УРОК НЕ ВСЕМ ВПРОК БЛЭКАУТ В МЕГАПОЛИСЕ

Из штата в штат
№35 (383)


Случаются же такие неожиданные совпадения! В «черный четверг», когда все Восточное побережье погрузилось во мрак, сижу при мерцающем свете чудом обнаруженного огарка свечи и рассеянно листаю старый журнал. И вздрагиваю - крохотная заметка не может остаться незамеченной: «13 июля 1977 года. Поздним вечером в результате аварии системы электроснабжения Нью-Йорка, вызванной грозой, мегаполис на долгие часы погрузился в кромешную тьму. Это чрезвычайное происшествие повлекло за собой огромное число ограблений, поджогов, а также массовые проявления мародерства и вандализма. Журналисты окрестили произошедшее «ночью зверей», а один полицейский сержант, характеризуя Бруклин, заметил: «Смахивает на Берлин мая 45-го». Материальный ущерб, нанесенный Нью-Йорку за ту ночь, был оценен более чем в миллиард долларов».
Звоню приятелю, благо телефон пока работает. Спрашиваю, так ли все было, его иммигрантский стаж приближается к 30 годам. Факт отключения электричества приятель подтверждает, но как истинный патриот-неофит категорически отрицает все, что касается масштабов ограблений, поджогов и мародерства: «Журналюги преувеличивают, американцы себе такого никогда не позволяли и не позволят!»
Однако поток информации стремительно нарастает. О том, что произошло 26 лет назад, оказывается, помнят многие, не могут не помнить. Да, та ночь была ужасной. Паника, разгул бандитизма, убийства. Даже некоторые мирные обыватели, то ли по личной злобе, то ли поддавшись общему настроению бушующих толп, били магазинные витрины, тащили что под руку попадется. Неужели и на этот раз происходит то же самое?
Слава Богу, ничего такого в темную августовскую ночь не произошло. Наоборот, жители мегаполиса проявили и выдержку, и готовность помогать друг другу, и дисциплину. Разумеется, не все. Очевидцы рассказывают, как некоторые дюжие мужчины, охваченные страхом, отбрасывали в сторону и женщин, и детей, пробиваясь к выходу из сабвея или к дверям переполненных автобусов. Всякое случалось, в том числе и попытки грабежей. Три-четыре часа пребывания в абсолютной тьме и убийственной духоте остановившихся вагонов сабвея способны пробудить в человеке отнюдь не самые лучшие инстинкты. Но в целом население Нью-Йорка сумело преодолеть в себе и страхи, и раздражение, понимая, что только так можно спастись.
Почему-то особенно трогательно было наблюдать, как случайные прохожие вдруг выбегали с тротуара на перекресток и добровольно начинали регулировать движение автомобилей, поскольку светофоры не работали. Не очень умело подражая профессиональным регулировщикам, но зато очень энергично и решительно размахивая руками, они предотвратили немало аварий, спасли не одну жизнь. И самое удивительное, что водители, даже отъявленные нью-йоркские лихачи, послушно подчинялись жестам этих рядовых граждан, не облеченных никакой официальной властью.
Значит, урок июльской ночи 1977 года не пропал даром, пошел впрок. Во всяком случае, для Нью-Йорка. Говорят, в ряде других городов Восточного побережья, тоже погрузившихся в кромешную тьму, население не проявило подобной выдержки. Возможно, по той причине, что раньше у них ничего похожего не случалось, а на чужом опыте мало кто способен учиться. К величайшему сожалению, урок прошлого не пожелали усвоить ни федеральная администрация, ни власти штата, ни владельцы и менеджеры энергетических компаний. История повторилась, только в гораздо более значительном масштабе.
Окончательные итоги случившегося будут подведены позже. Пока и наиболее подходящий термин не определили. Один из русскоязычных тележурналистов настойчиво призвал аудиторию считать случившееся всего лишь неприятным инцидентом, но никак не катастрофой. Он, видимо, полагает, что важнее всего напитать телезрителей тотальным оптимизмом, выводы же сделают те, кому это по чину положено. Позиция ошибочная, ибо «те, кому положено», как свидетельствует опыт, палец о палец не ударят, если на них одновременно не нажмут сверху и снизу.
Итак, что известно о причинах и следствиях на сегодняшний день? Сбой в подаче электричества произошел где-то в штате Огайо, поток энергии тут же переключился на другие направления, оборудование там не выдержало дополнительной нагрузки и вышло из строя, погрузив в темень восемь американских штатов и значительную часть канадской территории. Больше 50 миллионов человек в жару и при удушливой влажности остались без света, без кондиционеров, холодильников, без транспортных средств, работающих на электричестве. Это всего лишь общие данные, ждущие уточнения.
Из строя вышли в общей сложности 100 электростанций и подстанций, безвозвратно потеряно около 62 тысяч мегаватт энергии. В Нью-Йорке произошло 60 крупных пожаров (против обычных 8 - 12), зафиксировано 5 тысяч вызовов «скорой помощи» (на 600 больше предыдущего рекорда), 800 случаев экстренного высвобождения людей из лифтов, иногда с применением автогенных аппаратов.
