«ЛЕТНИЙ ДОЖДЬ» НА ИСХОДЕ ДНЯ...

Шахматно-шашечный клуб
№32 (380)

Шахматно-шашечная школа «РБ» (вып. 299)

ЭТАП 3 (заключительный)
1. ШАХМАТЫ. В сентябре прошлого года ушел из жизни замечательный шахматный Художник, большой друг «РУССКОГО БАЗАРА», заслуженный тренер СССР Эдуард ГУФЕЛЬД. Шедевры Гуфельда, составляющие основу нашего конкурса, могут рассматриваться как живые цветы к его нерукотворному памятнику (РБ, 14).[!]
#1. Бел.: Крb1, Фf6, Лc4, Лf1, Kb2, пп.e4, h4. Черн.: Крf8, Фb6, Лg7, Сb7, Cd6, пп.a6, e5, f7.
#2. Бел.: Крg2, Фe2, Лa1, Лe1, Сg5, Kg4, пп.a2, b2, c3, d3, f2, g3, h2. Черн.: Крg7, Фc7, Лd8, Лf8, Сe5, Ke7, пп.a7, b6, c5, d6, f7, g6, h7.
#3. Бел.: Крh1, Фb4, Лd1, Лf1, Сh6, пп.a2, c2, c3, f6, g2, h2. Черн.: Крf7, Фc5, Лa8, Лc8, Kb6, пп.a6, b7, e6, g6, h7.
#4. Бел.: Крc1, Фg2, Лg6, Cb3, Cd2, п.c2. Черн.: Крh5, Фe5, Лa8, Сe6, пп.a2, g7, h4, h6.
#5. Бел.: Крh1, Фd7, Лf6, Лg1, Kf3, пп.a6, b2, g2, h3. Черн.: Крa8, Фh7, Лc5, Лc8, Сd5, пп.a7, b6, f7, g6.
#6. Бел.: Крe1, Фc2, Лd1, Лg1, Сb1, Cg3, Kc5, Ke5, пп.a2, b2, d4, e3, h2. Черн.: Крg7, Фd8, Лa8, Лf8, Сe7, Ch3, Kb8, Kg5, пп.a6, b5, c4, e6, f7, h5.
#7. Бел.: Крc1, Фh4, Лc3, Сg2, Kf3, пп.a4, b3, c2, g3, h2. Черн.: Крa6, Фc8, Лh8, Сd5, Kc6, пп.a5, b6, c7, d6, g6, h7
Всюду - ход белых. Вопрос - как бы Вы сыграли?

2. ШАШКИ. Этюды первого гроссмейстера СССР по русским шашкам Зиновия ЦИРИКА, созданные еще 50 лет назад, и сегодня украшают выставку работ, посвященную предстоящему 80-летнему юбилею Мастера.
#1. Бел.: c5, g1. Черн.: a7, c7.
#2. Бел.: b4, e3.Черн.: a7, b8.
#3. Бел.: c3, e3, f4. Черн.: a7, b6, e7.
#4. Бел.: b4, c1, d2, h6. Черн.: b6, e5, f6.
#5. Бел.: d4, e1, f2, h2. Черн.: c7, f6, h4, h6.
Всюду - белые начинают, а могут ли они выиграть?

3. ВИКТОРИНА. Окончание рассказа
«Ну и как, это помогает тебе ее совершенствовать?» Ответил я не раньше чем через полчаса. Я расправил под тобой смятую простыню - это поле должно быть в полном порядке, потому что наша партия только начиналась, - и сказал тебе: «Как видишь». Твоя ослепительная юбка свешивалась со спинки стула до самого пола, и казалось, сейчас упадет - она так и висит все время перед моими глазами, даже сейчас, если я забываюсь, кажется, что стул охвачен этим желтым пламенем и так непросто его потушить. «Я не думала, что сдамся так быстро, - сказала ты, - но, думаю, шахматная доска должна быть чуть-чуть жестче. Насколько я понимаю в шахматах». Надевай свою юбку, слышишь, не то она испепелит этот стул - единственное, что теперь у меня осталось. Стул и шахматная доска - такое впечатление, что эту партию я сыграл против самого себя. «Вообще-то, мой милый, ты должен был бы выигрывать у меня всегда». - «Почему?» - «Потому что у тебя в запасе всегда есть одна запасная фигура! - Ты повела глазами вниз. - Семнадцатая по счету, - уточнила ты, - и самая главная». Все верно, фигура, которой никогда не могло быть у тебя. Вряд ли такое могло прийти в голову такому простому, как я, игроку. По этим делам - там, где начинались шахматные поля, - ты всегда была куда смышленей меня. «Кроме того, - усмехнулась ты, - у тебя есть такая чудная шахматная доска, на которой ты сможешь задействовать, пожалуй, и все семнадцать».
Ты встала со стула, взметнулась твоя желтая юбка - но только теперь, через много лет, я кивком сдаю эту партию. Помнится, ты сказала, что волосы игроков седеют быстрее, чем гривы послушных их лошадей. Я киваю - ничего не смыслящий в этой игре мог бы сказать, что я киваю в пустоту, - встаю со стула, что всегда стоял напротив твоего, пусть не так резко, как это умела делать ты, и жду того момента, когда наши команды, проследив за нами, вдруг разом сломают строй, разбредутся, вышагивая по клеткам, по доске, кто куда, - я даже могу сказать, кто из них первым нарушит это лаковое перемирие шеренг. Черная лаковая пешка, одна из тех, которой любила ты начинать. Нетерпеливая пешка, стоящая прямо перед твоей гордой королевой - с такой невообразимо длинной монаршей шеей, что чудилось - вот-вот она схватит простуду и заговорит твоим смешным насморочным голосом африканки, не привыкшей к местным морозам. Возможно, оттого ты и любила так эту игру, что шахматная доска напоминала тебе шотландский клетчатый плед, которым ты так уютно кутала ноги. Я даже могу хорошо представить, как под веселым натиском тепла отступал под ним, цепляясь за клетки, холод, в этой непростой игре - за право обладать твоими коленями. Ты откидывалась передо мной в кресле, я дурашливо изображал на отдалении твой камин, твои ноги обхватывал дробящийся на клетки шотландский огонь - ни у одного шахматиста не хватило бы сил устоять перед твоими ночными коленями. Ты чутко склоняла голову - так дети прислушиваются к дальним шагам в коридоре, - а затем и твоя королева роняла свою маленькую головку ко мне на плечо, стремительное движение фигур на доске накрывала тьма, а утром, не слишком рано, ты уходила, вялая, кроткая, не забыв напоследок взглянуть с улицы на мое окно. Все, пора смешивать фигуры. Мне совсем не грустно, я хорошо помню, как ты меня учила: главное в нашей игре - помнить, что конец партии означает лишь начало другой, а любое поражение тоже шаг к победе. Помнишь, как это было у нас? «Сейчас будет мат», - говорила ты, а я с готовностью отвечал всегда одно и то же: «Посмотрим!»
Об авторе.
Рамиль Бесермен родился в 1969 году в Горной Киргизии. Первый рассказ написал в конце 1989-го. После окончания Литинститута в 1995 году работал в Москве на бензоколонке.

4. ПОСЛЕДНИЕ АККОРДЫ:
1. Какие ассоциации вызывает название конкурса и отдельные его задания (конкретные ответы оцениваются до 10 баллов)?
2. Назовите автора песни, давшей название нашему конкурсу
Напомним несколько строчек из этой песни:
Летний дождь, летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь, летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоем у слепого окна...


Комментарии (Всего: 2)

Хочу объяснить причину моей низкой оценки этой публикации. 1.В ней нет ничего нового<br>2.Позиции Гуфельда рассчитаны на гроссов, а не на нас любителей. Тоже можно сказать о Цирике.<br>3.Викторина - сплошной разврат. Кому это нужно? <br>В общем, полный бред.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Спасибо, друзья, за необыкновенный конкурс. Восхищен вашим творчеством. Мне дорога память о ГУФЕЛЬДЕ, с которым был знаком и даже какое-то время дружен. Рассказ-викторина потрясающе хорош. Спасибо и успехов вашей газете. Ваш почитатель, <br>Аркадий, Тель-Авив

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *