ПУТИ-ДОРОГИ

Спорт
№30 (378)


«У советских собственная гордость - на буржуев смотрим свысока». Это, пожалуй, один из самых популярных лозунгов времени «развитого социализма», который еще во второй половине 90-х годов мало кто из советских людей ставил под сомнение. При этом, впрочем, немногие отрицали и право на жизнь более космополитического постулата: «Рыба ищет где глубже, а человек - где лучше».именительно к хоккею острый конфликт идеологий наметился в 1989 году - советские спортсмены в массовом порядке нелегально стали перебираться через Атлантику. Однако то, что тогда клеймили позором, сегодня стало банальным и расхожим. Национальную хоккейную лигу нынче просто невозможно представить без «постсоветского десанта». В этой связи, безусловно, стоит напомнить, что первый матч выходца СССР в элите североамериканского хоккея состоялся двадцать лет назад, а первопроходцем стал эмигрировавший в США Виктор Нечаев, вышедший на площадку в 1983 году в форме «Лос-Анджелес кингс».
В феврале 1979 года 25-летнего воспитанника ленинградского СКА Виктора Нечаева отчислили из команды. В то время он активно переписывался со студенткой одного из американских университетов, которая нередко приезжала к хоккеисту в гости. Через год после отчисления Виктора из СКА молодые люди решили скрепить дружеские отношения узами брака. За контакты с иностранцами Нечаев попал в разряд диссидентов, и дорога в ведущие клубы ему была заказана. Форвард отправился на исследование глубинки. Вначале немного «попылил» в ташкентском «Бинокоре», затем - в череповецком «Металлурге». Игра в этих клубах не приносила ни морального, ни материального удовлетворения, поэтому Нечаев твердо решил эмигрировать в США. Поскольку он сызмала мечтал попробовать себя в НХЛ, он переехал в Лос-Анджелес, где начал активно тренироваться с ветеранами лиги, бывшими профессионалами. Молва о русском разнеслась по городу со скоростью молнии, и падкие до экзотики калифорнийцы решили попробовать эмигранта в составе «Кингс». Ввиду того, что Нечаев испытывал серьезную стесненность в средствах, ему даже выделили ссуду (8 тыс. долларов) в обмен на право задрафтовать хоккеиста летом 82-го. Как это ни удивительно, не имевший постоянной игровой практики хоккеист справился с предсезонными нагрузками, забросил четыре шайбы в трех показательных матчах, и уже осенью имел на руках заветный годичный контракт. Говорят, во время каждого его выхода на лед болельщики дружно скандировали «Комми», что было сокращением от «коммунист», а каждый из соперников старался задеть, да побольнее, чтобы «показать этому русскому, что здесь он не дома». За «Кингс» Виктору довелось провести лишь три встречи, и, несмотря на забитый им гол, руководство клуба приняло решение сослать хоккеиста в свой фарм-клуб. 28-летний Нечаев счел такой жест за оскорбление, предпочтя вернуться в Европу. Дальше о его карьере не известно ровным счетом ничего.
Только через шесть лет правительство СССР официально разрешило своему игроку вкусить НХЛовского хлеба. Правда, снятие подобного вето также получилось с идеологическим оттенком. Пока задрафтованный еще в 1978 году защитник Вячеслав Фетисов вел изматывающую борьбу с руководством московского ЦСКА, желанное разрешение к удивлению многих получил правый нападающий столичных «Крыльев Советов» Сергей Пряхин. Несмотря на четырехлетний стаж выступлений за сборную СССР, он никогда не относился к элите советского хоккея, да и в обойму золотой олимпийской команды 1988 года Пряхин не попал. Зато хоккеист обладал солидными антропометрическими данными: рост - 190 см, вес - 95 кг. По мнению американцев, Советский Союз посылал средненького игрока, приспособленного для сражений на маленьких североамериканских площадках, чтобы прощупать обстановку в лагере былого потенциального противника, и на примере Сергея решить, стоит ли завязывать долгосрочные отношения с НХЛ. Переговоры между сторонами велись целый месяц. Немалую роль в их успешном завершении сыграли весьма выгодные для Советов условия контракта - Пряхину полагалась зарплата в размере 125 тыс. долларов, а также 150 тыс. долларов премиальных, которые незамедлительно перешли на счет хоккейной федерации СССР. Естественно, свои дивиденды от сделки хотели получить и североамериканцы. В США не питали иллюзий по поводу перспективности 25-летнего Пряхина - тут смотрели в будущее, отчетливо понимая, что вслед за первой ласточкой через океан полетят другие, и соответственно резко возрастают шансы «Нью-Джерси Дэвилз» заполучить Фетисова. Дебют хоккеиста в «Калгари флеймс» пришелся на 30 марта 1989 года, когда канадцы принимали «Виннипег джетс». Хозяева убедительно выиграли 4:1, а первопроходец неожиданно был встречен аплодисментами публики. За 14 минут на льду он нанес несколько бросков по воротам Боба Эссенсы и в целом чувствовал себя настолько комфортно, что вынудил капитана «Джетс» Дэйла Хаверчука сбить себя с ног мощным силовым приемом. После игры последний с иронией заметил: «Надеюсь, русские не лишат работы американцев». Однако прошло лето, и вкус заокеанского хоккея в полной мере ощутили Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов, Сергей Макаров, Сергей Мыльников и Александр Могильный.
У каждого из них были свои пути за океан. В частности, Фетисов все-таки проторил его многолетней борьбой с бюрократами. А вот Могильный не стал ждать милости свыше и заполнять сотни бумажек, а банально бежал из сборной СССР после завершения чемпионата мира в Швеции. 20-летнего хоккеиста подхватил клуб НХЛ «Баффало сейбрс».
