САГА О КОРОЛЕ БАНКОВСКИХ ГРАБИТЕЛЕЙ

Досье
№24 (372)


Американские Детективы 150 лет на страже

Александр Цывин


Томас Бёрнс (Thomas Byrnes, 1842, Дублин - 1902, Нью-Йорк). Вместе с семьёй эмигрировал в США в 1850 году. С1855 года работал разнорабочим. Принимал участие в Гражданской войне. В 1863 году поступил простым полицейским в нью-йоркскую полицию. Быстро поднимался по служебной лестнице. В 1868 он был назначен помощником капитана, а в 1870 - капитаном 14-го полицейского участка. Занимался преимущественно банковскими грабежами. В 1880 году назначен начальником Детективного Бюро Нью-Йорка.

Нет, он действительно был человеком потрясающим, единственным в своём роде. Если хотите - гением. И оценка эта принадлежит не его многочисленным поклонницам, а человеку сухому и давно потерявшему способность восторгаться - начальнику детективного бюро нью-йоркской полиции Бёрнсу.
Итак, представляю - Джордж Леонидас Лесли. Сын скромного пивовара из Огайо, он блестяще закончил университет Цинциннати и получил там две специальности: инженера-строителя и архитектора. Вскоре он переезжает в Нью-Йорк, который уже тогда был столицей американской архитектуры. Он знал, что для начала займёт своё место в первой пятёрке ведущих архитекторов города. Разумеется, для начала. Очень скоро он станет первым. Действительность, однако, быстро разрушила мечты Джорджа. Лесли без устали ходил по офисам архитектурных и строительных фирм, все ему жали руки, улыбались, хвалили проекты и обещали написать. Писали, однако, только секретарши, которые сразу же влюблялись в высокого стройного юношу. Наконец - сказочное везение. Один из друзей Лесли порекомендовал его мистеру Буксу, главе известной строительной фирмы «Букс энд Букс».
На интервью Джордж был в ударе - он пламенно рассказывал мистеру Буксу о своих проектах высотных зданий из алюминия, стекла и бетона. Букс слушал пылкого юношу минут десять. Затем мрачно сказал: «К Тони Вингу. В подвал. Успехов!» И вызвал секретаря, чтобы тот проводил посетителя.
В бюро мистера Винга сладостные мечты юного архитектора «о подвигах, о славе» были разрушены самым жестоким образом. Но он не сдался и с присущим ему упорством начал серьёзно изучать «подвальную науку». Через два года Лесли знал об архитектуре подвалов всё или почти всё. Однажды ему поручили важный проект - упрятать под землю всё тепловое и энергетическое оборудование огромного семиэтажного дома. Лесли долго ломал голову над тем, где расположить всё это оборудование, места в подвалах явно не хватало. Неожиданно Лесли наткнулся на заброшенный подземный тоннель, который подходил к самому подвалу уже строившегося здания. Тоннель был идеальным местом для размещения нового оборудования. Несколько ночей подряд он изучал схему тоннеля, а потом решил пройтись по верху тоннеля. Он не спеша шёл над тоннелем по 14-й стрит, и вдруг сердце стало сильно ударять в рёбра. Он понял, что тоннель - это не просто придаток огромного подвала, это путь из подвала наверх. В богатство. Тоннель вёл в главное хранилище Нью-йоркского коммерческого банка.
Через несколько месяцев Лесли красиво и изыскано - ведь он был лучшим специалистом по подвалом во всём Нью-Йорке - сумел туда проникнуть.
Ограбление Коммерческого банка принесло Лесли первые шальные деньги - 100 тысяч долларов. Он бросил службу, купил дом, завёл светские знакомства, начал играть в казино. «Получил сказочное наследство после смерти отца!» - так он объяснил друзьям перемены в своей жизни. Все удивлялись - никто и не догадывался, что скромный пивовар сумел оставить сыну такую сумму. В нью-йоркском обществе Лесли приобрёл самую лестную репутацию респектабельного архитектора, коллекционера, ценителя и знатока искусства. Он был членом нескольких закрытых клубов, посещал театральные премьеры, концерты, присутствовал на открытии художественных выставок. Одевался Лесли у самых известных портных, галстуки и рубашки выписывал только из Парижа, костюмы - из Лондона.
Сотня тысяч - деньги огромные в то время - протекли между пальцев, и Лесли начал готовиться к следующему крупному делу. Ограбление Океанского банка (Тhe Ocean Bank), расположенного на пересечении Гринвич-стрит и Фултон-стрит, 27 июня 1869 года принесло ему $ 786,879. Но здесь одному Лесли было не управиться. Он долго и тщательно подбирал себе трех помощников. Когда они начали упаковывать деньги и ценные бумаги, нагрянула полиция, пришлось срочно «смываться» и бросить прямо на пол $ 2,000,000 в наличных деньгах и ценных бумагах. За следующие восемь лет банда Лесли ограбила девять крупнейших банков США (South Kensington, National Bank of Philadelphia, Bank of Philadelphia, The Third National Bank of Baltimore, the Saratoga Bank, Dexter Savings Bank of NY).

Полиции Нью-Йорка пришлось ввести понятие «стиль Лесли», но никто не знал, что стояло за появлением этого стиля. Всякий раз, когда Лесли намечал какой-либо банк к ограблению, он стремился заполучить, если возможно, все архитектурные чертежи здания. Если это по каким-то причинам не было возможно, он становился клиентом банка (разумеется, под чужой фамилией и нередко с применением первоклассного артистического грима), много раз посещал этот банк и затем чертил по памяти планы одного или нескольких этажей, делал эскизы и рисунки отдельных деталей. Он тщательно отмечал все входы и выходы, точное местоположение сейфов и хранилищ, наносил положение всей мебели и всех предметов, на которые можно было бы наткнуться в темноте или которые могли бы блокировала путь к выходной двери или окнам (то есть пути отступления при возможном появлении полиции). Как правило, Лесли посылал одного члена банды в банк наниматься в качестве сторожа или швейцара. Нередко «разведчики» сообщали привычки служащих разного уровня - от директора до кассиров.
В то время грабители обычно использовали динамит или порох для взрыва замков сейфа и стальных дверей. Лесли шёл по более сложному, но зато и более эффектному пути. Он досконально изучал все типы сейфов, сложных замков и стальных дверей для хранилищ банков, изготовленных в Соединенных Штатах и в Европе, он мог их легко открыть системой отмычек, изготовленных по его чертежам. На чердаке одного из зданий даунтауна он иногда проводил дни напролёт, экспериментируя на копии сейфа предполагаемого для ограбления банка, пока не научался быстро и безошибочно открывать его в темноте.
Когда Лесли начинал чувствовать себя уверенно с теми типами замков и сейфов, с которыми ему предстояло «работать» в следующем банке, он приглашал на чердак своих «коллег», определял каждому его задачу и позицию в банковском помещении на тщательно сделанном эскизе. Он требовал от своих сотоварищей, чтобы они в темноте сумели бесшумно подойти к сейфу и начать с ним работать. Так готовилось, например, самое дерзкое и громкое из всех дел Лесли - ограбление Манхэттенского Сберегательного Банка (Manhattan Savings Institution), где хранилище было вскрыто замечательным комплектом инструментов, которые были сделаны по чертежам Лесли за три тысячи долларов. Лесли начал планировать Манхэттенскую «работу» в конце 1875 года, три года ушло на тщательную, почти ювелирную подготовку! Много времени он затратил на подбор «коллег», сотоварищей по грабежу. Девять человек, один к одному, все светила американского грабительского мира - Патрик Шевлин, Джимми Хоп, Эйб Коаклей, Красный Лири, Шанг-Драпировщик, Джонни Доббс, Вустер Перрис, Банджо Пит Эмерсон и Билл Келли. Последний не был грабителем. Лесли пригласил его только потому, что он обладал огромной физической силой, был некогда цирковым борцом во Франции и безупречно стрелял. Все господа с удовольствием приняли приглашение Лесли, работать под его началом считалось тогда в американском уголовном истэблишменте не только большой честью, но и залогом успеха.
Лесли начал с того, что сумел найти работу в банке для Патрика Шевлина, человека с приятной и импозантной внешностью. Его открытое лицо и приятная улыбка сразу же внушили людям доверие к нему. Лесли строго-настрого приказал ему не спешить со сбором информации, а сперва добиться полного доверия и даже любви у служащих. Через шесть месяцев Шевлин уверенно сказал, что может без шума пропустить банду ночью в банк. Все эти шесть месяцев Лесли экспериментировал с замками сейфов и стальной двери в главное хранилище. Лесли подкупил Джона Нугента, полицейского, который обычно дежурил ночью, недалеко от банка, и исправно шесть месяцев платил ему небольшое жалование, с тем чтобы в ночь ограбления страж порядка ничего не видел, ничего не слышал, а в случае неудачи прикрыл бы отступление грабителей и задержал преследование.
27 октября 1878 года, раннее воскресное утро. Пять часов утра. Джимми Хоп, Эйб Коакли, Банджо Пит Эмерсон и Билл Келли - все в масках - проникают в банк. Они «связывают» «швейцара» Патрика Шевлина. Келли остаётся охранять их, в то время как другие направляются в хранилище, которое «вскрывают» после трех часов тяжёлой работы. Дверь, сделанная из прекрасной стали, долго сопротивлялась их усилиям, но, наконец, поддалась. Вход в хранилище был открыт. Но в это время по улице шёл полицейский Ван Орден, который возвращался с дежурства домой. Лениво и небрежно скользил полицейский взглядом по окнам и стенам. Магазины, жилые дома, банки - все словно замерло в тишине этого тихого и тёмного осеннего утра. Но что это?! В полуподвальном окне Манхэттенского Сберегательного Банка он с удивлением увидел главный сейф, скрытый черными ширмами (это был элемент «стиля Лесли»: сейфы, с которыми «работали» его люди, всегда огораживались тёмными экранами). Ван Орден хотел было поднять тревогу. Но положение спасла находчивость Коаклея, который работал с сейфом.

(Продолжение следует)