БАБЕТТА СНОВА ИДЕТ НА ВОЙНУ

Тема номера
№24 (372)




Бывшая кинодива сотрясает общественные устои

Политически корректная Франция шокирована новой книгой Брижит Бардо «Крик в безмолвии», которая только что вышла в свет в издательстве «Дю Роше».

Ее полемический опус предваряет эпиграф из Пифагора: «Пока люди убивают животных, они будут уничтожать и друг друга». Бывшая кинодива решила свести счеты с обществом, которое вызывает у нее реакцию отторжения. Ей ненавистны государственные институты, телевидение, которое, по ее словам, истекает «вербальной спермой», иммигранты, гомосексуалисты, охотники, политики-перевертыши, женщины-министры и т. д. С симпатией она относится только к тем, кто сохранил верность своим убеждениям, - бессменному лидеру троцкистской партии «Рабочая борьба» Арлетт Лагийе и главе ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле Пену, в рядах которого состоит ее нынешний – четвертый - муж Бернар д’Ормаль. «Политики сейчас являются частью международного шоу-бизнеса, - говорила мне Бардо. - Они ведут себя скорее как звезды, чем как правители. Часто забывают о своей огромной ответственности и о своих функциях для того, чтобы очаровать публику словами и обещаниями, которые обычно не выполняют. Они в моих глазах смешны и неэффективны».выступил против войны в Ираке.
Она возмущена «исламизацией Франции», разбазариванием средств налогоплательщиков, положением стариков, лицемерием власть предержащих. Досталось и учителям, которые приходят в школу «небритыми, в грязных рубашках и заношенных джинсах», равно как и «профессиональным безработным», которые соглашаются работать только по-черному и на своих условиях. В результате на Брижит подали в суд Лига прав человека, Движение против расизма и за дружбу между народами и даже ассоциация «Интер – ЛГБТ» (лесбиянки, геи, бисексуалы и транссексуалы). «Мы требуем санкций, которые послужили бы для всех примером, ибо имеем дело с рецидивисткой», - подчеркнул глава Лиги прав человека Мишель Тюбьяна, имея в виду то, что Бардо неоднократно выступала с расистскими, по его мнению, речами. На грани срыва оказалась посвященная ей телепрограмма «Нельзя всем нравиться» после того, как ведущий стал зачитывать некоторые скандальные пассажи из «Крика в безмолвии», и дело едва ли не дошло до рукопашной, когда на сцену из-за кулис бросился защищать свою жену Бернар д’Ормаль. После публикации последней книги газета «Монд» безжалостно назвала мадам Бардо «другом животных, врагом людей». Она идентифицировала себя с животным, полагает, со своей стороны, психоаналитик Филипп Гримберг: «Для меня «Крик в безмолвии» – это призыв о помощи раненой женщины».
Брижит Бардо, причисляющая себя к «маргиналам и реакционерам», претендует на роль рупора молчаливого большинства. Она требует восстановления смертной казни для детоубийц. «Глобально я презираю все человечество, - говорит она, - но меня трогает положение отдельных людей. Я даю деньги бедным, старикам, детям, но не кричу об этом на всех перекрестках». Действительно, она всегда готова прийти на помощь ближним – как четвероногим, так и двуногим.

Неописуемую славу Брижит Бардо принес самый первый фильм ее мужа Роже Вадима «И Бог создал женщину», снятый в 1956 году. «Я не изобрел Брижит Бардо, - рассказывал мне Роже Вадим, - а лишь помог ей, оставаясь самой собою, раскрыться, научил актерскому ремеслу. Я отвожу себе скромную роль огранщика бриллиантов. Думаю, что делал это удачно. Судите сами: для образа Марианны – символа Франции, бюсты которой украшают все мэрии страны, французы выбрали двух моих жен – вначале Бардо, а потом – Катрин Денев».
