Аврал на бензоколонках

В мире
№122 (1253)

20 апреля стал исторически беспрецедентным днем в мировой истории нефтяной торговли и доказал, что несмотря на подписание сделки ОПЕК+ с участием США, Канады и Бразилии ценовой кризис со всеми вытекающими последствиями никуда не делся...

Напомню, что в рамках соглашения объемы добычи нефти членами картеля и Ко должны суммарно сократиться с 1 мая на 10%. В связи резким снижением спроса на нефтепродукты на фоне пандемии коронавируса и переизбытке нефти на рынке высказывались предположения, что для повышения цен этого уже в ближайшее время окажется недостаточно. Так и произошло. 

Если эталонным для мировых расценок считается сорт североморской нефти "Брент", то вторым по значимости является американская WTI. Именно она 20 апреля достигла даже не дна, а отметки глубоко под дном - примерно минус (!) 40 долларов за баррель. По большому счету, речь идет о своего рода курьезе биржевой торговли, и все же он более чем показателен.

В общих чертах все выглядело следующим образом. 21 апреля истекали так называемые майские фьючерсы на WTI, то есть контракты с реализацией в мае. Среди прочего, это означало, что тот, кто останется с данным активом на руках, обязуется получить не виртуальный, а реальный продукт. То есть нефть, которую надо где-то хранить. Вследствие того, что хранилища оказались переполненными, девать ее было бы просто некуда. Именно этим и объясняется нежелание попавших впросак торговцев получить принадлежащее им "черное золото", если, конечно, данный термин в эти тяжелые для нефтяников дни еще уместен. Ну, в самом деле, не выливать же оплаченную нефть в море или на землю! Так и возникло столь поразительное явление, как отрицательная цена. При этом фьючерсы на июнь, до истечения которых оставался месяц с небольшим, продавались за вполне еще реальные деньги, несмотря на запредельно низкие и продолжающие падать цены.

 Если тарифы на все типы нефти, будь то фьючерсы или товар под немедленную отгрузку, снижались, то стоимость хранения резко возрастала. По имеющимся оценкам, мировые хранилища заполнены на 75-80%, и места в них остается менее чем на миллиард баррелей. До начала пандемии всеобщее потребление составляло примерно 100 млн баррелей в день, однако сегодня спрос снизился от четверти до трети, то есть на 25-33 млн баррелей. Если предположить, что с мая добыча сократится на 15 млн баррелей в день, то еще столько же "лишней" нефти останется на рынке. А ведь ее надо где-то складировать. Словом, оставшиеся пустоты в хранилищах – а таковые есть далеко не у всех - продолжат ускоренно заполняться, вплоть до... 

Разумеется, выросшие цены на хранение увеличивают себестоимость нефти для добытчиков и продавцов, что делает их ситуацию еще более проблематичной. А ввиду дефицита свободных емкостей для хранения все активнее используются танкеры, десятки которых, будучи наполненными доверху, просто стоят на рейде в ожидании лучших времен.

Тем временем, несмотря на соглашение ОПЕК+, где от картеля главным игроком является Саудовская Аравия, а от "плюса" Россия, война на рынке продолжается. И если до сделки она проявлялась в росте добычи арабскими странами Персидского залива и назначаемыми ими демпинговыми ценами, то сегодня это исключительно демпинг, которым саудовцы активно занимаются вместе с Ираком и ОАЭ.

Согласно агентству "Рейтер", успешное вытеснение российской нефти Urals ведется и в Юго-Восточной Азии, и в основной "российской вотчине" - Европе.

В качестве примера можно привести Польшу, которая как минимум на ближайшее время отказалась от импорта российского "черного золота", получив в апреле рекордные для себя 560 тысяч тонн нефти из Персидского залива в порту Гданьска.

Если же говорить о Urals, то утром 21 апреля она торговалась на бирже по 7,5 доллара за баррель - номинальному уровню 1998 года (причем, тогдашний доллар с учетом инфляции был намного дороже нынешнего). А утром 22 апреля на условиях немедленной поставки в порту Роттердама - дешевле 10 долларов. 

Что и говорить, особенно сильный удар нынешний кризис нанес нефтезависимым странам, к числу которых относится Россия: ее бюджет сверстан под цену 42 с небольшим доллара за баррель Urals, который на рынке котируется несколько дешевле "Брента". А ведь в этом контексте важна не только цена, но и количество реализуемого продукта, и тут огромное значение для российского бюджета имеет пока успешно ведущаяся арабами демпинговая война.

