Конец тупика?

В мире
№129 (1260)

Мирон Я. Амусья

Credit: EPA-EFE/Janerik Henriksson

Шведская модель борьбы с коронавирусом была проста и сводилась практически к ничегонеделанью в отношении вируса, который тогда люди досужие путем легкой манипуляции с числами и процентами переводили из огромной и совсем незнакомой угрозы в обыкновенный и хорошо знакомый грипп. А гриппа чего бояться? С ним мы сталкиваемся ежегодно, каждую осень и зиму. От него почихаешь, покашляешь и побежишь дальше, как ни в чем ни бывало.

В Китае отдельные дома с заболевшими сначала окружали пластиковыми загородками. Потом закрыли город с населением в 12 миллионов, а затем и целую провинцию чуть ли не в 90 миллионов человек. Но для многих это был не указ и не пример. Китай далеко, там у власти коммунисты, которые чуть что норовят ограничить своих рабов-граждан.

Мы же не китайцы, а свободные люди. С этим паршивым жалким коронавирусом готовы встретиться на баррикадах и победить, как ранее в борьбе за нашу и вашу свободу побеждали наши старшие товарищи и предки. Не сидеть же взаперти и без работы из-за какой-то крохотули неясного происхождения и сомнительного ущерба. Ни в жизнь!

Но крохотуля оказалось довольно сильной, число заболевших стремительно росло, равно как и число умерших. Из памяти людской извлекли запрятанное там всего-то столетие назад. Это помогло осознать, что грипп гриппу рознь, и вспомнить, пусть и несколько в другой связи, что иногда даже простой экономист может сотворить дела куда похлеще, чем тетя Сара, которая старший экономист.

Видя происходящее, одно за другим правительства развитых, а потом и неразвитых стран делали единственное, что могли делать, чтобы отвратить с неизбежностью рока надвигающийся вал заболеваний и смертей: старались сначала изолировать очаги заболеваний, а когда их оказалось слишком много, перешли к всеобщему карантину и режиму самоизоляции.

В основе такого подхода лежало признание факта, что вирус передается в основном человеку от человека. Значит, сведя к минимуму контакты между людьми, можно замедлить рост числа инфицированных. 

В принципе, это удалось, о чем свидетельствует линейный во времени, а не экспоненциальный, гораздо более быстрый рост числа заболевших. Это число уже много дней растет в мире примерно на 100 тысяч в сутки, даже несколько уменьшаясь, а не возрастая с ростом числа заболевших, которое к 8 июня достигло уже 7,1 млн человек. Число же умерших в день устойчиво убывает, составляя на ту же дату 3400 человек при общем числе жертв пандемии в 406 тысяч.

Достигнутое всем миром замедление развития пандемии - результат важный, подтверждающий правильность стратегии борьбы с нею. Но путь изоляции - затратный, приводящий к значительным экономическим потерям, массовой безработице, неудобствам изоляции.

Эти предвидимые трудности, равно как и определенная халатность, привели к тому, что в самых развитых странах Запада и США с введением карантина запоздали. В результате число умерших на миллион жителей увеличилось до очень высоких значений - от 340 в США до почти 600 человек в Великобритании, Испании и Италии.

Долго не вводила карантин Великобритания, чей премьер-министр усвоил, что, как и его великий предшественник, может обещать подданным лишь "пот, слезы и кровь". Но им помог случай – Борис Джонсон заболел сам, еле, как писал, выжил и сразу ввел жесткий карантин. За опоздание сполна платит население, а поддержка им Джонсона почему-то даже возросла. 

Гораздо менее удачливой оказалась Швеция, где ни глава правительства, ни главный эпидемиолог так и не заболели.

Скандинавские страны стали жертвами пандемии заметно позднее, чем страны Южной Европы. Казалось, что какие-то генетические особенности позволяют жителям этих стран успешно противостоять коронавирусу. Но у властей (и населения) Дании, Норвегии и Финляндии возобладала осторожность, на сегодняшний день проявившаяся в том, что у них умерли от коронавируса 102, 44, и 58 человек на миллион жителей соответственно. 

Существенно, что у них 90, 95 и 83% от общего числа заболевших соответственно уже выздоровели. Власти тщательно проверяют население, доведя число тестов на коронавирус соответственно до 122, 47,5 и 36,7 тысячи на миллион жителей.

