Индия и Китай – не братья навек

В мире
№131 (1262)
После 45 лет фактического затишья на одном из спорных участков индийско-китайской границы резко возросла напряженность
 
Изображение: Defense Mapping Agency - University of Texas Libraries, The University of Texas at Austin, United States Geological Survey | Википедия
 
С начала прошлой недели число погибших военнослужащих двух самых населенных стран мира, обладающих ядерным оружием, пошло на десятки. Это верно, по крайней мере, в отношении индусов, официально признавших гибель 23 человек, включая офицера в звании полковника, и двух десятков тяжелораненых. На момент написания этих строк Пекин данные о собственных потерях не представил, но судя по полуофициальным китайским источникам, таковые имеются.
 
Многие десятилетия на слуху индо-пакистанский конфликт, а между тем, на границе Индии с Китаем протяженностью более 4000 км уже давно далеко не гладко.
 
 
Согласно приблизительным оценкам, Китай насчитывает около 1.403 млрд граждан, в Индии проживают примерно 1.374 миллиона, что в сумме превышает 35% населения планеты. Китай на данный момент является единственным реальным претендентом на определение сверхдержавы, каковой являются США. Индия мечтает попасть в их число в будущем, хотя пока это лишь мечты. Помимо наличия у обеих стран ядерного оружия, также важен личностный фактор. В политике индийского премьера Нарендра Моди и председателя КНР Си Цзиньпина сильна национальная и даже националистическая составляющая. Угроза военного столкновения между такими государствами может оказать огромное влияние не только на их отношения, но и на всю мировую политику. Разумеется, все это представляет огромный интерес как с военной, так и экономической точки зрения.
 
Территориальный конфликт в отношениях двух стран вызрел еще в колониальные времена, когда не существовало точно определенной границы между Британской Индией и Тибетом, в 1950 году занятом войсками КНР. Наиболее крупные спорные участки расположены в западном секторе вблизи границ обеих стран с Пакистаном, а также восточном, на сопряжении Индии и Китая с Бутаном. Чуть западнее пограничный рубеж конфликтующих сторон прерывает Непал. Спорные территории, которые обладают где-то стратегическим, а где-то символическим значением, находятся высоко в Гималаях, что накладывает на военных серьезные ограничения.
 
В 1950 году Джавахарлал Неру с рамках своей антиколониальной принципиальности признал за КНР право на Тибет. Однако очень скоро это аукнулось индусам: коммунистический Китай стал оспаривать конфигурацию тибетско-, то есть уже китайско-индийской границы. Напряженность начала возрастать в 1954 году, в 1960-м произошли первые перестрелки, а в 1962-м грянула полноценная пограничная война, завершившаяся победой Китая, нанесшего поражение двум индийским дивизиям. Согласно официальным данным, индийская сторона потеряла тогда около 2500 человек убитыми и пропавшими без вести, еще 3350 военных попали в плен. Потери победителей остались неизвестны.
 
В 1965 году в районе Сиккима конфликт носил гораздо более локальный характер. В сентябре-октябре китайцы осуществляли там атаки индийских опорных пунктов, но без особого успеха. Потери оборонявшихся составили 62 человека, потери атакующих оценивались в несколько раз больше.
 
Наконец, в 1975 погибли четверо индийских военных. С тех пор территориальные проблемы между странами остались, но боевые столкновения прекратились. Ситуация была смягчена по итогам соглашений 1993-го и 1996 годов, а индийско-китайская граница получила официальное наименование "линии фактического контроля".
 
Еще пара любопытных моментов. В 1962 году Мао Цзедун был весьма разочарован тем, что СССР занял нейтральную позицию в конфликте. А решение Индии создать собственную атомную бомбу было в заметной степени продиктовано именно конфликтом с ядерным Китаем, среди прочего, наладившим тесные отношения с другим геополитическим противником Дели — Пакистаном.
 
Но вернемся в наши дни. Полноценные подробности кровавого инцидента в долине горной реки Галван (по китайски — Цзялэвэньхэ) пока неизвестны. Однако поражает тот факт, что огнестрельное оружие сторонами то ли не использовалось вовсе, то ли использовалось по самому минимуму. Все или почти все 23 индийских военных погибли во время рукопашной – с применением камней, железных прутьев и дубинок, обмотанных колючей проволокой. Массовые драки военных двух стран (в ряде случаев с захватом индусов в краткосрочный плен) происходят на спорном западном участке границы еще с мая. Однако нынешние события приняли характер настоящей бойни, результаты которой оказались столь тяжелыми во многом из-за сложных погодных условий в горах: раненые не смогли получить своевременную медицинскую помощь.
 
Дело в том, что упомянутая "линия фактического контроля" точно не определена, что послужило причиной взаимных обвинений сторон в ее нарушении. Индусы сожгли палатку установленную китайцами на их, как они считали, территории. Тогда, если верить индийской информации, китайцы перебросили на место многочисленные резервы, и их оппонентам, понесшим тяжелые потери, пришлось спасаться бегством.
 
На момент написания этих строк в индийских СМИ и политических кругах царит возмущение. Масштабного столкновения и, тем более, войны не желает ни одна из сторон, однако Нарендру Моди с его традиционно жесткой внешней политикой спустить подобное побоище на тормозах будет очень непросто. В любом случае, в Дели уже массово звучат призывы ввести против КНР, для которой Индия является важнейшим рынком, экономические санкции.
 
С военной точки зрения вооруженные силы КНР превалируют над таковыми Индии, хотя уже давно не участвовали в боевых действиях. С другой стороны, при локальных столкновениях общее преимущество значения может не иметь. Тем более что в ряде аспектов технологический перевес может быть за индусами, оснащенными передовыми западными, в том числе, израильскими системами. Индия является крупнейшим клиентом израильского ВПК, поэтому любой конфликт с ее участием представляет для нашей страны особый интерес. Правда, в феврале 2019 года в ходе ряда столкновений с пакистанцами индийские военные проявили себя далеко не лучшим образом — в первую очередь, в воздухе. Среди прочего, они потеряли в бою с вражескими самолетами свой модернизированный истребитель МиГ-21, безосновательно приписывали себе нанесение потерь противнику, а также огнем ЗРК "Спайдер" израильского производства уничтожили собственный военно-транспортный вертолет…
 
Если исходить из базисной логики, обоим гигантским государствам военный конфликт абсолютно ни к чему, особенно в условиях проблем, связанных с пандемией короновируса, а для Китая еще и обострением отношений с США. Кстати, столкновение с Индией может привести к дальнейшему сближению Дели и Вашингтона, что Пекину совсем не на руку. Однако логика логикой, а реальные события в очередной раз показали, что руководствуются ей не всегда. Тем более, если политики в странах-участницах могут оказаться заложниками ситуации, которая иногда имеет свойство выходить из-под контроля.
 
"Новости недели"