Если же выбирать конкретную дату, которую можно было бы считать началом русского вторжения в НХЛ, нет альтернативы 5 октября 1989 года. В этот день в первой же смене в составе «Сейбрс» Могильный открыл счет своим голам в Америке, Фетисов, защищавший цвета «Нью-Джерси девилс», отметил дебют в Национальной хоккейной лиге результативным пасом и двухминутным штрафом, а форвард «Флеймс» Макаров стал первым выходцем из СССР, набравшим в одном поединке против «Детройт ред уингс» три очка. Из этой великолепной троицы только Могильный играет и по сей день. Уже без малого полтора десятилетия форвард «Торонто мейпл лифс» остается главным рекордсменом постсоветского десанта! В свои 34 года он имеет за спиной 14 сезонов в сильнейшей хоккейной лиге мира, Кубок Стэнли-2000 с «Нью-Джерси девилс» и стремительно приближается к двум магическим для любого бомбардира отметкам - 500 заброшенных шайб и 1000 очков (сейчас на его счету 977 (453 + 524) очков в 919 матчах). По обоим показателям, как и по числу проведенных в НХЛ встреч, ему нет равных среди бывших соотечественников.
Вторую волну нелегально перебиравшихся за океан летом 1990 года открыл Сергей Федоров. Форвард сборной СССР оказался в «Ред уингс» сразу после Игр доброй воли. По количеству набранных очков (954) он занимает вторую строку в списке хоккеистов НХЛ из бывшего Советского Союза. Следом идет Владимир Константинов, который в 1997 году попал в тяжелую автомобильную аварию. Кстати, американское гражданство Федоров получил только после десяти лет пребывания в США. По просьбе хоккеиста, ему была устроена личная церемония, на которой не присутствовал ни один из членов семьи. На вопрос, почему же он все-таки решился на такой шаг, Федоров ответил прямо: «Я провел в этой стране большую часть сознательной жизни - здесь работаю, плачу налоги. Однако в душе по-прежнему остаюсь русским. Мои корни в России и со временем мне бы хотелось сделать для своей страны что-нибудь полезное».
Несколько другими категориями мыслит Могильный. Он до сих пор старается избегать всяческих контактов с российскими чиновниками и упрямо отклоняет предложения защищать цвета сборной России. В 2002 году спортсмен в вежливой форме, но без тени колебаний отказался от участия в зимней Олимпиаде, мотивировав свое решение одной фразой: «С 1989 года мои взгляды не поменялись». И хотя тогда нападающий завоевал золотую медаль чемпиона мира, а годом ранее стал самым юным игроком сборной СССР, первенствовавшей на олимпийских играх, отсчет своей хоккейной биографии Александр начинает с заокеанской страницы, а главнейшей наградой считает Кубок Стэнли, завоеванный с «Нью-Джерси девилс».
Александр Великий, как окрестили форварда в НХЛ, привык маршировать по жизни под звуки собственного барабана. Его поступки не всегда находили понимание у менеджеров, тренеров и партнеров по команде, однако каждый мало-мальски разбирающийся в хоккее специалист без труда мог увидеть за загадочностью русской души большое сердце и черты настоящего профессионала. Конечно, лучшие годы Могильного уже позади и ему вряд ли удастся превзойти феноменальное достижение чемпионата-92/93 - 76 голов. К слову, два года назад он подписал четырехлетний контракт с «Торонто мейпл лифс», и хотя нынешнюю его зарплату - 6 млн. долларов в год - не назовешь заоблачной, россиянин своей канадской жизнью доволен. Сейчас уже и думать забыли, что когда 9 мая 1989 года он попросил политического убежища в США, в СССР его назвали «врагом народа» и соответствующие органы готовили уголовное дело о дезертирстве младшего лейтенанта Александра Могильного.
Большой прорыв - потепление отношений с родиной - наступил в середине 90-х. Именно тогда у организаторов Кубка «Спартака» возникла задумка собрать так называемую «сборную звезд НХЛ». Толчком к этому послужила Олимпиада-94, на которой российская хоккейная дружина с треском провалилась. Стало совершенно очевидно, что лучшие хоккейные силы страны давно перебрались на другую сторону Атлантического океана. Однако попробовать убедить приехать в Россию не просто хоккеиста, а вчерашнего военнослужащего, офицера, если он прекрасно знает, что дома на него заведено уголовное дело и ожидает военный трибунал, оказалось не так-то просто. Статья «Дезертирство» не каралась смертной казнью лишь в мирное время. Позже практически все процессы о побегах в отношении целого ряда экс-армейцев были закрыты за отсутствием состава преступления. В частности, Могильному и Федорову по прибытии в московский аэропорт «Шереметьево-2» были вручены новые паспорта - они вновь стали гражданами своей родины. В Россию же оба хоккеиста летели без документов, поверив на слово Фетисову и оргкомитету Кубка «Спартака». Главное же достижение компромисса состояло в том, что НХЛовцев тепло встречали забитые до отказа ледовые дворцы - будь то в Ярославле или Нижнем Новгороде, Новосибирске или Магнитогорске. На Олимпиаде-98 в японском Нагано россияне завоевали серебро. Вряд ли бы Владимиру Юрзинову удалось собрать под знамена национальной команды лучших игроков, если бы не было того хоккейного тура по российским городам.
Нынешнее российское первенство по праву считается вторым по силе и величине заработков в мире, уступая лишь НХЛ. Турнир из года в год пополняется самыми квалифицированными европейскими кадрами. Несмотря на это, попадание даже на НХЛовский драфт - заветная мечта практически каждого молодого хоккеиста с постсоветского пространства. В случае же ее осуществления за спортсмена на родине только искренне порадуются...