Нет, она не жалеет о том, что навсегда ушла из кино, когда ей было всего 38 лет: «Не надо преувеличивать. Кино не вызывало у меня отвращения. Оно дало мне возможность иметь необычайно интересную жизнь. Я снялась в 48 лентах, из которых всего семь были стоящими... Кретины писали, что это кинематограф меня бросил. Конечно, мои последние фильмы были ничтожными. Но когда я объявила о своем решении уйти, то сразу получила многомиллионное предложение сняться с Марлоном Брандо. И я ответила: «Нет!». И по-прежнему главным делом жизни она считает помощь животным: «Я отдала свою молодость и красоту мужчинам, а мудрость и ум – животным... Я забыла о своей внешности, о своем статусе звезды, чтобы отдать себя в их распоряжение. Для достижения цели, которую я перед собой поставила, не хватит всей моей жизни».
Брижит Бардо живет на своей вилле «Мадраг» в супермодном средиземноморском курорте Сен-Тропе в окружении сотни собак, кошек, лошадей, пони, коз, баранов, гусей, голубей и прочей домашней твари. Бывшая актриса никогда не делала косметических операций, не прибегает к омолаживающим пилюлям и выглядит на свои 68 лет. Она ходит, опираясь на трость, - артроз бедра причиняет ей немыслимые страдания, которые она мужественно переносит. Нужна операция, но она терпеть не может больничную атмосферу, да и не верит врачам.
После выхода в свет книги мне удалось побеседовать с Брижит Бардо. В своих редких интервью она соглашается отвечать на вопросы, связанные с ее нынешней борьбой, а не с прошлой карьерой.Что же касается ее мужей и любовников, то сегодня они, по словам Бардо, в основном вызывают у нее чувство жалости.
- Несколько лет назад вы опубликовали два тома своих мемуаров – «Инициалы Б.Б.» и «Квадрат Плутона», которые тогда наделали много шума. Почему вы решили вернуться к прошлому, на котором поставили крест? Вы, кажется, хотели напрочь забыть вашу артистическую карьеру.
- Кино – это часть моей жизни. Оно позволило мне стать знаменитой, а моя известность очень помогает мне защищать животных. Я писала мемуары не для того, чтобы вернуться к прошлому. Прошлое есть прошлое, а я всегда стремлюсь к будущему. Однако обо мне и о моей жизни было написано столько глупостей – как в журналах, так и в биографиях, людьми, которые никогда меня не видели и не знали! Поэтому я хотела оставить о себе истинный след, рассказать о том, чем на самом деле была моя жизнь.
- В вашей книге вы часто бываете безжалостны по отношению к людям и к самой себе...
- В книге я правдиво рассказываю обо всем, что я думаю, что чувствую, о том, что у меня на душе. Я не делаю подарков ни другим, ни себе. Зачем мне было писать мемуары, если бы я в них лгала?
- Вы особенно жестоки по отношению к Катрин Денев и к Алену Делону. «Конечно, Делон красив, - пишете вы. – Но не менее красив и мой комод Людовика ХVI. Общаться мне одинаково трудно и с тем, и с другим».
- Я не жестока по отношению к Денев, я даже воздала должное ей самой и ее сестре Франсуазе Дорлеак, когда она умерла. Что же касается Делона, то по отношению к нему я действительно более жестока! Но это то, что я о нем думаю.
- Неужели у вас нет ни малейшей ностальгии по той эпохе, когда вы были одной из величайших звезд мира?
- Боже мой, конечно нет! Я никогда ни о чем не жалею. Я сама в жизни делаю выбор, и никто меня не заставлял заниматься тем, чем я занимаюсь. Я не живу прошлым, а только настоящим.
- Почему же вы так рано ушли из кино?
- Потому что нельзя одновременно заниматься двумя вещами. Защите животных я посвящаю 24 часа в сутки. Это очень тяжелая, очень жестокая битва, которую к тому же многие презирают и не понимают. Я приоткрываю двери, делаю все, чтобы люди осознали значимость этой проблемы. Я мужественно сражаюсь и верю в свои силы, даже если иногда мне приходится плакать.
