НЬЮ-ХЭМПШИР

Америка
№26 (374)


Михаил Голер

Раз в четыре года вся страна с надеждой и тревогой ожидает результатов так называемых «праймериз», выборов кандидатов в президенты от двух «великих партий» – Республиканской и Демократической.
Именно в Нью-Хэмпшире дается старт гонке за самый высокий пост в стране. И её результаты очень часто становятся определяющими. На основании того, как проголосовали в этом маленьком северо-восточном штате, политологи делают свои прогнозы и далеко идущие выводы. Нью-Хэмпшир - волшебное зеркало, в которое смотрится вся страна.
Кстати, и первые новые монеты, достоинством в 25 центов - квотеры, с изображением гербов, символов и девизов, были посвящены этому штату.
Первые европейцы появились в этих местах в самом начале XVII столетия. В 1603 году некий англичанин Мартин Принг, за ним вездесущий француз Самуэль Шамплейн (серьёзный и пытливый исследователь), следом опять же англичанин, капитан с классической фамилией – Джон Смит (1614). Массовое переселение началось несколько позднее. Некий Джон Мезон из английского графства Хэмпшир щедро субсидировал переселенцев-пуритан. И в 1623 году, опять же в поисках религиозной свободы, они обосновались в долине реки Меримак. В благодарность благодетелю и назвали колонию Нью-Хэмпшир. История его довольно бурная. Соседи из Массачусетса несколько раз брали под свою могучую длань эти земли, но гордые поселенцы через некоторое время отбивались от них. И только в 1741 году были установлены границы между Массачусетсом и Нью-Хэмпширом.
Маленький городок Румфорд, считавшийся столицей поселения, в честь мира и согласия с Массачусетсом был переименован в Конкорд, что переводится, как «согласие». В 1808 году Конкорд стал столицей штата, но малые свои размеры сохранил и по сей день: живет там сейчас 37 тысяч жителей. А всего в Нью-Хэмпшире обитает чуть более одного миллиона человек, из них белые составляют 98 процентов (!).
Как известно, жителей северо-восточных штатов южане презрительно называли «янки». И только впоследствии эта кличка распространилась по всему миру на всех американцев. Так вот, нью-хэмпширские янки ещё в 1771 году приняли собственную Конституцию, где записали принципиальный отказ от рабства.
Отличились они во время Войны за независимость: 1467 погибших в кровопролитных битвах бойцов поименно внесены в Книгу памяти.
Делегатам Нью-Хэмпшира была представлена высокая честь первыми подписать Декларацию Независимости 4 июля 1776 года. Особенно проявили себя войска генерала Джона Старка в исторических битвах при Лексингтоне и Банкер-Хилле. Доблестному воину установлен памятник у местного Капитолия.
Нью-Хэмпшир стал девятым штатом страны. Конституцию США он подписал в 1788 году.
Но, увы, были и темные пятна в истории штата, и мы не станем скрывать их. С конца сороковых годов XIX столетия началась новая широкая волна иммиграции в Америку. Состояла она в основном из католиков: ирландцев и итальянцев. И местные пуритане создали целое подпольное общество противодействия наплыву «чужаков». Они опасались, что новые эмигранты смогут занять ведущие позиции, потеснить их с теплых государственных и выборных должностей.
Движение это получило название «nattiest movement». Правда в понятие «местный» включались отнюдь не индейцы. Члены его так конспирировались, что когда их спрашивали о принадлежности к такому движению, то они отвечали «I don’t know» («Я ничего не знаю!»). Их партию так и прозвали «Know nothing» («Ничего не знающие»).
Боролись они против «иностранного влияния» и проникновения в страну «враждебных идей». Звучит очень современно, не правда ли?
В 1854 году партия приняла официальное название «Американская партия» и добилась избрания своих единомышленников на многие выборные должности. Удалось им продвинуть своих членов и в губернаторы Делавэра и Массачусетса.
Но через некоторое время их идеи противодействия эмиграции, ненависти к католикам и представителям прочих религий, пришли в противоречие с развитием страны, с настроениями в обществе и оттолкнули многих от них. В 1861 году уже ни один из членов этой «патриотической партии» не попал в Конгресс.