На беду шведов, главный эпидемиолог их страны - он же автор того, что получило название "шведской модели" - Андерс Тегнелл решил: "Мы пойдем путем иным". 

И пошел. Он сам вроде нормальный, хорошо образованный врач средних лет, отнюдь не начинающий в эпидемиологии. Вероятно, это обеспечило ему поддержку правительства и, как ни странно, даже сильно пожилой части населения. 

Шведы, видно, ищут глубинный смысл в его действиях, ждут обещанного "коллективного иммунитета", иногда именуемого "стадным", надеются насладиться плодами того, что экономика - от крупных предприятий до мелких мастерских и кабаков - открыта. 

Что касается коронавируса в Швеции, то там на миллион умерло 462 человека - в 4,3, 10,3, и 7,6 раза больше, чем в Дании, Норвегии и Финляндии, а тестов проведено 27,3 тысячи - во много раз меньше, чем у соседей. Но зато гуляют свободно, сколько и когда хотят!

Действительно, одна из ведущих стран и экономик Евросоюза, Швеция, не закрывала магазины и начальные школы, не запрещала людям выходить из дома. Власти ограничились рекомендациями населению соблюдать дистанцию и по возможности работать из дома, отменили массовые мероприятия (более 50 человек) и очные занятия в старших классах и университетах.

Да, кстати, а какая доля заболевших в Швеции уже выздоровела, и виден ли в этом пункте "свет в конце туннеля"?

Ответ, появившийся всего пару дней назад на сайте про коронавирус, - N/A, что означает "данных нет". А это важная цифра с точки зрения туннельного, так сказать, света.

А я вот помню, что для Швеции, как минимум, весь май число выздоровевших всего на 5-10% превышало число заболевших. Если это соотношение не изменилось кардинально за 2-3 дня, или если в прошлые данные не вкралась систематическая ошибка, что крайне маловероятно, то в Швеции вылечившихся не более 11% от числа заболевших.

Подобное просто несопоставимо с результатами соседей. 

Хотел бы оказаться неправ, но не скрою своих подозрений, что эту цифру власти Швеции не хотят публиковать. Ведь если она верна, впереди у страны не свет, а полная тьма с эдак еще 20 тысячами умерших!

Считаю уместным сравнить результаты Швеции и Израиля, где 32 человека умерших на миллион, то есть в 14,4 раза меньше, чем в Швеции, да и излечились 84%, а не 11%, заболевших, как у них. 

Правда, иммунитет к коронавирусу, по предварительным данным, обнаружен у всего 2,5% населения Израиля при 7% в Швеции. 

Несмотря на это, ура!

Им бы не мораль нам по внутренней политике читать, а учиться, как одолевать сложнейший вызов природы.

Важно, что премьер-министр Израиля и его команда в соответствии с еврейской традицией четко сформулировали приоритет спасения человеческих жизней, а также подготовку медицинской системы страны к возможному наплыву тяжелых больных. Ослабляя карантин, они объяснили условия его, не дай Бог, возвращения и сообщили, что медицинская система всесторонне подготовлена к ухудшению ситуации. 

Теперь за свое здоровье и благополучие отвечает у нас в первую очередь сам гражданин, продолжая ограничения и следуя прочим инструкциям. Государство же обязуется предоставить каждому при необходимости место в обычной палате или реанимации, приставить врачей и сестер с необходимым оборудованием и медикаментами, а в случае тщетности лечения - обеспечить место на кладбище. Ясный и четкий социальный договор.

Возвращаясь к "шведскому пути", замечу, что даже в сущности своей - как опыт решения проблем, связанных с коронавирусом - он не чист. Я имею в виду, что карантин у соседей обеспечивает Швецию без всяких усилий и ограничений односторонним карантином, поскольку поток в их страну резко ограничен. Большой размер Швеции позволяет ее гражданам, не вступая в открытую полемику с главным эпидемиологом, просто уехать на дачу, которая есть у немалого числа шведов, подальше от особо опасных двух-трех городов.

Есть расхожие штампы, вроде "Только будущее покажет, кто прав", "Все равно все умрем" или "Тот не ошибается, кто ничего не делает". За штампами легко скрыть очевидные промахи и даже преступления. Эксперимент Тегнелла - вдохновляющий пример для Бразилии и Беларуси. Но в первой президенту уже пришлось выгнать трех министров здравоохранения, несогласных с "иным путем", состоящим в преднамеренном убийстве сограждан при отягчающих обстоятельствах. А в Беларуси по той же причине уволили пока лишь одного. Но, согласно опубликованным данным, и там, и там "маразм крепчает".

