Космический "глаз" Тегерана

В мире
№123 (1254)

22 апреля ракета-носитель "Касед" с мобильной платформы вывела на орбиту высотой 426х444 км первый в истории Ирана спутник военного назначения. Запуск - и это примечательно - впервые осуществлен Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР), а не местным космическим агентством

Иранская космическая программа работает, главным образом, на военные нужды, занимаясь совершенствованием баллистических ракет, однако на пропагандистском уровне власти всегда подчеркивали ее мирный характер. Этому служил и тот факт, что запуски до сих пор осуществлялись гражданской структурой. Теперь же условные маски сброшены, и в качестве исполнителя выступил КСИР. Данное событие стало своего рода реваншем за неудачные попытки "гражданских" вывести на орбиту небольшие спутники в январе 2019-го и феврале нынешнего года.

Что же представляет собой спутник под названием "Нур" ("Свет") и представляет ли он угрозу - в частности, для Израиля? 

От иранцев особых подробностей пока не поступило, если не считать общих высказываний командующего КСИР генерала Хусейна Салами, о том, что запуск послужит "наращиванию разведывательной стратегической мощи Ирана". Можно предположить, что речь идет об аппарате, осуществляющем съемку поверхности Земли. Но если от иранцев ожидать какой-либо серьезной информации на данный счет не стоит, то официальные оценки США достаточно конкретны. Параметры "Нур", судя по американским данным, очень невелики – 10х10х30 см. Уже из этого, а также факта, что иранские возможности съемок из космоса далеки от мировых стандартов, можно заключить, что потенциал спутника в качестве разведывательного близок к нулю. В подобном духе высказался в своем "Твиттере" командующий Космическими силами США генерал Джон Рэймонд, назвавший "Нур" "веб-камерой в космосе, которая вряд ли предоставит информацию". 

И все же, хотя в качестве разведывательного КСИРовский спутник угрозы не несет, все не так хорошо и просто, как может показаться на первый взгляд. При анализе иранской угрозы следует рассматривать таковую и в долгосрочной перспективе. И в этом смысле факт, что КСИР вывел на орбиту с мобильной платформы некий объект, очень важен сам по себе. Если же "Нур" способен передавать на Землю хоть что-то, пусть даже не представляющее ценности, то прогресс иранцев вполне можно будет обозначить как весомый. Притом, что они еще далеки от создания полноценного разведывательного спутника, шажок, а может, даже шаг в правильном направлении сделан, и это немаловажно. Но не спутниками едиными привлекает иранская космическая программа, которая есть, по сути, ответвление программы ракетной военной, а тем, что, как уж было отмечено, за запуск, осуществленный из пустыни в центре страны, взялся непосредственно КСИР. Поэтому особое внимание стоит обратить на ракетные оставляющие. 

Носитель "Касед" представляет собой этакий трехступенчатый (можно сказать, и двухступенчатый) симбиоз. Первая ступень - жидкостная и, судя по всему, относится к близким родственницам семейства баллистических ракет средней дальности (БРСД) "Шихаб-3"/"Гадр" с официально заявленной дальностью в 1950 км (то есть способной достичь Израиля из глубины иранской территории). Вторая ступень твердотопливная, а третья невелика и полноценной ступенью ее считать необязательно: в сущности, это разгонный блок. 

Помимо того, что механизм в целом отработал штатно, стоит обратить особое внимание на вторую ступень. Как отмечено целым рядом экспертов, здесь почти наверняка испытывался новый двигатель. 9 февраля вместе с новой ракетой "Раад-500" (дальностью 500 км, и потому представляющей угрозу для Израиля в случае размещения в Ливане и Сирии), КСИР продемонстрировал широкой публике новый твердотопливный двигатель с изменяемым вектором тяги под названием "Салман". Его официальный дебют, очевидно, и состоялся в процессе описываемого запуска спутника. Но дело даже не в том, что в будущем с его помощью можно будет выводить на орбиту более совершенные спутники, чем "Нур". Дело в появлении у иранцев перспективного двигателя для новых твердотопливных баллистических ракет, которые, по замыслу Тегерана, должны быть более дальнобойными, точными, грузоподъемными и менее уязвимыми для систем ПРО, чем состоящие сегодня на вооружении. Что касается твердотопливных ракет в целом, то они имеют ряд преимуществ перед жидкотопливными. Например, гораздо более короткую, а значит, и более скрытную подготовку к старту.