Пользы от сложившейся ситуации не извлек никто, решившихся пограбить мгновенно хватали за руку. Ну немножко добавила к своим доходам телефонная компания «Верайзен» - все 20 тысяч ее уличных автоматов были до отказа забиты квотерами. И еще какой-то ювелир в Манхэттене успел купить в соседнем магазине пару десятков электрических фонариков по 2 доллара и продать их по 3 доллара. Колоссальный профит!
Больше всего, естественно, пострадали магазины, рестораны, кафе. Часть продуктов ушла в мусорные мешки, часть удалось продать за полцены, часть раздали бесплатно всем желающим. Особенно охотно брали «на халяву» пиво, пока оно еще оставалось холодным. По очень приблизительным прикидкам, сумма убытков от порчи продовольствия составит не меньше 200 - 250 миллионов долларов. Как сообщает газета «Нью-Йорк таймс», никаких страховых выплат за эти потери не будет. Почему, не разъясняется. Каких налоговых поступлений лишились федеральный и штатный бюджеты, по-видимому, никто и никогда не узнает. Кассовые аппараты в магазинах и ресторанах не работали, посетителей обслуживали только за наличные и вручную, вряд ли фиксируя выручку.
Пресса сообщает, что город Нью-Йорк за сутки потерял примерно полмиллиарда долларов. К этой сумме еще предстоит приплюсовать убытки, понесенные территориями штата за пределами мегаполиса, а также еще семью штатами страны. Наверняка это будут десятки миллиардов. Разве такое можно называть «всего лишь неприятным инцидентом»?! Наши сенаторы Чак Шумер и Хиллари Клинтон неспроста обратились к президенту с просьбой объявить пострадавшие территории зоной бедствия. Правда, положительного ответа вроде бы не последовало, но это истинной сути случившегося не меняет.
В общественном сознании не может не возникнуть множество вопросов - и масштабных, и частных. Почему, например, в городе отказали сотовые телефоны американского производства? Говорят, из-за недостаточно сильного энергетического поля в атмосфере над пострадавшими территориями. Но ведь сотовые телефоны, обеспечивающие связь с Европой, с Россией, продолжали исправно функционировать. Конгрессмен Таузин, республиканец из штата Луизиана, намерен потребовать тщательного расследования по этому поводу. И он абсолютно прав, сотовые телефоны должны работать в любой критической ситуации. В противном случае не исключены самые непредсказуемые последствия.
Однако главное - почему катастрофа случилась на столь обширной территории? Специалисты считают, что энергетическое оборудование чуть ли не всей страны морально устарело и физически обветшало. В общих словах это признал и Джордж Буш. Мы, как и президент, не специалисты, о технических деталях судить не вправе. Нам не стоит вникать и в особенности коммерческих схем, связанных с куплей-продажей электроэнергии и ролью посредников в этом сложном бизнесе. Говорят, там тоже далеко не все соответствует современным требованиям.
Тем временем политические схватки по этому поводу уже вспыхнули. Обе ведущие партии слаженным дуэтом придерживаются единого мнения только по двум позициям: положение в энергетике действительно тревожное и виновны в этом, главным образом, ведущие представители конкурирующей партии. В остальном они расходятся. Демократы ожесточенно критикуют республиканцев за то, что те голосованием в Конгрессе провалили предложенную в 2001 году модернизацию энергетической системы страны. Республиканцы не менее ожесточенно упрекают демократов в том, что они совместно с «зелеными» заблокировали предложения по коренному переустройству системы, утопив проблему в бесконечных прениях.
Будем надеяться, бурные словесные баталии не только принесут партиям дополнительные предвыборные очки, но и дадут чисто практические результаты. Пока ясно одно: энергетические хозяйство в стране запущено до крайних пределов. Гиганты энергетического бизнеса, свободные от какого-либо контроля, в течение длительного времени экономили на капитальных вложениях, не заботились о модернизации оборудования, о создании резервных мощностей и надежности всей инфраструктуры, связанной с электроснабжением. Зато всегда исправно взимали с клиентов плату за услуги, да еще и цены повышали. Это тоже факт, который трудно оспорить.
Предметом споров наверняка может стать другое - уместно ли в наше время по-прежнему придерживаться традиции невмешательства государства в экономику? На практике законодатели и администрация то и дело традицию эту нарушают, в частности, подбрасывая крупные средства из бюджета в разные отрасли хозяйства. Но делается это нередко наобум, под давлением лоббистов или из сугубо политических соображений. Контроль за тем, насколько эффективно расходуются выделенные суммы, обычно слаб, а в ряде случаев и вовсе отсутствует. Да никто его и не требует, пусть частный сектор сам добивается прибылей и покрывает свои убытки. В реальности же крупные компании действительно остаются при своих доходах, однако убытки очень часто покрывают с помощью государства.
Надо полагать, примерно то же самое произойдет и после энергетического кризиса, разразившегося в восьми штатах. Убытки скрупулезно подсчитают, с кого-то взыщут, с кого-то нет, а расходы на модернизацию энергетических объектов и электросети в значительной мере неизбежно лягут на федеральный и штатные бюджеты, которые и без того, как известно, трещат по швам. Это - ладно, без этого не обойтись. Только если расход средств и в этом случае не проконтролировать, мы будем лишены каких-либо гарантий, что «неприятные инциденты» не произойдут в третий, четвертый или пятый раз в таких же катастрофических масштабах.