Роковая зависимость

Социальный аспект
№48 (292)

В прежние времена, как известно, "люди гибли за металл". Позже до них дошло, что в мире для обеспечения достойной жизни существует нечто еще более важное, сочетающее в себе и цель, и средство. Злато-серебро само по себе не греет и не светит, его еще надо обменять на свет и тепло. Иное дело - жидкая горючая смесь, предусмотрительно заготовленная Творцом в земной толще и под океанским дном. За короткий исторический период нефть стала едва ли не главным генератором прогресса и одновременно - мощным инструментом в руках политиков. Даже формула такая появилась: все, что происходит в современном мире, происходит из-за нефти. Если в ней и есть преувеличение, то не очень значительное. Достаточно упомянуть обострение отношений между пятью странами - Россией, Ираном, Туркменистаном, Азербайджаном и Казахстаном – из-за ничтожных по существу нефтяных шельфов Каспия.[!]
Вопреки сложившимся мифам, территория Соединенных Штатов Америки нефтью обделена, здесь сосредоточено всего 2 процента мировых запасов. Особенно не разгуляешься, приходится покупать в других странах. Нефть экспортируют в США больше двух десятков государств - Мексика и Венесуэла, Канада и Колумбия, Ирак и Саудовская Аравия, Нигерия и Ангола, Норвегия и Великобритания, малая толика экспорта приходится даже на Австралию, Индонезию и Россию. Однако самым мощным экспортером остается Саудовская Аравия. Из этого богатейшего, средневекового уклада королевства ежедневно в Америку поступает 1,7 миллиона баррелей жидкого топлива, а баррель равен 42 галлонам. Переведите в более привычные миру литры - цифры получаются умопомрачительные! Для полноты картины учтите и нефть, импортируемую в немалых объемах из других стран Ближнего Востока - Кувейта, Ирака, Йемена. В общей сложности выходит, 891 миллион баррелей в год.
Арабские государства всем хороши, да вот беда - многие из них стали рассадниками международного терроризма. И чем больше нефти у них покупаешь, тем богаче и вольготнее чувствуют себя оголтелые противники западной цивилизации, готовые с жизнью распрощаться, лишь бы что-нибудь на Западе взорвать, разрушить, отравить. Ядро террористов-камикадзе, ударивших самолетами по Всемирному торговому центру и Пентагону, как раз и составляли выходцы из Саудовской Аравии и других стран ближневосточного региона.
Тугой получился клубок, и распутать его совсем не просто. С одной стороны, Америке без импорта нефти не прожить. С другой - не хочется вскармливать врагов на свою голову и усугублять зависимость собственной страны от потребностей, а то и капризов чужого дяди, к тому же явного недоброжелателя. Страховой энергетический запас американцы создали еще четверть века назад, разместив в брошенных соляных копях на юге 544 миллиона баррелей нефти. Пользуясь нынешними сравнительно низкими ценами на нефть, президент Буш намеревается увеличить этот запас еще на 48 миллионов баррелей. На случай внезапного кризиса пару месяцев можно продержаться. Но не более того.
Как складывается объем потребления нефти в Соединенных Штатах? Больше двух третей сжигается в моторах безмерной автомобильной армады, всего 5 процентов идет на отопление жилья, остальное - на технологические нужды индустрии, в частности, химической.
Есть в Америке весьма авторитетный человек по фамилии Немцов. В отличие от своего российского тезки зовут его Дэвид и занимается он не политикой, а менеджментом. Дэвид Немцов занимает пост президента полуправительственной организации "Альянс по экономии энергии". Альянс уже не один год бьется за то, чтобы население не слишком роскошествовало в потреблении нефтепродуктов, особенно автомобильного бензина.
Больших успехов, надо сказать, Альянс пока не добился. Не привыкло население США ограничивать свои нужды ни в чем, господствует убеждение в обратном. Вот характерный пример. Владелице среднего масштаба компании в городе Виллингтон, штат Делавэр, Стефани Дикстер задали вопрос: стоило ли ей покупать новую машину, потребляющую чертову уйму топлива, если на рынке полно более экономичных моделей? Ответ бизнесвумен был решителен: "Американцы вправе делать, что хотят, и покупать, что хотят. Разве не за это мы ведем сейчас войну в Афганистане?" Объяснить ей, что война идет все-таки не совсем "за это", что в мире многое переменилось и продолжает меняться, конечно же, совершенно невозможно.
Между тем, как утверждают эксперты, если бы все, кто собирается приобрести новый автомобиль в следующем году, выбрали модели с минимальным расходом бензина, экономия составила бы не менее 30 миллионов баррелей в год. Нынешний стандарт расхода бензина на одну милю пробега, обязательный для всех автомобилестроителей, был утвержден Конгрессом еще в 1973 году. По мнению Дэвида Немцова, пришло время стандарт ужесточить, ибо это "самый быстрый и самый надежный путь к ослаблению зависимости страны от поставок нефти из-за рубежа".
Такую же мысль Немцов высказал и фигурально: "Если мы хотим снабдить Америку большим количеством нефти, прежде всего надо начинать бурение в Детройте". Имеется в виду, что именно Детройт остается центром автомобильной промышленности Соединенных Штатов. И некоторые фирмы на этот призыв откликнулись. "Даймлер-Крайслер", "Форд", "Дженерал Моторс" усиленно работают над созданием своеобразного гибрида моторов - бензинового и электрического. Предполагается, через два-три года такой сдвоенный экономический двигатель пойдет в серийное производство.
Ситуация на мировом нефтяном рынке пока остается в целом стабильной. Резкое колебание цен Америку особо не волнует. По этому поводу куда больше беспокоятся страны-экспортеры - и те, что входят в союз ОПЕК, и Россия, где фундаментом экономики по-прежнему является продажа нефти и природного газа на сторону. На днях российское правительство заявило, что не пойдет на значительное сокращение добычи жидкого топлива ради сохранения его высокой цены. Там понимают, что выгоднее продать побольше по более низкой цене, нежели поменьше, хотя и подороже. Не ровен час, отыщутся в мире и другие поставщики, да еще с нефтью качеством получше. Утерять свою нишу на глобальном рынке проще простого, завоевать новую куда сложней.
Никто в точности не знает, на какой период хватит человечеству нефтяных запасов. Подсчет ведется по разведанным месторождениям, да и он дает лишь приблизительные результаты. Назывались предельные сроки и в 50, и в 100 лет. Но ведь есть, наверное, на земном шаре и еще не разведанные нефтеносные поля. В любом случае запасы эти не бесконечны. А раз так, задача более эффективного, то есть более экономного, использования нефти не теряет своей актуальности. Скорее, наоборот, переходит в разряд острой необходимости. Независимо от того, насколько это соответствует желанию и привычкам кого бы то ни было.