Словом, если появление настоящего разведывательного спутника у Ирана еще выглядит весьма отдаленной перспективой, то очередной шаг в деле создания новых ракет - а иранскую ракетную программу Израиль, да и не он один считает приоритетной угрозой,-  весьма значим.

Но опустимся из комических высей на землю, а точнее, на морскую гладь. 16 апреля 11 катеров КСИР, подходящих под определение крупных моторных лодок, предприняли действия, повлекшие серьезную эскалацию напряженности в отношениях с США. И это притом, что в свете событий последних месяцев обстановка в Персидском заливе и окрестностях и так предельно накалена. Некоторое время иранские катера совершали опаснейшие маневры в непосредственной близости от шести американских боевых кораблей, которые совместно с ударными вертолетами "Апачи" сухопутных сил решали учебные задачи в международных водах. КСИРовцы не только вплотную приближались к американцам, но буквально "подрезали" их на огромной скорости. Судя по видео- и фотосъемке с места событий и официальным данным американских военных, дистанция между кораблями зачастую сокращалась до 10 метров, причем иранцы никак не реагировали на предупреждения. 

Казалось бы, воды нейтральные, и пока не стреляешь и не идешь на таран, делай все, что угодно. В реальности же провокационному поведению должен быть предел, и это как раз тот случай: подобные действия не просто вызывают раздражение, но представляют опасность. Тем более что американцы исходят из худшего сценария: а вдруг иранцам что взбредет в голову... Ведь, находясь в считанных метрах от крупных боевых кораблей, "москитный флот" КСИР имеет серьезные козыри. Собственно, в гипотетическом морском противостоянии с США Иран во многом и делает ставку на то, что используя высокую скорость и большую численность, малоразмерные катера сумеют приблизиться к противнику на минимальную дистанцию. Только так у КСИР появляется шанс на успех, и американцы просто обязаны учитывать это даже в мирное время. Мирное - не значит безопасное. И дело не только в недавних памятных "анонимных" атаках на иностранные танкеры или ключевые объекты саудовской инфраструктуры. Напомню, что над нейтральными водами был сбит и американский стратегический беспилотник, а в ответ на ликвидацию генерала Касема Сулеймани иранцы решились нанести удар оперативно-тактическими ракетами по базе в Ираке, где находились военные США.

Когда нервы на пределе, а опасность реальна, допускать действия иранцев, как можно было наблюдать 16 апреля, - чрезмерный риск. Реакция Вашингтона была несколько замедленной, но зато весьма неожиданной: в своем "Твиттере" президент Дональд Трамп сообщил, что отдал своему флоту распоряжение "открывать огонь и уничтожать иранский корабль, если тот станет донимать (читай - предпринимать откровенно провокационные действия) американские суда". Командующий КСИР разразился заявлением в аналогичном духе - о собственном приказе уничтожать американцев. 

Возникло предположение, что заявление Трампа главным образом призвано хоть немного приподнять цены на нефть. На фоне роста напряженности в Персидском заливе это и произошло, пусть и временно. Но нефть нефтью, а в случае повторных провокаций КСИР вероятность столкновения с американцами заметно возросла. Если до ликвидации Сулеймани иранцы явно недооценивали способность Трампа к действиям, то теперь в Тегеране должны были переосмыслить свой подход.

Решится ли КСИР повторить рисковый кульбит образца 16 апреля? Если да, шанс нарваться на серьезный отпор американцев со всеми вытекающими последствиями очень велик. И, напротив, - если подобные действия Ирана останутся безнаказанными, это нанесет серьезный удар по имиджу президента США.

«Новости недели»