«Длинный доллар» стал короче

Ближний Восток
№23 (371)

Курс американского доллара падает. Этот поистине глобальный символ благополучия и надежности за сравнительно короткий срок утерял почти четверть своей прежней мощи. За 1 евро, возраст которого можно считать мальчишеским, теперь нужно отдать 1 доллар и 17 центов.
Эксперты в один голос уверяют, что еще не вечер, курс может опуститься и ниже. А вот по поводу того, хорошо это для американской экономики, не очень хорошо или совсем плохо, единого мнения нет.[!] Его не было и раньше, когда новая валюта объединенной Европы только готовилась к штурму мирового финансового рынка и использовалась лишь для безналичных расчетов.
Начало обнадеживало. Наличный евро сразу же отстал от валюты США. Эксперты ринулись в спор, какой обменный курс допустим без ущерба для американской экономики - то ли 94, то ли 97 центов за 1 евро. И вот, пожалуйста, в реальной значимости валюты евро через год-полтора перещеголял самого Мистера Доллара!
Споры продолжаются, но уже как-то вяло и на несколько другие темы - насколько важен для Америки курс ее денежной единицы и по какой причине он упал. Ну, по второму вопросу разногласия невелики. Рецессия в экономике США затянулась, игры на фондовой бирже для масс утеряли привлекательность, прибыльность фирм и корпораций сократилась, безработица растет, а покупательная способность населения, наоборот, падает. Почти до предела низкий банковский процент снизил и доходность государственных облигаций. И тут еще война, угрозы со стороны международного терроризма, зияющие дыры в федеральном и штатных бюджетах, воцарившаяся в обществе неуверенность в завтрашнем дне и т.д. и т.п.
Известно множество статистических данных, отнюдь не радующих никого из экономистов. Приведем лишь некоторые, опубликованные в самое последнее время. За прошедшие 12 месяцев заявления о банкротстве подали более 1,5 миллиона американцев, сумма частных долгов по кредиту достигла 1 триллиона долларов. Индекс цен на многие товары и услуги сократился почти на 3 процента, что грозит экономике в целом губительной дефляцией. Опросы общественного мнения свидетельствуют о смещении болезненных точек беспокойства у населения: события в Ираке тревожат лишь 6 процентов опрошенных, угроза терроризма - 8 процентов, тогда как состояние экономики 48 процентов. Куда клонится чаша весов - понятно.
Одни факторы в большей степени, другие в меньшей, но все они вместе вызвали мощный отток капитала от американских берегов - и иностранного, и отечественного. Инвестировать и даже просто держать деньги на банковских счетах за рубежом оказалось выгоднее, чем в США. Уговорить западноевропейских партнеров тоже снизить банковский процент до минимума не удалось. Там упорствуют, и на недавнем совещании министров финансов стран «большой восьмерки» вопрос снова оставили открытым. В итоге мир стал терять прежнее безграничное доверие к доллару.
Несколько дней назад незаурядный финансовый специалист Джордж Сорос объявил на весь белый свет, что начинает менять свои долларовые активы на евро. Напомним: десять лет назад Сорос угадал предстоящее падение английского фунта стерлингов, заработал на это миллиарды, одновременно ускорив это падение. Действовал по принципу: «падающего - толкни». Он же в 1998 году предупредил российское правительство о грядущем дефолте. Тоже, значит, не ошибся. Прав ли он и на этот раз, покажет время. Но есть определенные основания полагать, что в краткосрочной перспективе его решение отвечает реальному положению дел.
Иной точки зрения придерживаются министр финансов США Сноу и глава Федерального резерва Гринспен. Впрочем, оба стараются обойтись без однозначных формулировок. Выступая перед членами Конгресса, м-р Сноу признал, что падение курса доллара отрицательно сказывается на ситуации в американской экономике. Затем, на пресс-конференции, утверждал, что это, напротив, поможет ее укреплению. А на саммите «большой восьмерки» заявил, что курс национальной валюты вообще не главное для перспектив экономического развития. Как ни странно, и то, и другое, и третье утверждения отчасти верны. Но только отчасти. Попробуем разобраться хотя бы схематично.