- Как вы относитесь к сегодняшнему кинематографу?
- Я не хочу давать оценку современного кино, но сожалею, что оно стало таким посредственным и одновременно полным насилия. Оно является отражением нашего общества... Конечно, хорошие актеры есть, но нет больше легендарных звезд. Это время кончилось.
- Вы тем не менее сохранили какие-то контакты с миром кино?
- Нет. Я разорвала все связи, к тому же мы давно идем разными путями. У меня другая жизнь. Страница перевернута.
- Вам случается пересматривать фильмы с вашим участием?
- Нет, я никогда не хожу в кино. И мне больно пересматривать фильмы с моим участием, ибо прошлое есть прошлое. Да здравствует, настоящее!
- Кто вам нравится из современных режиссеров и актеров?
- Мне нравится режиссер Жан-Жак Ано, снявший фильмы «Любовник», «Медведь» и другие. Из актрис я бы назвала Ариэль Домбаль - она красива и умна, а также Софи Марсо, которая напоминает меня в молодости.
- Несколько лет назад умер ваш первый муж Роже Вадим, у которого вы дебютировали в кино. Именно он открыл вам, а затем своим другим женам - Катрин Денев и Джейн Фонда путь в кинематограф...
- Я любила Вадима, потому что он был моим мужем и дал мне возможность сняться в фильме «И Бог создал женщину». Я любила его как человека и равнодушно относилась к нему как к режиссеру.
- Напомните, пожалуйста, нашим читателям, чему посвящена ваша вторая книга...
- «Квадрат Плутона» – это чреватая опасностями комбинация звезд, от которой все мы в большей или меньшей степени страдаем в возрасте от 40 до 50 лет. Это - испытание, которое выпадает на нашу долю, и если мы с ним справляемся, то тогда в состоянии вступить во вторую часть нашей жизни – с ее старостью и со смертью. Я рассказываю о трудном периоде своей жизни, связанном с тем, что я в 38 лет оставила кино и занялась защитой животных. Все было очень непросто – меня презирали, высмеивали. Мне пришлось многое пережить...
- Давайте поговорим о деятельности вашего Фонда в защиту животных.
- Этот фонд я создала одна. Для этого я продала все свои ценные вещи – драгоценности, сувениры, мебель, безделушки, картины, платья и даже мою гитару для того, чтобы собрать сумму в 3 миллиона франков, необходимую для его создания. Затем я подарила ему свой дом «Мадраг» в Сен-Тропе с тем, чтобы получить от французского государства признание статуса «общественной пользы». Сейчас он насчитывает 40 тысяч членов из разных стран мира, располагает помещениями, в которых постоянно трудятся 20 служащих. Он имеет в провинции центр приема для всех бездомных животных, которых удалось спасти от бойни или которые слишком старые. У нас также есть дом транзита, в котором мы держим брошенных собак и кошек. Они находятся там в ожидании новых хозяев.
- Почти три десятилетия вы ведете борьбу против жестокого обращения с животными в разных странах мира. В какой мере вам удалось добиться улучшения их участи? В этой войне вы больше одержали побед или потерпели поражений?
- В этой войне я не выиграла ни одной крупной битвы, хотя и одержала заграницей несколько незначительных побед.
- Что сегодня является приоритетом вашего фонда?
- Приоритетов множество. Домашних животных становится так много, что это превращается в настоящую проблему, которая может вылиться в драму, если власти не примут драконовских мер. Приемники переполнены, а животных бросают все чаще и чаще. Наконец, к нам поступают контрабандные животные из стран Восточной Европы... Над этими несчастными созданиями проводят опыты в косметических целях, которые следовало давным-давно запретить. По-прежнему существует ужасная практика потребления конины во Франции, Бельгии, Италии и т.д.
