Письма читателей

Почта недели
№6 (302)

Письма предлагают...

Пишу в редакцию, чтобы ощутить поддержку в одном деле, которое мне кажется очень полезным для людей, живущих в иммиграции. Если честно, то уже непонятно – кто в иммиграции. Едешь в автобусе – редко английскую речь услышишь. Чаще русскую, а еще - китайскую, индийскую… Страна изгнанников. Но страна – заботливая. И поэтому мы имеем здесь свои русские магазины, свои ассоциации и организации, свои концертные залы, свои книги, рестораны, бани… Чего только нет? Нет только кинотеатров. И это мне видится пределом несправедливости.[!]
Мы там и недели не жили без кино, ждали появления нового кинофильма, как мессию. Знали всех актеров. Читали «Советский экран».
Нетрудно сосчитать, какой огромный процент иммигрантов не разговаривает по-английски и уже никогда не выучит этот язык по причине возраста, болезней. А сколько еще таких, кто язык понимают, но терпеть не могут ту атмосферу, которая царит в здешних кинотеатрах – с шумным поеданием кукурузных хлопьев, выкриками, хождениями… Я тоже отношусь к этой категории и очень скучаю по привычным нам фильмам, где, кроме убийств и потасовок, были и мысли, и чувства, и талант мастеров кино.
Иногда в печати проскальзывает, что в Манхэттене, в одном из залов проходят недели и месяцы русского киноискусства. Те, кому дорога в Манхэттен не под силу, могут только завидовать. А таких – десятки тысяч здесь, в Бруклине. Они зависят только от вкусов составителей программ и довольно скудных возможностей русского телевидения. Но телевизор, по которому идет даже самый замечательный фильм, не заменит радость прихода в кинотеатр, где в фойе можно встретить друзей, земляков, где после фильма можно за чашкой чая обсудить только что увиденное. Мне трудно сказать, сколько будет стоить реализация нашей мечты, я не специалист в бизнесе, и какой она даст доход. Я понимаю, что нет необходимости строить новое здание. Почему бы не использовать наш «Миллениум» в те дни, когда там нет гастрольных концертов. Я обращаюсь к вашей газете еще и потому, что именно на ее страницах в каждом номере появляются серьезные материалы о киноискусстве и именно на ее страницах (в последнем номере – оба) публикуются такие знатоки кино, как Александра Свиридова и Леонид Зернов. Интересно их мнение по поводу моего предложения и мнение читателей тоже. Спасибо.
Евсей Моргенштейн

Письма просят помочь...

Дорогая редакция! Недели две тому назад я прочитал в вашей газете о том, как искать работу. Важнейшая тема. Я потерял работу полгода тому назад, ищу ее усиленно, но пока безуспешно. И хотя я получаю пособие по безработице, моя жизнь нынче даже не похожа на прежнюю. Дело не только в деньгах. У меня нет никакого настроения, все время кажется, что я чувствую на себе то ли осуждающие, то ли сочувствующие взгляды домашних… Поиски – как блуждания по темному лесу. Никогда не знаешь, куда выведет тебя дорожка. Мне думается, что газета могла бы помочь нам, жертвам безработицы, публикуя вакансии, которые имеются в русских бизнесах. Да и бизнесменам было бы выгодно пользоваться такой услугой, так как через агентство путь от вакансии до сотрудника – очень уж долог и дорог. А что думают по этому поводу другие безработные читатели?
Олег Акимов

Письма спрашивают...

У меня вот какой вопрос к редакции. По поводу американских праздников. Я уже три года живу в Америке, уже знаю многие американские праздники, мне они нравятся. Особенно – День Благодарения, когда следует сказать особое спасибо тем, кто помог тебе на новом месте, а не только садиться за стол и есть индюшку. Но сейчас я хочу спросить о предстоящем дне Святого Валентина. Прекрасный праздник – праздник Любви. У нас в Союзе такого не было. Но вот что непонятно: почему в этот день иногда поздравляют и родителей, и коллег, и даже детей? Какая любовь имеется в виду? Любовь вообще? Или все же речь идет о любви между мужчиной и женщиной, что придает этому празднику особую романтическую и лирическую окраску.
До свидания. С любовью,
Элина Янова.

Письма рассуждают...

Уважаемая редакция!
Пишу вам на следующий день после речи президента Буша и пишу с чувством глубокого неудовлетворения. Внимательно, очень внимательно выслушал его выступление во вторник 29 января. Хороших слов было им сказано много, глава государства явно хотел нас обнадежить: сказал и о помощи тем, кто оказался без работы, и о медицинской страховке для них же, и о создании условий для роста новых рабочих мест.
Но слушал я президента и одна мысль не покидала меня: даже покойному Леониду Ильичу не снились такие “бурные продолжительные аплодисменты” после буквально каждой даже самой коротенькой фразы Буша.
Жаль, что г-н Буш в своей речи не обратил внимания на медицинскую помощь населению. Президенту должно быть хорошо известно, что цены на нее растут столь быстрыми темпами, что за ними не угонишься. Все чаще в прессе появляются статьи-предупреждения: готовьтесь, господа, теперь за пользование медстраховками придется платить намного больше, и все эти новые повышения хозяева предприятий постараются переложить на ваши плечи. Миллионы телезрителей так и не услышали, как правительство намерено решать эту жизненно важную для них проблему.
А ситуация с банкротством газовой компании Enron? Буш дипломатично прошел мимо этого громкого скандала, наверное, одного из самых громких в современной истории Соединенных Штатов. Зато заметил, что неплохо бы провести реформу «Сошиал Секьюрити», переведя пенсионный фонд на частные рельсы. Может быть, и не плохо. Но тут бы разъяснить нам, во что это выльется миллионам американских рабочих и служащих, если «энроны» повторятся? Кто тогда станет выручать жертв негодной инвестиционной политики высших менеджеров, распоряжающихся деньгами своих служащих, как своими? По плану же Буша, неудачные инвестиции никто не станет компенсировать.
Понятно, что борьба с терроризмом заняла в речи Буша самое большое место. Да, ему есть чем гордиться. Но хотелось уже услышать не только слова о войне, талибах, Афганистане, успешной внешней политике, но и о конкретных планах в области внутренних дел, в частности, социальной политики, здравоохранения - то есть, в сферах, от которых зависит повседневная жизнь граждан.
Очень жаль. Надеялся услышать более прагматичную речь, а не набор пропагандистских клише.
С уважением, Арон Кашевский

Два письма на одну тему...

Я знаю, что сколько не обсуждай тему «хоуматендентов», к общему мнению не придешь. Слишком много намешано в ней. И иммигрантство, и неравенство между людьми, имеющими право на пособия, и теми, кого небрежно называют «нелегалами», и, скажем, личные качества каждого человека. Одни могут полюбить чужого старика, другие – и к своим равнодушны. Зачем далеко ходить – у женщины, с которой я работала несколько лет, были два сына и дочь. Что они постоянно обсуждали? Думаете, мамино состояние здоровья? Нет, горячо спорили, кто из них больше часов провел у нее в доме, а кто отлынивал от выполнения сыновних обязанностей. Вспоминали старые истории, стыдно было слушать. Да, за десять часов трудной, нетворческой, грязной работы мне хотелось и присесть, и выпить кофе, и просто помолчать. Но это расценивалось как ленность, непослушание. Я чувствовала себя крепостной в стенах той квартиры. Особенно больно было в минуты, когда я вспоминала, что у меня на Украине тоже осталась старенькая мама, у которой нет ни фудстемпов, ни лекарств. А теперь нет и меня рядом. А сколько моих знакомых оставили своих детей на случайных людей там, за океаном, а сами здесь очень добросовестно растят чужих детей и относятся к ним, как к родным. Я думаю, что не ругать нас надо, а восхищаться нами и благодарить от самой глубины души. Только надо эту душу иметь.
Светлана Туполева

Сегодня случайно мне попалась на глаза статья о так называемых хоуматендентах.
Трудно подобрать соответствующее русское слово, так как в России не было офисов, которые бы присылали на работу нянек, сиделок и домработниц. Здесь – это профессия. Но, к сожалению, не все относятся к своей профессии добросовестно. Мне из-за них пришлось много пережить и перенести. Одни говорят в своих письмах, в интервью корреспонденту, что им мало платят, а почему они не пишут о том, хотят ли они что-нибудь делать, трудиться, сочувствовать больному человеку, жизнь которого зависит от их добросовестности. Я пишу так, потому что в августе умерла моя мама. Сколько «хоуматендентов» у нее перебывало! Особенно в последний год, перед ее смертью. Все они были похожи: хотят сидеть на мягких диванах, т.к. на твердом стуле 12 часов трудно отсидеть… Не мешайте им смотреть телевизор, позвольте попить кофе, почитать книжечки, потом пообедать… Меньше всего их волнует клиент, его состояние и нужды. Давление мерить они не умеют, таблетки давать им не положено, и вообще многое другое им не положено. Видите ли, на них действует, когда клиент дышит кислородом - слишком шумно. И кондиционер им мешает, и еще многое другое раздражает.
С уважением, Ваш читатель и почитатель

Письма возмущаются...

О рекламах на NTV

Странное дело происходит с передачами на NTV. Сейчас, когда в «свободной» ныне России прихлопнули канал TV-6, то, естественно, их передачи прекратились и на американском NTV. И это понятно. Не понятно другое. Передач нет, а реклама этих несуществующих передач, таких как «Тушите свет», «Катастрофы недели», «Дачники» и других, не перестают идти. К слову, и раньше-то их реклама была ни к чему, так как кому надо все знали время их появления в эфире, ибо шли они регулярно и почти в одно и то же время. К тому же, существовала еще и программа передач. (Может телевизионщики не знают, куда время эфирное девать?)
Как остановить этот телевизионный поток, который воспринимается всяким нормальным человеком как идиотизм? Может я не прав?
Мне кажется, что людей, которые ведут эти передачи, вряд ли можно назвать нормальными. Нельзя, наверное, сказать о них, что они не сообразительные, не грамотные, глупые… Но как тогда правильно охарактеризовать эту ситуацию? Помогите подобрать подходящее слово, пожалуйста.
Андрей