 

* * *

На первый взгляд от низких цен на нефть страдают почти исключительно "страны-бензоколонки", но это не совсем так. Касается кризис и государств с многовекторной экономикой, где энергетический сектор составляет относительно небольшую долю. По понятным причинам, нас больше всего интересует именно Израиль, потому подробнее остановимся на ситуации именно в еврейском государстве. 

С недавних пор Израиль превратился в экспортера природного газа, который по заключенным контрактам поставляется в Египет и Иорданию. Привязана же его цена к... нефти "Брент", которая на момент написания эти строк, 22 апреля, стоила на бирже меньше 16 долларов. Более того, согласно контракту с египтянами, те в случае невысоких цен на нефть имеют право снизить объемы закупаемого в Израиле газа.

Правда, на данный момент о таких шагах ничего не известно. 

Практически все израильские энергетические компании, начиная от владельцев бензоколонок и заканчивая нефтеперерабатывающим комбинатом "Базан", столкнулись с серьезными проблемами. Многие из них успели в свое время закупить нефть по высоким ценам или дорогостоящим фьючерсам, и теперь при резком падении спроса и цен на внутреннем рынке несут огромные убытки. Есть среди этих компаний такие, которые вкладывались в нефтедобычу за рубежом, и для них последствия также понятны.

С учетом того, что на фоне убытков или существенного снижения доходов многим надо отдавать щедро набранные в лучшие времена кредиты, ситуация обстоит совсем скверно: у некоторых даже базисная платежеспособность оказывается под угрозой. Тем более что падают и официальные кредитные рейтинги. В этой ситуации срочно привлечь средства извне для реструктуризации долгов становится особенно сложно. 

Топливно-энергетический комплекс - далеко не самый значимый сектор израильской экономики, однако вполне весомый. Его потери - это в конечном счете потери всех израильтян: тут и налоговые поступления в казну, и многочисленные работники данной отрасли, и т.д. К сожалению, этим потери нашей экономики не ограничиваются. Например, дешевый бензин означает сокращение налоговых поступлений именно в кризисный период, а ведь дело не только в падении цены за литр, но и в резком снижении объемов продаж.

 Теперь о косвенных убытках.

Мировой и израильский нефтяной сектор - крупнейший заказчик товаров и услуг, в том числе, и от отечественных компаний. Например, ведущие мировые и, в частности, американские гиганты прямо или косвенно являются важными потребителями продукции израильской индустрии высоких технологий. В нынешних условиях в этом сегменте можно ожидать только падения спроса.

Или возьмем столь близкую автору тему торговли вооружениями: нетрудно предположить, что страны, приобретающие их в Израиле, важнейшей статьей дохода которых является нефть, вполне могут отказаться от закупок вообще или серьезно их сократить.

Один из важнейших партнеров израильского ВПК - Азербайджан. О текущих планах Баку из открытых источников ничего не известно, но предположение, что некоторые оружейные контракты могут быть пересмотрены не в лучшую сторону для Израиля сторону, отнюдь не выглядит лишенным логики. 

Перечисленными примерами негатива для нашей экономики дело не ограничивается, однако настало время и позитива, которого при дешевой нефти тоже хватает. В первую очередь, это дешевое топливо для автотранспорта, что с 1 апреля ощутил на себе каждый владелец автомобиля.

В этот день, например, стандартный бензин с октановым числом 95 подешевел на 1,03 шекеля, опустившись до крайне низкой стоимости в 4,89 шекеля за литр. Собственно, подешевели все виды топлива на основе нефти, что означает снижение себестоимости в отраслях, где они используются, например, транспортных и пассажирских перевозках. Более того, положительное развитие ситуации продолжится в мае. 

Согласно предварительным оценкам, с 1 мая бензин подешевеет еще на 15-20 агор за литр - точнее на данный момент сказать нельзя. Дело в том, что цена на предстоящий месяц определяется по усредненным тарифам на нефть за последние пять будних дней в средиземноморских портах Италии и Франции, а также исходя из курса доллара по отношению к шекелю в эти же дни. Кстати, доля налогов в 4,89 шекеля за литр составляет 78%!

И еще один момент: снижение цен на топливо, будь то бензин, солярка или авиационный керосин, - весьма позитивный фактор для ЦАХАЛа. Ведь это одна из существенных статей расходов армии как в мирное время, так и в чрезвычайных ситуациях. Теоретически, сэкономив на расходах, можно увеличить и масштабы учений, что критически важно для боеспособности армии. 

"Новости недели"