В тесноте и обиде

Там за океаном
№22 (370)

«Усилия Путина заменить советское социальное государство государством с рыночной экономикой превратили Москву в цветущий город», - так отозвался недавно о российской столице журналист Майкл Вайнс в газете «Нью-Йорк таймс». В общем и целом верно, хотя есть в этой оценке Москвы и полуправда, и одна весьма существенная неточность.
Действительно, перед теми, кто приехал в Москву впервые или после очень долгого отсутствия, она предстает как город-сказка. Сказка дивная и тем более удивительная, что все в мире наслышаны о сплошной российской разрухе и нищете. Какая нищета, если улицы запружены иномарками последних моделей и толпами весьма прилично и даже щегольски разодетых горожан. В многочисленных магазинах и магазинчиках всегда хватает покупателей, набор продуктов на любой вкус практически безбрежен, а небывало чистенькие рынки столь обильны и красочны, что хоть с каждого прилавка пиши сладенький натюрморт. Шикарные рестораны по вечерам забиты битком, концертные и театральные залы, появившиеся во всех концах города, почти всегда полны зрителей. На взгляд приезжего, город пирует и веселится.
Какая разруха, если площади и улицы обширного московского центра аккуратно прибраны одетыми в униформу дворниками и по ночам буквально залиты светом. Старые особнячки в арбатских переулках, еще недавно жалкие и полуразрушенные, сегодня выглядят, как изящные бонбоньерки. Новое строительство радует разумной простотой и оригинальностью архитектурных решений, не имеющих ничего общего с прежней коробчатой безликостью. С глубокой древности город строился кольцами вокруг единого центра - Кремля. Позже густонаселенные застройки выплеснулись в дачное Подмосковье. Процесс продолжается, старые и новые районы опоясываются скоростными кольцевыми дорогами. Близко к завершению уже третье такое кольцо - пятиполосная магистраль с таким безупречным дорожным покрытием, какому могут позавидовать и знаменитые автобаны Германии.
Конечно, наряду со всем этим великолепием нетрудно заметить и немощных детей и стариков, просящих милостыню, и обшарпанные здания за пределами Садового кольца, и густой смог от автомобилей, застрявших в бесконечных уличных пробках, и многое другое, что отнюдь не радует ни зрение, ни обоняние. Так что оценку «расцвет» для Москвы можно считать и полуправдой. Однако в том, что именно в российской столице стало лучше, а что хуже, нет ни заслуги, ни вины президента страны Владимира Путина. Он тут совершенно не при чем. Верховным главнокомандующим в Москве остается несменяемый мэр Юрий Лужков.
Разумеется, столица, как и в прежние времена, жирует на финансовых потоках, идущих из большинства других регионов страны. Но теперь процесс идет, как правило, без участия центрального правительства. По закону вся городская территория находится в ведении мэра. Создалась уникальная в своем роде ситуация: Москва во многих отношениях стала государством в государстве, и во главе этого самостоятельного образования стоит мэр Юрий Михайлович Лужков. А он обожает скульптурные композиции Зураба Церетели и обуреваем страстью к бесконечному строительству. То и другое подчас оборачивается для города не столько добром, сколько злом.
С одной стороны, московский строительный бум достоин одобрения. Старые обветшалые здания либо капитально реставрируются, либо уступают место новым, современным, с улучшенной планировкой. Появившиеся офисы, торговые центры, жилые дома, несомненно, украшают город. Однако многие москвичи не без основания называют бум строительным безумием. И вот почему.
Во-первых, бросается в глаза сомнительная ценность некоторых необычайно пышных и чрезвычайно дорогих объектов. В самом центре, под Манежной площадью, устроен гигантский торговый комплекс. Красивый, но совершенно бессмысленный. Там есть все, кроме покупателей. Злые языки утверждают, что комплекс создан лишь с целью помочь некоторым лицам в отмывке неправедно добытых денег. Другой пример. Миллионы истрачены на перенос железнодорожного моста через Москву-реку вблизи Лужников в другое место. Мост хорош, только по нему никто не ходит и не ездит.
Во-вторых, нормальное жилье для москвичей, как было, и так и остается острейшей и болезненной проблемой. Меньше всего в новом строительстве заинтересованы коренные жители города. Вот тут-то и раскрываются истинные рычаги невиданного по масштабам бума. Заработав или каким-то иным способом заполучив огромные деньги, обитатели далеких от Москвы регионов тут же устремляются в столицу, чтобы обрести там шикарную квартиру, открыть бизнес и возвести представительный офис. Получить на все это разрешение городских властей, а также место для новой строительной площадки стоит недешево. Суммы исчисляются сотнями тысяч, а то и миллионами долларов. Причем делятся, как утверждают люди знающие, на три части. Одна поступает официально в бюджет города, другая - тайно в карманы муниципальных чиновников. Что касается третьей, то она носит характер полуофициального побора: хочешь угнездиться в Москве - изволь помочь в финансировании ремонта или строительства других столичных объектов - дорог, школ, больниц и т.п. Богатенькие дяди и тети с периферии готовы щедро раскошелиться, лишь бы достичь своей цели. Видимо, не без расчета на будущие доходы.
Нетрудно догадаться, что в результате другие регионы России, особенно так называемая глубинка, развиваются очень медленно или вообще продолжают прозябать в нищете, а в столице нарастает такая теснота, что уже и повернуться негде. Зеленые московские дворы, скверы, детские и спортивные площадки стремительно исчезают в лица земли, уступая место шести- или восьмиэтажным зданиям-башням. В центральном сегменте города строители ухитряются «освоить» свободные площадки в 100-150 квадратных метров, не более. Новые здания лепятся вплотную друг к другу, а многокомнатные квартиры и офисы распродаются с удивительной быстротой. Цены колеблются от 250 тысяч до миллиона. Разумеется, долларов - в нынешней Москве почти все исчисляется в американской валюте.
Среднеоплачиваемому москвичу такие расходы, понятно, не по карману. Тот, кто живет позажиточней, может приобрести квартиру подешевле, но в каком виде! Примерно сто тысяч долларов он уплатит за бетонный ящик без внутренних стен, пола, дверей, без кухонного оборудования и сантехники. Подведены только электросети, водопровод, канализация. Дальше распоряжайся сам, по собственному усмотрению. Обычно это влетает еще в 30-40 тысяч тех же долларов. Для жителей американских мегаполисов подобные цифры выглядят отнюдь не пугающими. Однако Россия - это все-таки не самая богатая в мире страна. А Москва пока что несколько отстает от Нью-Йорка. Тем не менее по ценам на приличное жилье в новостройках почти достигнуто равенство.
Продолжим сравнение, и оно - увы! - скорее всего будет не в пользу российской столицы. По официальным данным, в Москве ныне проживает 10 миллионов человек, по неофициальным - около 12 миллионов. Территория города - чуть больше тысячи квадратных километров, никакого резерва свободных площадей уже нет. Численность населения в Нью-Йорке примерно такая же, но территория города в полтора с лишним раза больше. Мы тут жалуемся на тесноту, загазованность воздуха и шум. Москвичам приходится еще хуже.
Дальше. На каждого жителя российской столицы приходится 20 квадратных метров зеленых насаждений, а на жителя ее центра - всего 6, тогда как в Вашингтоне - около 400 метров, а в «каменных джунглях» Нью-Йорка - почти 70, что конечно же тоже очень мало. Теоретически, по научно выверенным нормативам, в Москве жить нельзя, смертельно опасно. Тем не менее живут. Больше того, мэрия подготовила программу роста строительства еще на 75 процентов. Где станут возводить новые здания, пока неизвестно. Вполне может случиться, что, впав в строительный раж, г-н Лужков в конце концов застроит и Красную площадь.
Эксперты бьют тревогу. Их беспокоит прежде всего растущая плотность населения - она уже много выше, чем в Париже, Лондоне, Нью-Йорке или Вене, и грозит городу немалыми бедами. По словам архитектора Юрия Бочарова, «при увеличении числа автомобилей до трех миллионов и концентрации трети рабочих мест в центре города Москве грозит экологический и транспортный кризис уже в ближайшие годы».
А чем отвечает на все эти упреки московская мэрия? Сам Юрий Лужков вообще никак не реагирует, предпочитая похваляться лишь положительными сторонами строительного бума. Ближайшие сотрудники стараются подчеркнуть не только необходимость, но и неизбежность запрограммированного хода событий. Да, свободный капитал продолжает щедро орошать столицу, люди с большими деньгами не прочь обосноваться в Москве, это выгодно и им, и москвичам. Появляются, конечно, некоторые неудобства, но с этим ничего не поделаешь - таков один из принципов рыночной экономики.
С таким тезисом действительно не поспоришь. Есть и другой, не столь безупречный. Московская строительная индустрия насчитывает 750 тысяч работающих. Вместе с семьями это примерно 2 - 2,5 миллиона человек. Получается, как пишет один из столичных журналов, что добрая четверть всего населения столицы кормится от строительного бизнеса, для них постоянно требуется широкий фронт работ, и власти обязаны его предоставить. Что ж, песня не новая, известная еще с советских времен. Беда в том, что и тогда, и теперь ряды строителей пополняет, главным образом, пришлый люд. Поработав год-другой, он обзаводится столичным жильем, покидает строительные площадки, меняя профессию, а ему на смену прибывают новые тысячи жаждущих в скором времени поселиться в крупнейшем городе страны.
Замкнутый круг, не оставляющий большинству коренных жителей никаких шансов на улучшение своих жилищных условий.