- Если не ошибаюсь, вы хотите предоставить животным юридический статус...
- Да, животное не является игрушкой, и к нему надо относиться с уважением. Эти несчастные чувствуют приближение смерти, когда люди ведут их на бойню.
- Вы в свое время обращались с призывами взять под защиту животных и к российским политикам – Ельцину, Лужкову, Путину. Они откликнулись на ваши призывы?
- Президент Путин мне очень мило ответил, но это было уже давно. Что же он сделал? Ничего! Разве положил он конец убийству бездомных собак в Москве? Этих животных надо стерилизовать с тем, чтобы избежать их размножения. Мы начали такую программу в Румынии в 1998 году. Быстрых успехов в этом деле не добьешься, однако она эффективна, и именно ее я советую взять на вооружение мэрии Москвы и других русских городов.
- Не кажется ли вам, что люди страдают неизмеримо больше...
- Нет, не кажется. Есть люди, которые столь же несчастны, как и животные, но больше – никогда! В отличие от животных люди сами полностью несут вину за свою судьбу. Нельзя установить градацию страданий, испытываемых людьми или животными. Отвратительно и то, что происходит ежедневно на бойнях всего мира, в лабораториях, на скотоводческих фермах, в газовых камерах, созданных для убийства животных...
- Возвращается мода на меха. Это означает, что погибнут новые сотни тысячи норок, соболей, лис...
- Каждый год убивают 35 миллионов таких животных для того, чтобы поставлять меха знаменитым кутюрье и их клиентам.
- Помнится, Софи Лорен рекламировала шубы. Разве вы сами никогда не носили меха?
- Да, носила. И ела мясо, ибо в ту пору никто еще не выступал против расправ над этими животными.
- Вам ближе животные домашние или дикие звери?
- Мне ближе животные – дикие и домашние, чем люди.
- Вы уверены, что животные обладают разумом?
- Не только разумом, но и удивительным инстинктом выживания. Оставьте человека одинокого и голого в лесу – сколько времени он сможет выжить?
- Когда человека называют «животным», он обычно обижается...
- Назвать человека «животным» - значит обижать животное!
- В одном из интервью вы процитировали слова Ганди о том, что «страну судят и по тому, как она обращается со своими животными». В каких же странах они чувствуют себя лучше всего?
- Честно говоря, рая для животных нет ни в одной стране. Люди всех национальностей обращаются с ними как с вещами, используют их ради своего удовольствия или чтобы на них заработать. Человечеству нет никакого дела до их мучений. Однако они страдают, испытывают не меньшую боль, чем мы, но люди почему-то пока не могут это признать. Я бы сравнила их положение с рабством негров, на которых в течение веков смотрели как на скот. Чтобы изменить менталитет, потребуется еще много времени и терпения.
- Не собираетесь ли вы привлечь на свою сторону «зеленых»? Они входят в правительство и, наверное, располагают большими возможностями?
- «Зеленые», «красные» – цвет лишь вводит в заблуждение и служит единственной цели – прийти любой ценой к власти. Я им не верю. Все это лишь пыль в глаза.
- Многие государственные деятели имеют породистых собак. У Франсуа Миттерана был лабрадор Балтик, от имени которого после смерти президента была даже написана книга. Сильные мира сего, видимо, не безразличны к вашей борьбе?
- Действительно, у многих знаменитых людей есть собаки или кошки, но существует огромная разница между «вашим» собственным животным и другими – потерянными, заброшенными, истощавшими, умирающими, грязными и непородистыми... Те же, кто любит «своих» кошек, могут быть совершенно равнодушны к судьбе других собак, кошек, а еще меньше коров, обезьян, дельфинов и прочих... Собственнический инстинкт превращает людей в слепых эгоистов.
- Маяковский однажды после корриды написал, что ему хотелось бы, чтобы на рогах быков стояли пулеметы... Какие чувства вызывает у вас этот вид развлечений, столь популярный в Испании и во Франции?
