формирования в 80-х годах Хунта поддерживает террористические организации и группы всего континента и координирует их деятельность. Она распространила свое влияние и на Северную Америку, пользуется поддержкой Фиделя Кастро. Но особо опасными в последнее время стали ее тесные связи и стремление к взаимодействию с исламскими террористическими формированиями, которых все больше становится в Аргентине. В настоящее время они вышли в первые ряды местных экстремистов и распространяют свое влияние по всему континенту.
Эти формирования дали о себе знать двумя масштабными акциями, взорвав в 1992 и 1994 годах национальный еврейский культурный центр и посольство государства Израиль в Буэнос-Айресе. Сегодня выявлено, что к этим терактам причастны члены многочисленной общины шиитов, которые поддерживают тесные контакты с иранским посольством в столице Аргентины. Именно в их среде нашли приют и помощников исполнители терактов, члены проиранской организации «Хезболла».
По сведениям ЦРУ, основные ее базы в Аргентине находятся в двух небольших городах: Пуэрто-Игуасо (провинция Кордова) и Санта-Роса-де-Каламунита, на стыке трех границ – аргентинской, бразильской и уругвайской. Эти базы были учреждены еще в 1992 году, и места для них избраны потому, что в них проживает большая община выходцев из Ирана, Ливана и Сирии. Это обстоятельство привлекло внимание еще двух мощных террористических организаций: «Аль-Каеды» и «Исламского Джихада». Их агентура учредила здесь вербовочные пункты, наладила сбор денег и отправку добровольцев в учебные лагеря на территории Афганистана и Ливана. Подготовленные там боевики возвращались в Аргентину. По данным ЦРУ, за 10 лет такое обучение прошли более 500 молодых аргентинских мусульман.
Еще одна крупная исламская община, численностью более 30 тысяч человек, осела в районе стыка границ Аргентины, Бразилии и Парагвая по реке Паране. Здесь имеется свой тренировочный лагерь для подготовки шахидов. Эти террористы и те, кто прошел подготовку в Ливане и Афганистане, направляются в Северную Америку и латиноамериканские страны, пополняя тамошние «спящие» и действующие группы экстремистов.
Как видим, в югу от мексиканской границы Соединенных Штатов Латиноамериканский континент густо насыщен террористическими организациями, группировками и целыми повстанческими армиями, исповедующими самые крайние экстремистские идеалы, от маоистских до ваххабистских. Не может быть сомнений, что такое разнообразие и изобилие террористов несет прямую угрозу стабильности и национальной безопасности государств Северной и Южной Америки.