Начнем с третьего утверждения министра финансов. По опыту работы он, как и его предшественник Пол О’Нил, - менеджер высшего управленческого звена. Для специалистов этого круга определяющими являются такие категории, как объем производства и реализации продукции, уровень производительности труда, а деньги - всего лишь средство достижения цели. Сегодня в Америке свободного капитала, в общем и целом, хватает, его некуда выгодно инвестировать, но это другой вопрос. Так что с этой позиции министр прав. Да и вообще, при нынешнем, чрезвычайно высоком уровне развития американской экономики ленинская теория «основного звена» большого смысла в себе не содержит. Все факторы по-своему важны, каждый способен оказать и положительное, и отрицательное воздействие на общую ситуацию. Важны их сбалансированность, благотворное сочетание друг с другом. Даже непомерно стремительный рост производительности труда в определенных условиях чреват нежелательными последствиями - сокращается число рабочих мест, падает потребительский спрос, ослабляется потенциал внутреннего рынка. В период президентства Клинтона экономика страны переживала оглушительный бум, в финансовых средствах ощущалась острая потребность, казавшаяся бесконечной. К тому же тогдашний министр финансов, биржевик Боб Рубин был убежденным монетаристом. Теперь и ситуация иная, и министр другой.
Выгоден ли Америке спад курса доллара? Отчасти да. Ныне каждый школьник знает, что при соблюдении определенных пределов страна с более слабой валютой получает солидный выигрыш, вывозя свои товары за рубеж, в страны с валютой более сильной. Некоторые американские компании - такие, как «Макдональдс», «Боинг» и ряд других, - такой выигрыш уже получают, не ударив при этом палец о палец. Производят товар за доллары, а за рубежом продают за евро, разница в курсе пополняет графу доходов.
Значит, все хорошо? Хорошо, да не очень. Америка давно уже импортирует значительно больше, чем экспортирует, и внешнеторговый дефицит страны постоянно возрастает. Товаров, пригодных для вывоза за пределы США, не так уж много, да и спрос далеко не на все достаточно велик. Тот же «Макдональдс» в последнее время по известным причинам значительно сократил объем своих продаж за рубежом. Это значит, что рост доходов компании не приведет ни к расширению производства, ни к увеличению числа рабочих мест.
С другой стороны, падение курса доллара ущемляет экономические интересы зарубежных партнеров. Доходность экспорта товаров в США сокращается - делают за евро, продают за подешевевшие доллары. По-видимому, поредеют толпы американских туристов - поездки в Европу, да и в другие регионы теперь им обойдутся процентов на 20 - 25 дороже, на такой перерасход пойдет не каждый. Может показаться, что все это в большей степени проблемы европейцев, пусть они их сами и решают. По всей вероятности, так и будет. Где-то введут встречные таможенные пошлины на импорт из Америки, где-то автоматически сократится экспорт в Америку. Так или иначе глобальные экономические тенденции приведут к выравниванию интересов. На первом же этапе пониженный курс доллара неизбежно принесет Соединенным Штатам больше потерь, чем выигрыша.
На протяжении многих лет очень существенным элементом американского экспорта были деньги. Доллар стал универсальной валютой, пригодной для использования в любом конце света. Государственные, банковские и корпорационные валютные резервы пополнялись, главным образом, американскими денежными знаками. Граждане практически всех стран тоже предпочитали хранить свои личные сбережения в тех же купюрах. Достаточно сказать, что, по меньшей мере, 60 процентов наличных долларов находится за пределами Соединенных Штатов. Это сотни миллиардов. Теперь начался процесс их обмена на евро, и он явно активизировался после решительного заявления столь авторитетного лица, каким, безусловно, является Сорос.
Что случится, если вся эта масса утерявших часть своей ценности бумаг или хотя бы значительная их доля хлынет обратно в Америку? Ничего хорошего такой оборот дела не обещает ни Америке, ни всему остальному миру. С противоположной стороны Атлантики уже несутся упреки в адрес правительства США: дескать, оно само, в своих собственных интересах инициировало снижение долларового курса. Каким путем? Например, сокращением банковского процента, что тут же понизило доходность американских облигаций и других ценных бумаг. Вряд ли подобные упреки обоснованны. Скорее, все получилось автоматически, один фактор цеплялся за другой, постепенно предопределяя конечный результат.
Разумеется, если бы наша страна располагала мощным потенциалом для развития экспорта товаров и услуг, в манипуляциях ценными бумагами был бы свой смысл. Но такого потенциала пока нет, и откуда он появится, пока неизвестно. Федеральный резерв снижал банковскую ставку во имя чисто внутренних интересов, стараясь поднять объем инвестиций путем удешевления кредита, не более того. Так что в волевое решение вызвать падение доллара не очень-то верится. В противном случае пришлось бы допустить, что по желанию федерального правительства можно и поднять доллар на недосягаемую высоту. Америка - мощная и богатая страна, мировой лидер, однако единолично командовать в финансовой сфере и она не в состоянии. Магов и волшебников и на этом континенте не водится. Факты и цифры заставляют искать не субъективные, а объективные обстоятельства, составляющие реальную картину современности.