- Это отвратительное зрелище – смерть под фанфары при стечении празднично одетой толпы. Его «героем» выступает человек, выряженный в нелепые одежды... Не надо также забывать об ужасной судьбе погибающих во время корриды лошадей, на которых гарцуют пикадоры. Франция следует кровавой испанской традиции...
- В общественном сознании волки и лисы не самые привлекательные животные. Есть даже пословица «человек человеку – волк» и выражение «хитрый как лиса»...
- Обо мне самой говорят много гадостей. Я люблю «нелюбимых» животных, потому что они напоминают меня саму.
- Будь вы животным, то кем именно вы хотели бы быть?
- Я и есть животное!!!
- В случае потопа кого бы вы, подобно Ною, взяли в свой ковчег?
- В сегодняшнем потопе виноват сам человек, который все разрушает, и накакой ковчег не в состоянии противостоять этому хищнику. Единственный способ спасти остающихся животных состоит в том, чтобы каждый из нас осознал свою ответственность перед ними. Если этого не произойдет, наступит конец миру животных – да и всему миру, ибо все на Земле взаимосвязано.
- Говорят, что собака или кошка в семье облагораживает нравы, помогает воспитанию детей, которые становятся отзывчивее и добрее. Так ли это?
- Они дают нам тепло, демонстрируют такую искреннюю верность, на какую не способно ни одно человеческое существо. У них можно многому научиться, например бескорыстной любви.
- Как вы стали вегетарианкой? Что изменилось после этого в вашей жизни?
- Увидев бойню, то, как перерезают горло, проливают кровь, медленную агонию, ужасные страдания, жестокую смерть на конвейере. Это ад и ужас в чистом виде. Как однажды сказала писательница Маргерит Юрсенар: «Я не могу переварить агонию». Животные мои друзья, а своих друзей я не ем. Когда их любишь, их надо любить живыми, а не в своей тарелке.
- Некоторые богатые любители животных «одевают» их в престижных домах моды, покупают сумочки от «Луи Вюиттон», в которых их носят, водят к парикмахеру, покупают для них дорогие духи – словом, любят их, несомненно, больше, чем своих ближних...
- Это дурацкие забавы кретинов, которые выставляют в смешном свете бедных животных. Я их презираю.
- Вы ведете борьбу еще на одном фронте – причем голыми руками - с армией охотников, насчитывающей, если не ошибаюсь, 1,2 миллиона стволов. Вас не пугает то, что силы слишком неравные?
- Охотники вызывают у меня отвращение. Они вооружены новейшим оружием и зачастую экипированы как военные, чтобы охотиться за кроликом, кабаном, лисицей или оленем. Но в настоящей войне они первыми бросили бы оружие, ибо это трусы и убийцы.
- Вас не привлекает политическая карьера во имя защиты животных – скажем, депутат Европейского парламента?
- Я говорила вам, что думаю о политиках. За последние четверть века во Франции столько сменилось правительств, столько президентов, а я остаюсь и занимаюсь своим делом.
- Вы никогда не бывали в России. Вы бы поехали туда, если бы там организовали фестиваль ваших фильмов?
- Конечно, нет. Я хотела бы познакомиться с Россией через замечательные вещи, оставшиеся от прошлой эпохи, посмотреть ее природу, деревни, классический балет, музыку, церкви и все то, что связано с вашей уникальной и неповторимой историей, с традициями, которые вам удалось сохранить. Несколько лет назад, когда я еще путешествовала, я хотела съездить в Россию, но в ту эпоху вы жили при ужасном режиме, с которым я не могла ни смириться, ни принять его. Сегодня мне было бы приятно посетить вашу страну, но я очень боюсь самолетов... А в заключение скажу вам только одно: «Я вас всех целую! Я вас люблю!» (говорит по-русски).
Юрий КОВАЛЕНКО
ПАРИЖ