Ну а светлое пятно, это то, что в штате в 1821 году родилась основательница секты «Христианская наука» Мэри Бейкер. Последний, шестой ребенок в семье, она была слабенькой и часто болела. Близкие даже думали, что она не выживёт. Но этот ребёнок обладал поистине железной волей и весьма крутым характером. Уж сколько испытаний послала ей судьба! Первый муж, предварительно разорившись, оставил её без средств к существованию на шестом месяце беременности. После родов болезнь усиливается, и ребёнка забирает старшая сестра, которая его и воспитала. Особых материнских чувств к сыну Мэри не испытывала, и матерью он справедливо называл её сестру. А в зрелом возрасте даже пытался судиться со своей кровной матерью, и та откупилась от него солидной суммой денег.
Сама же Мэри Бейкер всецело отдаётся болезни, холит и лелеет свои болячки. Удивительная вещь - инвалид, прикованная к постели, она сумела влюбить в себя красавца-мужчину, дантиста по профессии, некоего Даниэля Паттерсона. В церковь молодой жених внёс новобрачную на руках: ходить она не могла.
Они переезжают из одного города в другой, пока не обосновываются в крохотном Франклине, в том же Нью-Хэмпшире.
В Гражданской Войне Паттерсон воюет в армии северян, попадает к южанам в плен и… исчезает. Опять Мэри остаётся наедине со своею болезнью. Она даже не может встать с постели без посторонней помощи.
Человек очень религиозный, она постепенно утверждается в мысли, что здоровье человека зависит от него самого, и болезни могут контролироваться разумом. Только надо очень верить. И вот тут возникают две версии её чудесного исцеления. По первой, вылечил её некий «Кудесник из Портленда» доктор Квимби, который пользовал пациентов гипнозом. Мэри буквально доползает к нему и избавляется от всех своих напастей.
В её официальной биографии о докторе Квимби ни полслова, зато рассказывается, как после своего третьего замужества она шла с молитвенного собрания, упала, ударилась и потеряла сознание. Через три дня она очнулась полностью исцеленной. И стала яростно проповедовать науку исцеления с помощью молитв.
Слава её ширилась, особенно после избавления от всех болезней, преследовавших её с детства. У Мэри Бейкер появился дар исцеления людей, чему есть масса документальных свидетельств. В своём монументальном труде «Христианская наука» она утверждает, что болезни и даже смерть существуют только в нашем сознании. И усердно помолившись, силой воли можно от них избавиться. Она пыталась соединить религию с современной наукой. В 1879 году выходит её основной труд «Наука и здоровье». Число её последователей росло, несмотря на то, что многие ученые-врачи объявили Мэри Бейкер шарлатанкой. Её едко высмеивал Марк Твен. Стефан Цвейг написал весьма нелицеприятную биографию основательницы нового течения в христианстве. Ничего не помогало. Если в начале века насчитывалось примерно 40 тысяч её последователей, то в наши дни их миллионы.
В 1874 году в центре Бостона на собранные её приверженцами деньги была построена Церковь Христианской науки. А в 1906 году появился огромный собор, в 10 раз превышающий размеры прежней церкви. Причём он как бы принял в свои объятья старый храм. Мэри основала газету Christian Science Monitor, которая ныне расходится по всему свету. Не забыла она и свой родной Нью-Хэмпшир, украсив его прекрасными образцами церковной архитектуры.
Умерла Мэри Бейкер в 1910 году, 89 лет отроду, пережив всех своих трёх мужей! Но дело её живёт и процветает. Вот что такое вера и сила воли одного человека!
Нью-Хэмпшир называют Гранитным штатом. И, действительно, здесь добывают в рудниках первоклассный гранит. Почва каменистая и не очень способствует сельскому хозяйству. Как обычно, из ремесленных мастерских выросли впоследствии прославленные мануфактуры.
Славится штат своими летними и зимними курортами, фестивалями и возможностью оглядеть окрестности с высоты 6288 футов, куда на гору можно добраться на родном авто или быстрее взлететь на подъёмнике. Прекрасен лесопарк, где летом буквально рябит от палаточных городков. Здесь же можно взять у профессиональных тренеров уроки скалолазания.
Девиз штата Нью-Хэмпшир: «Жить свободным или умереть!»