"Шведский путь" пользуется поддержкой ряда журналистов, многих людей, для которых "нарыв на чужой заднице не болит".

Нередко встречаются статьи, в которых "шведский путь" упоминался как "надежда консервативного человечества".

Прочитал у одного сторонника этого пути, что сравнить его с общепринятым можно будет только тогда, когда прояснятся все "про" и "контра", когда сравнится ущерб экономике от того или иного подхода.

Тут делается тонкий намек на то, что пока другие будут напрягаться в восстановлении мелкого и среднего бизнеса, в предоставлении ему денег для поддержки существования и возрождения, Швеция будет от всех таких проблем избавлена, поскольку ее экономика к походу и немедленному захвату позиций конкурентов готова. 

Но, как оказалось, не тут-то было! "Volvo" или "Saab", например, готовы производить, но мир сейчас един, и в этом мире "Volvo" или "Saab" нуждается в уйме комплектующих, которые исчезли в ходе карантина. Да и готовые изделия покупать некому - всемирный карантин, знаете ли, в сторонке не отсидеться. 

В результате оказалось, что потери экономики Швеции составят не менее 7%, что всего на 1% меньше, чем у карантинных соседей. Но зато те не занимались каннибализмом, как в Швеции, и сохранили тысячи жизней своих граждан. 

Замечу, что умершие от коронавируса, по оценкам английских специалистов, могли бы еще прожить в среднем девять лет.

Главный эпидемиолог Швеции неоднократно упоминал, что важнейшее достоинство его пути - это подготовка ко второй волне пандемии, которая будто бы весьма вероятна осенью. Ее Швеция встретит во всеоружии "коллективного иммунитета", который выработается, как он недавно обещал, к концу июня у примерно 50% шведских граждан. Проверить наличие иммунитета можно, обнаружив в крови человека соответствующие антитела. 

Тесты в Стокгольме - городе, где контакты посторонних по сравнению с другими местами в Швеции наиболее вероятны, выявили наличие иммунитета по отношению к коронавирусу всего у около 7% жителей. Весьма далеко это от обещанных 50%.

Все это привело к тому, что Тегнелл в интервью Swedish Radio  впервые признал, что его стратегия борьбы с коронавирусом привела к слишком большому количеству смертей. 

"Если бы нам снова пришлось столкнуться с той же болезнью с уже накопленным багажом знаний, думаю, наша стратегия была бы другой - средним между тем, что сделала Швеция, и тем, что сделал остальной мир", - заявил эпидемиолог. 

Потом он, правда, начал вилять, и на пресс-конференции заявил, что, хотя его комментарии были процитированы верно, журналисты "преувеличили" их. 

Но слова уже вылетели, и обратно их не вернуть, тем более что в поддержу именно этих слов говорят цифры.

Кстати, на "Фейсбуке" мне один читатель написал: 

"Могу добавить, что, по свидетельству живущих в Стокгольме родственников, никакого широкого тестирования на вирус там не делают - вопреки заявлениям Тегнелла. Только тяжелобольным. Врачам других, не связанных с коронавирусом специальностей, запрещают надевать маски при амбулаторном приеме пациентов под угрозой увольнения… 

От себя добавлю, что врачи в Швеции бунтуют против Тегнелла, считая его идиотом, дорвавшимся до власти".

С экспериментом Тегнелла, на мой взгляд, покончено. "Шведский путь" оказался жизнеёмким тупиком, из которого Швеции теперь придется выбираться с большим трудом. 

Поражает, что в том, что я читал у самих шведов в переводе на английский и русский, я не нашел обсуждения очевидной аморальности "шведского пути", не встретил оценок того ущерба, который подобное поведение наносит обществу. А ведь это очевидно, что общество, которое во имя открытых ресторанов жертвует жизнью граждан, опасно больно.

Что касается главной цели, то прекращение пандемии может быть достигнуто не только за счет выработки "коллективного иммунитета", но и путем изоляция источников заражений, что возможно, когда их останется не слишком много.

Все данные по пандемии взяты с сайта Worldometer за 06. 08.20

"Новости недели"