ОБЯЗАТЕЛЬНО ЛИ ВЕРИТЬ ЧЕСТНОМУ ВИДЕТЕЛЮ?

Наука и жизнь
№38 (386)

Через несколько недель после нападения террористов на Нью-Йорк 11 сентября 2001 года нескольким сотням студентов колледжей был задан один и тот же вопрос: что они видели и чувствовали в тот трагический день? Более семидесяти процентов опрошенных назвали чудовищную картину того, как первый самолет врезался во Всемирный торговый центр. При этом многие упоминали вспыхнувшее тогда же чувство гнева и ярости по отношению к Бен Ладену.
На самом деле большинство участников опроса видели не само событие, а его телевизионное изображение, и не 11 сентября, а лишь на следующий день. Тогда же, а не в день трагедии, были высказаны и первые подозрения в адрес «Аль Каеды». И тем не менее каждый студент был на сто процентов уверен, что говорит чистую правду. Причем винить их было не в чем, поскольку все объясняется не недобросовестностью этих «свидетелей», а особенностями работы человеческой памяти. О них рассказывает психолог из университета Claremont Graduate в Калифорнии Кэти Пеждек: «Приведу пример естественной эволюции свидетельских показаний в одном из судебных дел об убийстве, в котором подруга жертвы должна опознать обвиняемого. Прибывшим на место преступления полицейским девушка говорит, что не видела лица «этого парня». По прошествии нескольких часов полиция хватает кого-то на улице, заталкивает его в машину и показывает свидетелю. Теперь подруга жертвы уже не так уверена: «Может быть, это он», - говорит она.
Еще через два дня, во время процедуры опознания, ей показывают фотографии нескольких молодых людей. Понятно, она выбирает парня, который ей уже знаком. Это тот человек, которого она видела в патрульной полицейской машине. Последние сомнения исчезают, когда соглашается и полиция: «Вы его правильно опознали». Еще несколько таких «опознаний», и обвинение получает свидетеля, уверенно утверждающего: «Да, это он».
Таким образом адвокаты подготавливают свидетелей. Многократный пересказ происшедшего оборачивается показаниями, произнесенными уже с полной уверенностью. В результате в суде перед жюри присяжных развертывается достаточно убедительная картина, а вся работа по невольной, подчеркнем это еще раз, обработке свидетеля остается за кадром.
Интересно, что практически все наши воспоминания строятся примерно по такой же схеме. Каждый из нас длительно и бессознательно редактирует их, иногда с некоторой внешней помощью, соединяя воедино разные эпизоды и заменяя ту или иную «картинку» другой. «Память – это творческое состояние, обновляющееся каждый день, - говорит эксперт по достоверности свидетельских показаний психолог Элизабет Лофтас из университета Калифорнии в Ирвине. - Каждый раз, когда вы реконструируете то или иное событие в вашем мозгу, вы невольно заполняете и имеющиеся в памяти пустоты».
Десятилетие интенсивных исследований показало Лофтас и ее коллегам, как легко возникают ложные воспоминания. Например, судебные психологи совсем не удивились «массовой галлюцинации», которой сопровождались первые выстрелы «вашингтонских снайперов» прошлой осенью. Охваченные паникой жители округа Колумбия буквально забили горячую линию ФБР «воспоминаниями» о переполненных оружием белых вэнах и трейлерах.
Конечно, страх быть подстреленным ни за что может и не так потрясти человеческую психику. Но, оказывается, и без такой встряски мы стремимся с каждым новым воспоминанием как-то изменять его детали. Более того, ретуширующая работа живого воображения может идти намного дальше, чем просто подправлять «первые впечатления» физических чувств. «По существу люди создают воспоминания после свершившегося события, - говорит специалист по восстановлению памяти из университета Бэйлор Чарльз Уивер. - И каждый раз, когда они повторяют свою историю, они стремятся стать более уверенными.
Для того чтобы понять, что имеет в виду Лофтас, когда говорит о «невольном заполнении пустот памяти», достаточно взглянуть на электрическую активность мозга человека, смотрящего на знакомое лицо. Воспроизводящийся на экране прибора акт воспоминания напоминает мерцающее северное сияние, развивающееся по мере того, как мозг пытается собрать разрозненные куски информации, поступающие от разных долей коры головного мозга. Если бы мы просто извлекали нужное воспоминание целиком из какого-то «мозгового хранилища», как считалось до недавнего времени, электрическая картинка была бы намного проще. Как выяснилось, полностью чувственная информация никогда не откладывается на хранение. Большинство ее стирается почти сразу же после поступления от органов чувств. Если же эта информация очень важна, мозг может подарить вам дополнительно 15 - 20 секунд точных воспоминаний, переместив нужные сведения в кратковременную память.
На долговременное хранение они помещаются только тогда, когда трансформируются мозгом в языковую форму. Отправиться на этот «склад» воспоминания могут и без языковой трансляции, но в этом случае извлечение их оттуда, например, для показаний в суде, может оказаться весьма проблематичным. Когда же мозг не может найти нетронутые воспоминания, он их... создает сам.
Как же отличить фальшивые воспоминания от реальных? И может ли помочь в этом наука? Последние данные сканирования мозга дают некоторую надежду, хотя и не снимают совсем сложности проблемы.
В головном мозге человека существует небольшое образование – гиппокамп, который известен еще как центр памяти. Его электрическая активность проявляется, когда люди смотрят на что-то новое или позднее пытаются вспомнить о его появлении. Предполагалось, что реальные воспоминания вызывают в гиппокампе более высокую активность, чем «надуманные». Однако в недавних экспериментах эта гипотеза не подтвердилась. Никакой разницы в электрических проявлениях разных воспоминаний исследователи не обнаружили.
Следующий шаг в этом направлении сделал два года назад гарвардский нейропсихолог Дэниел Шастер. Он показал, что носящая название parahippocampal gyrus часть мозга неизвестного назначения на самом деле тесно связана с механизмом памяти. А главное, что эта область оживляется только при настоящих, а не выдуманных воспоминаниях. Таким образом была создана теоретическая база для построения прибора, позволяющего отличать в показаниях свидетелей правду от неосознанной выдумки. Думается, не стоит объяснять, сколь велика нужда в подобном устройстве в современном неустойчивом мире.


Комментарии (Всего: 1)

qwerty

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *