ВАН ТЕТРОДЕ, ГОЛЛАНДСКИЙ ЧЕЛЛИНИРЕПОРТАЖ ИЗ МУЗЕЯ ФРИК-КОЛЛЕКШН

Этюды о прекрасном
№32 (380)


В замечательном своей неповторимостью дворце-музее Фрика мы с вами, дорогие читатели, бывали не однажды. И всякий раз, покидая этот музей шедевров, как зовут его любители искусства всего мира, давали себе слово непременно прийти сюда снова. Потому что такого великолепного собрания картин, скульптуры, редкостных произведений декоративного искусства, размещенных в роскошных дворцовых интерьерах, в которых витает дух интимности и поклонения прекрасному, мы в Америке не видели нигде. И составлена удивительная эта коллекция, в которой нет ни одной случайной, проходной вещи, пусть даже принадлежащей кисти или резцу знаменитейшего мастера, с глубочайшим знанием и непогрешимым вкусом.
Кто был составителем столь профессионально и бережно собранной коллекции? Сам Генри Клэй Фрик, специального образования не имевший, но искусство любивший исступленно и ведавший его так, как редко знают и понимают дипломированные искусствоведы. Впрочем, не имел Фрик и диплома инженера или экономиста, но создал свою промышленную, а затем и финансовую державу, начав с нуля и став мультимиллионером, что в переводе на нынешний курс доллара означает «мультимиллиардер». Воистину это был self made man, человек, сделавший себя сам: умный, жесткий, неутомимый, безусловно, многоталантливый, несгибаемый. Когда случился в его деле обвал (а слово «рецессия» не ново и знакомо не только нынешнему поколению) и не осталось у него ничего, кроме гигантских долгов, он не сломался, не стал ныть, а тут же начал поиск, энергично протаптывая новую тропу. Вперед, вперед, снова вверх. Только так и не иначе. Урок тем, кого рецессия сегодняшняя заставила сойти с рельсов: искать и найти!
В блаженном предвкушении наслаждения вхожу я в музейный вестибюль, где встречает меня сам Фрик, застывший в бронзе - бюст работы Мальвины Хоффман, ученицы великого Родена. Еще один посмертный портрет создателя коллекции - кисти выдающегося американского портретиста Джона Йохансена - украшает отделанную дубом роскошную библиотеку. Этот дом, построенный известным архитектором Томасом Гастингсом в стиле европейских палаццо XVIII века, предназначен был семье Фрик. Оттого и идем мы из комнаты в комнату - гостиные, столовая, будуар, великолепный зимний сад, круглый бальный зал, ставший кинозалом, где показывают интересную короткометражку - документальный фильм о жизни хозяина дома и о его времени.
И каждая комната - вместилище собранных Фриком шедевров, развешанных и поставленных так, как сделал это при жизни сам коллекционер, бывший, по общему мнению, еще и отличным колористом. Переходя из зала в зал, мы замираем перед творениями Тьеполо, фра Филиппо Липпи, Яна ван Эйка, Ханса Мёмлинга, Питера Брейгеля... Будуар миссис Фрик украшает серия картин Франсуа Буше «Науки и искусства», а неподалеку еще одна комната Буше, где встречают нас дивные «Времена года», выполненные по заказу маркизы де Помпадур - на одном из полотен сама королевская фаворитка в образе зимы. А дальше... Фрагонар, великие англичане Хогарт, Рейнольдс, Ромни, Гейнсборо... Не успели мы очнуться от восторга - нас ждут Ватто, Шарден, Брейгель, Хальс, Ван Дейк, Рембрандт, Веронезе, Тернер, Гойя - всех не перечислить.
Все это бесценная постоянная экспозиция музея. Но есть еще сменяющие друг друга временные выставки. Их немного. Две-три. Но всегда это значительные и очень интересные собрания. Сейчас гвоздь летнего сезона - прекрасные, редкой пластики статуэтки знаменитого голландского скульптора золотого XVI века Виллема ван Тетроде.
Интересно, что юность столь же известного голландского живописца и графика Хендрика Гольциуса, выставка работ которого проходит сейчас в музее Метрополитен (мы рассказывали о ней совсем недавно), совпала с годами зрелого творчества ван Тетроде. Только на этом примере мы видим, как мощно сказалось влияние художественной манеры скульптора на работы его современников, в какой бы области искусства ни проявлялся их талант. Вот каков Виллем ван Тетроде.
А начинал он так: покинув родной Дельфт, ставший позднее меккой голландского искусства, отправился юный художник в Италию, и тогда в эпоху Ренессанса, властно притягивавшую со всей Европы, тех кто почитал искусство, а уж тем более - молодежь, решившую посвятить ему жизнь. Двадцать долгих лет жил, учился и работал Тетроде в Италии. Собственно, учился, наращивал мастерство, обретал известность, а потом и славу он одновременно. И работал, работал, работал… А учится художник, если говорить о художнике настоящем, всю жизнь. Молодой голландец учился требовавшему не только одаренности, но и невероятной тщательности и терпения искусству реставрации, а потом успешно реставрировал мраморную античную скульптуру, работал (и учился, разумеется) в мастерских ведущих итальянских скульпторов того времени, в том числе - великого Бенвенуто Челлини, которого почитал своим учителем. И Челлини, и Микеланджело, но более всех Джамболонья способствовали становлению Тетроде как личности в искусстве, как самобытного, самостоятельно мыслящего, выдающегося оригинального ваятеля. Ну а ощущается ли их влияние в творчестве голландца, мы поймем, вглядываясь в дивные его творения: да, ощущается. Потому что никому еще не удалось избежать влияния своих учителей, предшественников, старших современников - намёком, линией, манерой, настроением, а то и направленностью творчества, его темой проявляется оно подчас даже у гениев.
Из Флоренции отправился Тетроде в Рим, где имя его уже было известно, и где подтвердил он свою репутацию отличного реставратора античной классики, а потом и скульптора, создавшего монументальную мраморную скульптуру в эллинистическом духе. Каждая из этих статуй, как например Геркулес, сделанный по заказу знатной семьи Фарнезе (и вошедший в историю искусства именно как Геркулес Фарнезе), была гимном мужественности и силе. Но скульптор вскоре понял, что мрамор не его стихия - так же, как монументальные изваяния вообще. Он начал работать над скульптурой малых форм, пришел к бронзе как «своему», наиболее, на его взгляд, выразительному материалу, и стал непревзойденным мастером небольших, но великолепно исполненных оригинальных бронзовых статуэток, богатейшее собрание которых и демонстрирует сейчас, свезя их со всего света, музей Фрика.
Воистину гениален его «Воин от Бога», в котором и храбрость, и непоколебимость, и готовность защитить слабого. Это человек, который не предаст, не поплывет по течению, он всегда стоит на страже своих обязательств и своих убеждений. Мужчина. Не сдающийся. Тут же бесконечные рисунки, наброски, которые делал скульптор (а настоящий скульптор - всегда и превосходный рисовальщик) прежде чем приступить к моделированию. Рядом скульптурные эскизы: труд, труд, тягчайший и упорный труд - чтобы найти единственно верное решение.
Великолепный «Знаменосец» - из той же когорты, что и «Воин»: знамя лишь угадывается, главное - это солдат в позе решительного броска с разверстым в победном крике ртом. И в этой виртуозно изваянной композиции всадника, вздернувшего лошадь на дыбы, мы будто слышим радостный вопль конника, слившийся со ржанием коня. Какая поразительная динамика в этой скульптурной композиции, а главное, как сумел вздыбить бронзового коня скульптор, дав ему лишь две точки опоры - приподнятые копыта задних ног: вот это профессионализм!
Потрясающий «Христос у колонны» - как сраженный воин. Пластика невероятно драматична.
Там, где представляет нам Тетроде героев легендарных, видим мы, казалось бы, неправдоподобные шары мускулов, застывшие в осознании своей сверхсилы и безграничных возможностей могучие фигуры, с жизнью не соотносящиеся. И тут вспоминаются слова Пабло Пикассо: «Натура и искусство - вещи совершенно различные, они не могут подчиняться одному и тому же объекту. Искусство позволяет нам выразить то, что не дано в природе, в абсолютной форме».
Об этих, античной мифологией рожденных статуэтках нужно еще сказать, что никак и ни в коем случае не были они двойниками или даже подражанием творениям Фидия или Праксителя. Они были скульптурой Тетроде, что еще тогда, при жизни скульптора, подтвердил его заказчик и ценитель граф Питильяно, сказав, что отличаются они от античных образцов кардинально. Из коллекции графа и серия «Двенадцать цезарей». Четверо из них сейчас на выставке: император Вителлий, Нерон, Оттон и Веспасиан. Политические фигуры, да и люди разного калибра - ничтожный обжора Вителлиус, гедонист Оттон, актерствующий мерзавец Нерон, грубый вояка, но умный, нахрапистый Веспасиан. Замечательно!
Кабинет Питильяно украшали и стройный, гибкий, когда-то элегантный Бахус, предупреждающе поднявший палец: вино прекрасно и сладостно, но - не увлекайся! Здесь были сделанный на заказ Аполлон, Антиной и, наконец, божественно прекрасная Венера - женщин Тетроде не жаловал, говорил, что лепить жалкие эти создания противно, вдобавок ноги у них (у всех!) кривые, и нужно грешить против правды, сгибая их. А вот поди ж ты, такую великолепную, донельзя эротичную Венеру создал!
И все же был он певцом красоты мужчины, его силы, ловкости, стойкости, мужества. И сексуальности тоже, как без нее. Он сам был сильным красивым человеком, умным и одаренным. Рано, в 54, умер. Впрочем, по тем временам был это возраст солидный. Одна из последних его работ - «Юпитер с орлом». Человек и птица. Орел улетает, как отлетает жизнь.
В большом зале, словно сопровождая шедевры Тетроде, - скульптурные композиции (тоже мелкая пластика) лучших мастеров Возрождения: статуэтки Микеланджело, Антонио Полайоло, Риччио, Франческо да Сальялло, Пьетро Такка, знаменитая «Эва» Габриэля Групелло….
А стоит лишь войти в угловую комнату рядом, и вы увидите еще одну очень интересную выставку - ценнейшие эмали эпохи Ренессанса, украшенные ими посуда, керамика, часы - наслаждение для глаза и души.
Словом, друзья мои, музей Фрик-коллекшн посетить надо непременно. Поверьте, удовольствие вы получите огромное. А поскольку находится дворец Фрика на углу Пятой авеню и 70 улицы (поезд метро 6 до остановки "68 Street"), вы сможете погулять в протянувшемся вдоль Пятой авеню великолепном Центральном парке, где в связи с его 150-летием ежедневно множество концертов, спортивных состязаний, разнообразных развлечений. Жара утихомирилась, нью-йоркские музеи и парки ждут вас, и встречу с ними откладывать не стоит. Помните старую истину: дорога в ад вымощена упущенными возможностями. Вперед!


Комментарии (Всего: 2)

Информативно,эмоционально,задача выполнена,спасибо - идем!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ничего так.... красиво написано)

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *