Уроки истории: Pigford v. Glickman

Америка
№165 (1296)

Шесть сенаторов-демократов представили в Конгрессе окончательный проект закона Justice for Black Farmers Act, подразумевающий расширение фермерских угодий, принадлежащих чернокожим, до 32 млн. акров в течение 10-летнего периода и за счёт земельных грантов от Департамента сельского хозяйства (USDA).

Самая необразованная и невежественная часть американского общества моментально окрестила Justice for Black Farmers Act "социализмом", "обратным расизмом" и "дискриминацией белого населения". Мол, любой человек в США сегодня может стать фермером без помощи государства. Выделять чернокожих в отдельную приоритетную категорию - неправильно.

В реальности, однако, Justice for Black Farmers Act имеет полное право на существование в рамках дела Pigford v. Glickman, которое рассматривалось в Верховном суде в 1999 году. Этот позабытый процесс даёт ответ на вопрос, почему численность чернокожих фермеров с 1920 по 2020 года сократилась с 926,000 до 50,000 человек (то есть в 18.5 раз).

В рамках Pigford v. Glickman несколько сотен чернокожих фермеров утверждали, что в период с 1981 по 1996 годы USDA проводил политику дискриминации. Столь необходимые кредиты с низкой процентной ставкой выдавались преимущественно белым фермерам. Чёрные либо получали отказ в кредите без объяснения причины, либо вообще игнорировались сельскохозяйственными чиновниками. Их жалобы и заявки возвращались назад в неоткрытых конвертах с печатью Rejected.

Правозащитники встали на сторону истцов и провели собственное расследование в южных штатах. Как выяснилось, новый виток дискриминации чернокожих фермеров начался сразу после Первой мировой войны (1914-1918), когда белые ветераны-"патриоты", многие из которых успели повоевать в Гражданской войне (1861-1865) на стороне конфедератов, решили "навсегда вернуть родную землю белым американцам". 

Чёрные фермеры выдавливались по очень простой схеме. Соседствующие белые фермеры предлагали им продать землю за 25%-30% от её реальной стоимости. Чёрные отказывались, и белые, обладавшие большим количеством связей в частном бизнесе и государственных структурах, создавали им невыносимые условия.

Чёрные не могли реализовать свою продукцию, надзорные ведомства выписывали им штрафы за надуманные нарушения. Шерифы, как правило, состояли в сговоре с белыми расистами. Они получали свою долю за земли, которые, в конечном счёте, доставались белым за бесценок или вовсе бесплатно. 

USDA в 1920-е годы считался самым расистским ведомством. Он почти полностью состоял из белых уроженцев США с военным прошлым, которые больше всего ценили землю и религию (на этом же базировалась философия конфедератов).

В ведомстве работали как идейные расисты, не согласные с итогами Гражданской войны, так и откровенные жулики, помогавшие расширять белым друзьям и родственникам фермерские угодья за счёт выдавливания чёрных фермеров. 

Сегодня современным людям трудно представить, что целый федеральный департамент мог состоять из расистов. Эти события происходили 100 лет назад. Но если проводить параллели, то ещё 30 лет назад такие "либеральные" ведомства, как Департамент полиции (NYPD) и Пожарная служба Нью-Йорка (FDNY) противились приёму на работу чёрных, латинос и азиатов. 

Адвокаты и судьи, работавшие в рамках Pigford v. Glickman,  ужаснулись масштабами дискриминации. Выяснилось, что тысячи чёрных фермеров покончили с собой, погибли в вооружённых конфликтах с белыми расистами и даже оказались в тюрьмах за сфальсифицированные уголовные преступления в рамках захвата их земель. 

В одном случае белый фермер, обладающий 50 акрами кукурузных полей в Миссисипи, получил от USDA огромный грант на развитие бизнеса, а его чёрный сосед, владевший аналогичным полем - несколько штрафов на сумму, эквивалентную гранту своего соседа. В министерстве открыто издевались над чернокожим. 

Также стоит сказать, что во всех своих анкетах USDA использовал строчки "race", "ethnicity" и "color". Цвет кожи нужно было указывать даже во время уплаты самых незначительных взносов. Все бумаги, где фигурировали чёрные, складировались в специальных комнатах. Их обработка затягивалась и откладывалась. Отказы и штрафы часто выписывались автоматически. 

Верховных судей поразили масштабы дискриминации в USDA, и в деле Pigford v. Glickman они встали на сторону истцов. Пострадавшим была назначена рекордная для 1990-х годов компенсация в размере $1.25 млрд. USDA с трудом выплатил $100 млн., и на выплату всей суммы понадобилось ещё 10 лет и месяцы ожесточённых баталий в Конгрессе. Как результат, около 16,000 пострадавших чёрных фермеров получили по $50,000. Это капля в море по сравнению с теми страданиями, которые они пережили, и плодородными землями, которые потеряли. 

Новый законопроект Justice for Black Farmers Act лишь кажется   либеральным. В реальности он предъявляет очень жёсткие требования к получению грантов на земли. Каждый чернокожий заявитель должен быть профессиональным фермером и гарантировать, что сельскохозяйственный бизнес будет развиваться. Пострадавшие и потомки пострадавших от действий расистов из USDA будут находиться в приоритетной группе. 

В целом билль Justice for Black Farmers Act нельзя назвать левым, правым, расистским или антирасистским. Здесь не нужно навешивать партийные ярлыки. Законопроект просто восстанавливает историческую справедливость и обращает внимание на преступления, являвшиеся когда-то частью государственной политики. 

Соединённые Штаты стали великой страной именно потому, что постоянно работали над ошибками. Прошлое США наполнено жутчайшими событиями, однако страна движется в правильном направлении, пока делает из этих событий правильные выводы. Аналогичным образом действует Германия, сделавшая очень много зла, но теперь являющаяся примером терпимости, толерантности, свободы и экономического процветания. 

Вадим Дымарский 

Ссылка по теме:

Большая победа "маленьких ракушек"

Как индейское племя получило федеральное признание