Стрижем и бреем - теперь и по воскресеньям

Америка
№187 (1318)

Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо подписал закон, разрешающий парикмахерским (barbershops) работать по воскресеньям.

Многие читатели этого не знают, но юридически парикмахерские Имперского штата не имеют права трудиться в последний день недели. Сегодня только 12% бизнесов чётко следуют запрету. Тем не менее, Куомо решил "легализовать воскресенье" официально.

Запрет на стрижки и бритьё по воскресеньям действовал со времён основания Большого Яблока. Первоначально он объяснялся очень просто: настоящий христианин не должен "осквернять воскресенье после радостного общения с богом".  

Поскольку в 17-м веке большинство жителей стриглись и брились очень редко, запрет не доставлял никому дискомфорта. Самые религиозные жители даже в страшном сне не могли представить, что кто-то посмеет совершать интимные процедуры (именно так воспринимались стрижки и бритьё) в день отдыха. Даже самостоятельное отрезание кончиков волос в Sunday считалось грехом. 

В начале 18-го века произошло несколько инцидентов, когда манхэттенские парикмахерские были уличены в работе по воскресеньям. Почти все нарушения произошли в иммигрантских общинах, которые не отличались религиозностью. В частности, китайцы любили стричься и бриться перед вечерними воскресными мероприятиями - например, перед походом в опиумный салон.

Нарушителей чаще всего наказывали поркой. Для Нью-Йорка образца 1710-х являлась нормой картина, когда тучный страж порядка избивает кожаным кнутом мелкого бизнесмена-нарушителя. Другой формой быстрого наказания считалась публичное разрывание одежды (унижение + финансовый ущерб).

В 1797 году губернатор Нью-Йорка Джон Джей подписал длинный список законов, которые теперь карались штрафами, а не телесными наказаниями. За работу по воскресеньям барберы платили штраф, эквивалентный сегодняшним $250. За повторное нарушение - $600. За третье - 50 суток тюрьмы. 

Попадание за решётку почти всегда означало потерю бизнеса. Парикмахеры работали в условиях жёсткой конкуренции и нередко специально провоцировали друг друга на нарушение закона. 

Так, в 1817 году бизнес потерял барбер Джо Эрп, работавший в районе нынешнего Тайм-Сквер. Он согласился подстричь троих детей, чья семья собиралась на отдых в Мексику. 

Судья сразу бросил Эрпа за решётку, посчитав, что он нарушает закон систематически. 

Конкуренты сожгли дотла двухэтажный дом Джо, который использовался для жилья и работы. Потом через продажных юристов другие барберы быстро выкупили землю. 

Эрп умер в тюрьме на 46-й день заключения. Официальная причина смерти - воспаление лёгких. 

В 1848 году, когда Нью-Йорк окончательно стал иммигрантским городом, несколько владельцев самых прибыльных парикмахерских попытались отменить закон. Для этого они подкупили несколько политиков, которые считались близкими друзьями губернатора Джона Янга. 

Церковь так возмутилась намерениями барберов, что наложила на них огромный штраф. Однако не это было самым страшным. Набожные ньюйоркцы начали игнорировать "порочные бизнесы" и через несколько месяцев все парикмахерские, принадлежавшие "грешникам", закрылись.  

Самые интересные события с нью-йоркскими barbershops произошли в 20-м веке. Тогда появилось сразу три движения, которые находились в постоянной ссоре друг с другом. 

Первое хотело запретить барберам работать ещё и в субботу. 

Второе поддерживало снятие запрета в рамках борьбы за права трудящихся. 

Третье предлагало использовать barbershops для массажей по воскресеньям. Причина - удобные кресла. Если бы подобный закон прошёл, то к словам "стрижка" и "бритьё" на вывеске могло бы добавиться слово "массаж".

Закон перестал работать на практике после окончания Второй мировой войны (WWII). В 1945 году произошло несколько громких инцидентов, когда вернувшиеся с полей сражения солдаты не могли побриться и подстричься. Нескольких барберов избили "за неуважение к ветеранам". Жёсткой критике также подверглись церковники, которые "не нюхали пороха в Нормандии".

Некоторые ветераны WWII открыли собственные парикмахерские. Они работали 7 дней в неделю, чтобы заработать больше денег. Сделавшие им замечания часто сразу же получали удар кулаком в лицо. Как результат, образ барбера стал ассоциироваться с честью, храбростью и неуважением к законам. 

Так, в 1950-е годы в Бруклине работал барбер по имени Джон Греко. Ему выписали более 300 штрафов за работу по воскресеньям, и ни одного он не оплатил. В тюрьме Греко побывал лишь однажды. Там он избил двух охранников. 

Большую часть 20-го столетия штраф за нарушение составлял $5. Повторное нарушение - $25. Третье - 25 суток в тюрьме. 

Поскольку городские власти пытались получить от нарушителей хоть какие-то деньги, инспекторы часто выписывали тикет на $5 раз в месяц (четыре нарушения со скидкой). 

В 2000-е годы разгорелось несколько скандалов, когда работающие по воскресеньям парикмахерские посчитали полученные штрафы дискриминацией. Инспекторы не могли придраться к их работе другим способом. Во всех случаях белые штрафовали латинос, чёрных и азиатов. Суды аннулировали все тикеты, однако потом это решение суда всё-таки было признано незаконным (закон никто не отменял).

За полной отменой закона стоит штатный сенатор-республиканец Джозеф Гриффо, представляющий в Олбани графство Льюис. Он считается одним из главных борцов с давно устаревшими нелепыми законами (stranger-than-fiction laws) и любителем точности в юридических документах. Впервые Гриффо предложил "легализовать" воскресенье для барберов год назад. У него моментально нашлись враги среди ультралевых и ультраправых политиков. Первые посчитали, что Гриффо хочет "принудить" парикмахеров работать на день больше. Вторые в очередной раз заговорили о важности соблюдения "традиций". 

Гриффо побеждает не в первый раз. Несколько лет назад он разработал и продвинул закон, легализующий продажу алкоголя по воскресеньям до наступления полудня. 

Максим Бондарь 

Ссылка по теме:

Выжить в Нью-Йорке

Занимательная история кризисов в Большом Яблоке