СИДИМ, СТАРИЧОК...

Из штата в штат
№37 (385)

Ужесточение уголовного законодательства привело к тому, что в тюрьмах нашей страны все чаще и чаще можно встретить сегодня людей преклонного возраста. По данным Criminal Justice Institute (Коннектикут), число заключенных старше 50 лет с 1992 года удвоилось, составив в прошлом году более 120 тысяч человек. Как можно объяснить эту тревожную тенденцию?
Во-первых, общим «старением» населения США, в котором увеличивается доля пожилых граждан. Эта ситуация затронула и места лишения свободы.
Во-вторых, правилом «трех ударов», а также обязательными минимальными сроками заключения (а «минимум» может потянуть на 30-40 лет). Многие преступники проводят в своих камерах значительную часть своей жизни, а кое-кому не суждено покинуть их уже никогда.
В-третьих, бум на строительство тюрем в 90-х годах прошлого столетия привел к тому, что у властей перестала болеть голова, где содержать осужденных. Отпала необходимость чаще прибегать к досрочному освобождению.
Среди пожилых заключенных немало тех, кто давно уже не представляет для общества реальной опасности. Даже бывшие насильники и грабители, отсидев по 20-30 лет, стали совсем другими людьми. С этим утверждением соглашаются и в министерстве юстиции, хотя нет никаких свидетельств в пользу того, что в ведомстве намерены что-то предпринять для облегчения положения пожилых и престарелых узников.
Между тем общенациональные исследования и работы отдельных экспертов подтверждают, что гуманность в отношении этих групп заключенных вполне оправданна. С возрастом, соглашаются эксперты, люди становятся более ответственными и менее склонными к нарушению закона.
Федеральный отчет от 1995 года подтвердил, что только 1, 4 процента людей старше 55 лет, вышедших на свободу досрочно, вновь вернулись за решетку.
Данные ФБР свидетельствуют о том, что 60 процентов всех ограблений было совершено преступниками в возрасте младше 25 лет и только 3 процента теми, кому за 60.
Но гуманность - это одна сторона проблемы, вторая - стоимость содержания пожилых и нередко очень больных людей в тюрьме. Согласно исследованию, проведенному в пенитенциарной системе Калифорнии, оказалось, что 80 процентов из них имеют хотя бы одно серьезное хроническое заболевание, 38 процента страдают от гипертонии, 28 - от сердечных заболеваний, 16 процентов - от катаракты.
Если содержание заключенных в среднем обходится от 22 до 30 тысяч долларов, то пожилых втрое больше. В тюрьмах штата Нью-Йорк - от 50 до 75 тысяч, в Вирджинии - 69 тысяч. Почему такой разрыв, понятно: старики нуждаются в медицинской помощи куда чаще молодых. При этом и в Нью-Йорке, и в Вирджинии власти вынуждены были согласиться, что медработники мест заключения оказались не в состоянии справиться с наплывом пожилых осужденных. А винить их фактически не за что, вся беда в том, что увеличивая число престарелых зеков, правоохранительные органы не позаботились о том, чтобы реформировать устаревшую систему тюремного здравоохранения.

Было бы несправедливо утверждать, что для исправления ситуации ничего не делается. В последнее время администрация мест лишения свободы стала создавать при тюрьмах специальные секции для пожилых. В некоторых штатах открылись исправительные учреждения, в которые направляются исключительно осужденные в возрасте. Власти стали проявлять наконец-то гуманность, освобождая больных стариков досрочно. В тюрьмах появились и отделения для неизлечимо больных, hospices.
Более конкретно обо всем этом пишет журнал Correction Compendium.
Согласно опросу, проведенному его сотрудниками в пенитенциарных учреждениях 46 штатов, удалось выяснить, что:
- В 16 штатах были открыты специальные тюрьмы для пожилых,
- Многие штаты стали обращать больше внимания на оказание медицинской помощи отбывающим наказание старикам,
- в 41 штате в последние годы все чаще практикуется досрочное освобождение зеков преклонных лет, страдающих от тяжелых хронических заболеваний.
Все это хорошо, но, по моему твердому убеждению, явно недостаточно. Пожилых людей, которые давно осознали вред, нанесенный обществу, вряд ли стоит держать за решеткой, даже создавая для них более приемлемые условия содержания. Если мы считаем свое общество гуманным, то следует проявлять добросердечие на деле, а не на словах. Со мной можно не соглашаться, но пусть кто-то меня убедит, что людей, которые оступились в молодости, я не имею в виду маньяков или хладнокровных убийц, следует держать под замком после отбытия 20-30 летнего срока. Многие из стариков серьезно больны, что фактически превращает тюремную охрану в своего рода сиделок. Какую опасность для всех нас могут представлять лишенные памяти люди, страдающие от болезни Альцгеймера, рака, парализованные и неподвижные после инсульта, перенесшие несколько инфарктов сердечники? Не лучше ли вернуть их в семьи или перевести в nursing homes, где они смогут совершенно иначе провести остаток жизни, умерев не в тюремном хосписе в полном одиночестве, а достойно и по-человечески среди близких и друзей?