Лишение свободы

В мире
№212 (1343)
Виктор ШЕНДЕРОВИЧ 
 
Я всегда являлся по повесткам на допросы и в суды. Отчасти из любопытства, отчасти из доверия к судьбе и благоприобретенной в детстве веры — в торжество если не добра, то здравого смысла. Так оно и шло со времен первого преследования за программу "Куклы", транзитом через все автозаки, административки и новые уголовки "нулевых" — к миллионному штрафу времен "покоренья Крыма" и новым автозакам…
 
Но от личного участия в уголовном деле, которое мне светит по заявлению "кремлевского повара" Пригожина, я, пожалуй, воздержусь, и как раз из здравого смысла.
 
Нет тут никакого спора, требующего новой судебной инстанции, как нет тут (давно) никакого суда. "Потерпевший" открыто заявил о желании заткнуть мне рот, а заодно и запугать всех, кого не устраивает кровавый, воровской и безнаказанный след, тянущийся за его именем. Поняв, что журналистов не остановить штрафами, "кремлевский повар" перешел к шантажу уголовными статьями.
 
Резкое для меня изменение пейзажа тут — не столько в гипотетическом сроке (до него в моем распоряжении оставалось бы, по крайней мере, сколько-то времени), сколько в досудебных мерах. Увы, ст. 128.1 УК РФ предусматривает ограничение свободы на время следствия, и у меня почему-то нет особых оснований сомневаться в том, что эта норма может быть применена.
 
Что же до сути дела, то она проста как яйцо, и это воплощенный Оруэлл, как ни банально уже это звучит. Клеветой на Пригожина называется теперь правда о нем.
 
Меня уже судили по этому поводу в прошедшем году, и я не поленился продоставить Приморскому суду Петербурга в буквальном смысле пуд доказательств того, что никакой другой репутации, кроме репутации уголовника и убийцы, у г-на Пригожина нет и никогда не было. Предоставил и благоприятное для себя лингвистическое заключение, исполненное признанными в РФ судебными экспертами…
 
В сторону сути вопроса суд даже не обернулся, процессуальными требованиями закона пренебрег, а в своем решении принял сторону истца и его эксперта — человека с заочным образованием и филькиной грамотой вместо диплома (каков поп, таков и приход). Уголовщина, сказано же вам.
 
Так что тема правосудия исчерпана, не начавшись, и речь теперь только о том, идти ли мне на поводок домашнего ареста и сидеть ли в наморднике, на потеху всей этой братве — или переждать поганую коллизию снаружи от их блатных понятий.
 
И я принял решение переждать снаружи.
 
Может быть, кого-то расстроит мое нежелание доказывать остатком своей жизни аксиому о путинском правосудии — по мне, это дело давно уже пустое и лишнее.
 
Разумеется, отъезд — это именно то, на что мне намекали из Кремля двадцать лет напролет бесконечной и демонстративной уголовщиной в мой адрес. Проникновение в жилище, слежка, телефонное хулиганство, клевета, вторжение в частную жизнь, прямые угрозы самой жизни… Ни по одному моему заявлению в полицию ответа я не дождался: так путинская Россия указывала на мое место у отечественной параши. Теперь, уже безо всяких метафор, речь идет о перспективе лишения свободы. Впрочем, вынужденный отъезд с родины — это тоже лишение свободы, разумеется…
 
Жаловаться в моем положении глупо: не я первый и не я буду последний, не говоря уже о судьбе Немцова, судьбах Мохнаткина, Навального, Дмитриева, сотен других политзеков. Не говоря уже о том, что творит Россия в развязанных ею войнах и интервенциях… Мне же, за все мои провинности перед администрацией деревни Гадюкино, всего лишь навесили позорное тавро да и выперли наконец вон, подобру-поздорову, угрозой посадки — милые, добрые, толерантные люди…
 
На начало 2022 года было у меня намечено много всякого разного: и литературный вечер в Москве, и съемки нового ютуб-проекта в Питере, и "Дилетантские чтения" там же… Увы. Не будем дальше смешить бога своими планами — авось когда-нибудь все это и случится, но видимо, не раньше, чем правоохранительные органы снова начнут ловить Е.В.Пригожина, 1961 г.р., ранее судимого (кто-то из нас двоих явно представляет опасность для общества).
 
А пока этот Пригожин тут элита, я, стало быть, продолжу исполнять функцию иностранного агента — снаружи от родины, зато без намордника. Так и мне будет приятнее, и вам веселее.
 
Подписывайтесь на мой ютюб-канал, слушайте в эфире "Эха Москвы", смотрите на "Дожде" и RTVi — из этих пространств я, разумеется, никуда уходить не собираюсь. Ну и вообще, еще поживем, я надеюсь.
 
Текст с персональной страницы Виктора Шендеровича в сети Facebook