В зону евро сейчас входят 12 государств. Общая численность их населения составляет примерно 380 миллионов человек - на треть больше, чем в Соединенных Штатах. Это страны с развитой экономикой, технологически хорошо оснащенные, активно участвующие в мировой торговле. Потому и суммарный их валовой продукт лишь немногим уступает американскому. ВВП Европейского союза достигает 10 с небольшим триллионов, если считать в долларах. В США - 10,3 триллиона, а доля валового продукта на душу населения тут, естественно, почти на треть выше, чем в Западной Европе. Но по мощи экономического потенциала оба региона, можно сказать, сравнялись. И трудности переживают, по существу, одинаковые. Там и тут - рецессия. Уровень безработицы и бюджетные затраты на социальные программы в странах Евросоюза повыше, зато расходы на военные нужды значительно ниже, чем в Америке.
По логике вещей получается, что и валюты двух наиболее развитых регионов планеты вполне могут быть равными по силе. Экономика, и в частности финансовая сфера, конечно, не всегда подчиняется логике, поскольку имеет дело со свободным в своем выборе потребителем, с зыбкой человеческой психологией. Но и логические построения полностью отбрасывать тоже не стоит. Умозрительные, то есть основанные на логике и теоретических прикидках, расчеты европейцев оказались достаточно точными: 1 евро действительно стал равен 1,17 доллара. Практика реального денежного оборота первоначальные расчеты подтвердила. Из этого следует, что до своего падения мировой курс доллара был несколько завышен - сказывался мощный и постоянный приток капитала в США из-за рубежа. Когда поток ослабел, все встало на свои места. Прежняя неистовая гонка «за длинным долларом» сбавила темп, доллар сдал позицию первой валюты мира.
Если не принять срочных мер, положение может усугубиться. В следующем году Евросоюз пополнится еще 10 государствами, и, по предварительным расчетам, его совокупный валовой продукт превысит ВВП Соединенных Штатов. Как полагают многие эксперты, курс доллара может скатиться до отметки 1,25 и даже 1,4 за евро. Какую бы высокую доходность мы ни придали федеральным ценным бумагам, компенсировать такой разрыв не удастся.
Дальнюю перспективу тоже радужной не назовешь. Недели три назад итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони выступил с предложением создать «Большую Европу». Предполагается включить в ее состав все страны континента, в том числе и Россию, добрая половина которой расположена в Азии. Каких-либо отрицательных откликов на предложение Берлускони пока не последовало. Столь масштабный союз, если он появится, безусловно, станет очень сильным конкурентом Соединенных Штатов.
Не все верят в долговременное единство европейских стран. Старый континент, старые обиды и взаимные претензии, старые счеты... Могут и перессориться друг с другом. К тому же каждому из членов нового союза вовсе не обязательно включаться одновременно и в зону евро. Не исключено, что кто-то пожелает остаться при своей валюте.
Конечно, всякое может случиться, всего не предугадаешь. При любом повороте событий судьба доллара вряд ли изменится. Измениться, видимо, должны цели и структура американской экономики, а заодно и государственная политика в этой сфере. Нет смысла добиваться возврата доллара на позицию единовластного лидера - это, наверное, пустые хлопоты. Не посылать же, в самом деле, авианосцы на конкурентов.
В конце концов важен не столько курс национальной валюты, сколько масштаб ее глобального использования. Курс английского фунта стерлингов всегда был и остается самым высоким в мире. Тем не менее послевоенная экспансия доллара почти полностью вытеснила фунт с финансового рынка.
Сегодня для того, чтобы доллар избежал такой же участи, правильнее приспособиться к новым условиям, свести к минимуму потери и в максимальной мере использовать преимущества, которые дает стране ее чуть ослабевшая валюта. Иными словами, расширить экспорт товаров и услуг.
Понятно, что высказывать такого рода пожелания гораздо легче, чем реально их выполнять. Американский потребитель привык к дешевым импортным товарам, американская индустрия - к непритязательным запросам широчайшего внутреннего рынка, где дешевизна товара тоже зачастую берет верх над его качеством. Теперь предстоит перестраиваться. В былые времена мир не раз поражался готовности американцев быстро менять курс индустрии в ответ на запросы рынка. Надо полагать, страна не утеряла ни запаса прочности, ни удивительного умения гибко маневрировать экономическими ресурсами. Если это так, падение доллара не обязательно воспринимать как жуткую катастрофу. Просто очередная трудность, которую предстоит преодолеть.


Комментарии (Всего: 1)

На страничку зашёл случайно.. Но 100% зайду ещё! Прикольная статья!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *