МАКИЯЖ ДЛЯ САМЦОВ

Салон красоты
№37 (385)

ЖАН-ПОЛЬ ГОТЬЕ ПРЕДЛАГАЕТ КОСМЕТИКУ ДЛЯ МУЖЧИН
Знаменитый мастер эпатажа 51-летний кутюрье Жан-Поль Готье на сей раз решил поразить публику линией спецмакияжа для мужчин. Окрещенный «Tout beau», что можно приблизительно перевести как «Отменно красив», этот макияж стал отправной точкой в его дефиле мужской моды лета 2004 года на тему «Наша кожа».
Такой интерес связан с тем, что сильный пол постепенно берет на вооружение лучшее из того, чем давно пользуются женщины, - пластические операции, окраска волос, кремы, маникюр и проч. Мужская косметика - пока еще не поднятая целина, которая сулит тем, кто ее осваивает, сказочные доходы. «Отменно красив», по мнению Жан-Поля, удачно дополняет парфюм «Le Mаle» («Самец»), самый популярный в Европе. Словом, у Готье талант модельера помножен на безошибочное чутье коммерсанта. Каждый год его дом продает туалеты, косметику и аксессуары на 500 миллионов евро. Изготовленное в единственном экземпляре платье стоит 15 тысяч евро. «Мы совсем не стремимся к тому, чтобы стать империей, - уверяет президент - генеральный директор дома Дональд Потар. - Империи всегда распадаются». Тем не менее в программе дальнейшая экспансия - открытие новых бутиков в Пекине, в Сингапуре, в Гонконге, в Дубаи и в Милане. Для этого потребовались новые капиталы: Готье пришлось продать 35 процентов своих акций знаменитой фирме «Гермес».
С годами Готье остепенился - если не в личной жизни, то в своих работах. Нарочитая экстравагантность оказалась тем загадочно-заманчивым светом, на который летели, как мотыльки, клиенты, желавшие пощекотать себе нервы. Не удивишь - не продашь. На моду Готье большой спрос у тех, кого окрестили «бобо» - аббревиатура от французских слов «буржуазия» и «богема». В его клиентах ходят и несколько самых богатых людей планеты. Давно канули в Лету времена, когда Жан-Поль Готье видел своего главного противника в буржуазии с ее косными взглядами, боязнью плохого вкуса, мещанским этикетом. От его репутации бунтаря, «гавроша», «хулигана в тельняшке» остались лишь смутные воспоминания.
Его главный бутик перебрался на парижское авеню Георга V, который находится в «золотом треугольнике» высокой моды. Нынче Жан-Поль Готье один из самых процветающих бизнесменов. Он давно уже не «анфан террибль», который одевал мужчин в юбки и превратил в платья женские корсеты и комбинации. Тогда поиски Готье казались неслыханно смелыми. Однажды Брижит Бардо, которая не скрывает своей антипатии к гомосексуалистам, назвала его труды «prеt-а-pеdе», то бишь «готовой модой для педерастов». «Я восхищаюсь ББ, - ответил ироничный Готье, - но она, к сожалению, стареет, и с возрастом в ней появилась злость. Брижит, которая в свое время была символом свободы, сегодня оказалась человеком ограниченным». Своими кумирами Жан-Клод Готье считает Коко Шанель, а также Ив Сен-Лорана, который никогда не отвечал ему взаимностью. Другие времена - другие ориентиры. Апологеты чистого искусства типа Ив Сен-Лорана сошли с дистанции. «Мы делаем вещи, которые нам нравятся и которые при этом способствуют росту нашего товарооборота, - подчеркивает Дональд Потар, друг и соратник Жан-Поля Готье, с которым они ходили в один детский сад. - С годами обретаешь мудрость, становишься терпимее».
Один из вечных героев его моды - это Париж, которому он посвятил свою коллекцию. Жан-Поль Готье называл свои наряды «Под парижскими мостами», «Парижский флирт», «Париж безумных лет», «Эйфелева башня», «Площадь Пигаль». «Я все-таки остаюсь дитя парижского предместья, который мечтает о столичных огнях», - говорит Жан-Поль. - Вместе с тем во Франции по-прежнему слишком сильны консервативные традиции, многое зарегламентировано. Я же предпочитаю британский подход, который отличает большое чувство юмора».
«С младенческого возраста я был и всегда буду человеком стеснительным. С возрастом это не проходит», - вздыхает Жан-Поль Готье. С застенчивостью связано и его прошлое стремление провоцировать публику, бросать вызов общественному вкусу. «Сейчас я хочу только того, чтобы быть не похожим на других», - повторяет кутюрье, которого называют одним из главных авангардистов моды ХХI столетия.
В роли его доброй феи выступила бабушка, которая первой предсказала своему внуку феноменальный успех. «Что было бы со мной, не будь моей бабушки?!» - восклицает модельер, с умилением вспоминая свое счастливое детство, которое он провел в ее доме, где для него не существовало никаких запретов. Ребенком Жан-Поль обожал кинофильмы 40-х и 50-х годов, героини которых блистали роскошными туалетами. Черная полоса в его жизни приходится на школьные годы, когда он оказался изгоем, не похожим на своих сверстников: он не любил гонять мяч по двору, а за партой рисовал причудливые наряды. В 7-летнем возрасте его сводили в знаменитое кабаре «Фоли Бержер». После спектакля он принялся изображать на бумаге танцовщиц в сетчатых чулках, лихо исполняющих канкан.
Свой путь в заповедный мир высокой моды он начал в 18 лет, попав к Пьеру Кардену, который первым оценил его дарование. Затем Жан-Поль перешел в известный дом моделей «Жан Пату». В 20 лет его осенила идея надеть тельняшку, которая с тех пор стала его фирменным знаком и в которой он смело пустился в самостоятельное плавание. Свой собственный дом Жан-Поль Готье открыл только в 1997 году - после двух десятилетий работы. Правда, британские газеты навесили на него ярлык «trash master» - то есть, «мастер хлама», не без оснований обвиняли его порой в пошлости. Во время одного из его дефиле на помосте неожиданно появилась манекенщица, изображающая английскую королеву. Чтобы покончить со всеми табу, он первым пригласил на подиум представительниц женского пола во всем его разнообразии - маленьких, толстых, некрасивых..
Истоками своего творчества модельер считает парижскую, лондонскую и нью-йоркскую улицы с их пестрой толпой, запахами и удивительной атмосферой. «Уличная дерзновенность придает мне энергию, - объясняет он. - Все, что я наблюдаю, бессознательно воплощается в моей одежде». Свою миссию Жан-Поль Готье видит не в том, чтобы, подобно Ив Сен-Лорану, триумфально войти в музеи, а в том, чтобы отразить в своей линии ритмы эпохи: «Надо правильно выбирать момент, чтобы предложить публике сменить идеи и наряды… Нужно смешивать жанры и времена. Мне самому приходилось ошибаться. Так, я полагал, что мужская мода меняется быстрее женской. Это оказалось неверно, ибо мужчинам в отличие от женщин не знакомо чувство пресыщения старыми формами...» Как многие нувориши, Жан-Поль Готье, родителям которого жилось очень трудно, утверждает, что деньги для него никогда не были самоцелью. Ему самому, дескать, в жизни почти ничего не надо. Единственная слабость, в которой он признается, - это вкусно поесть.