ПИСЬМА БЛАГОДАРЯТ...

Почта недели
№26 (374)

Дорогая редакция!
Уже давно считаю газету с емким и точным именем «Русский базар» своей потому, что она более всех стала моим другом, собеседником, советчиком, помощником. Потому что, читая ее, нахожу не только «все и обо всем» (а это и есть расшифровка слова «базар») с грамотными профессиональными комментариями, но и интереснейшие авторские материалы, в числе которых (и это чрезвычайно важно для меня) информативные, своевременные, оригинальные и очень нужные статьи об искусстве.[!]
Именно ваша газета помогла мне познакомиться с творчеством замечательного музыканта Сергея Дрезнина, москвича, которого судьба унесла сначала в Вену, где заслужил он признание и известность, а потом в столицу искусства - в Нью-Йорк. Из репортажа Маргариты Шкляревской узнала я тогда о событии на театральном Бродвее, о новом спектакле одного из бродвейских театров, непривычном по тематике, горестной странице Холокоста, странице особенной - кабаре концлагеря Терезин, куда нацисты согнали творческую еврейскую интеллигенцию со всей Европы. Блестящий этот мюзикл, в котором удачно соединились остроумнейшие (узниками сотворенные!) тексты с прекрасной музыкой и драматургией, произвел на меня огромное впечатление, а имя его постановщика - композитора, драматурга и режиссера в одном лице - Сергея Дрезнина запомнилось.
Конечно же, прочитав очерк «Полет к звезде» о Дрезнине и новых его выступлениях в Нью-Йорке, я, мысленно поблагодарив любимую газету, еще раз посетила в Бруклинском музее, о котором, как и о других музеях и галереях Нью-Йорка, она подробно рассказывает, поражающую трагическим своим накалом выставку «Искусство Освенцима», бывшую на этот раз еще более впечатляющей потому, что в музейном зале представлен был снова органично в экспозицию выставки вписавшийся мюзикл, трагичное кабаре-шоу Дрезнина. Новая редакция сделала его более лаконичным, добавила блеска и выразительности, высветила еще больше мужество, величие духа тех, на пороге смерти творивших, игравших, певших и плясавших - артистов, куплетистов, музыкантов. Людей. Настоящих. Совершавших ежедневный подвиг.
Разумеется, я была в числе слушателей в манхэттенском Меркин-Холле, переполненном в этот вечер концертном зале, где солировал Дрезнин. В том, что он пианист экстра класса, что музыкант он талантливейший, я уже убедилась, но скажу по совести, такого взлета не ожидала. Это был фортепианный концерт высочайшего уровня. Богатейшая техника, энергия и сила пальцев, чувство стиля, понимание музыки, нюансировка исполнения... И особое, тончайшее чувство юмора, свойственное исполнительской манере Дрезнина, ярко выраженное мужское начало, чудесно проявившееся и в сюите Баха, а уж особенно в вариации четырех нот - анаграммы немецкого написания имени великого композитора - BACH.
Я не поклонница Шнитке, вернее, не была ею до этого концерта. Сергей Дрезнин сумел убедить меня в том, что музыка Шнитке не только многосложна, но и оригинальна, и глубока, и значительна, а главное - созвучна нашему времени, его дисгармонии и его пафосу.
И великолепно прозвучал концерт Листа для фортепиано с оркестром. Это не переложение для фортепиано, а совершенно новый выполненный Дрезниным музыкальный текст, соединяющий две партии - фортепиано и оркестра, причем партию оркестра тоже исполняет пианист. И как исполняет! Какие краски, сколько тончайших оттенков, какое интонационное богатство, как умеет он донести до слушателя и мысль композитора, и чувства его, и собственное глубинное понимание патетики Листа.
Я рада каждой встрече с таким неординарным музыкантом, как Сергей Дрезнин, и каждой публикации о нем и его творчестве.
Спасибо газете «Русский базар»!

Елена Хазан.