"Злопамятный" Хрущев

Литературная гостиная
№6 (302)

Шел второй месяц Великой отечественной войны. Немецкие войска уже оккупировали часть Украины и стремительно приближались к Киеву. С каждым днем становилось все очевиднее, что столицу Украины придется оставить врагу. В городе проводилась большая работа по эвакуации заводов и населения.
Первый секретарь ЦК компартии Украины и председатель Совета народных комиссаров республики Никита Хрущев собрал экстренное совещание партийных и советских руководителей Киева. На повестке дня стояло много вопросов, среди которых подлежал обсуждению вопрос об эвакуации семей тех руководителей Украины, которые должны были оставаться на оккупированной территории для организации партизанского движения.[!]
Было известно, что фашисты зверски расправляются с женами и детьми партийных работников, если они попадали в их руки. Оставаться на оккупированной территории было для них смертельно опасно. Вопрос об их эвакуации был важнейшим на совещании. После непродолжительного обсуждения было принято решение поручить эвакуацию этих лиц народному комиссару внутренних дел полковнику Николаенко (фамилия изменена). Был определен список лиц, эвакуация которых считалась важнейшей государственной задачей. Никита Хрущев строго предупредил полковника о его личной ответственности за порученную миссию.
«Головой ответишь, если что-нибудь случится с кем-нибудь из этого списка», - сказал Н.Хрущев.
Это совещание было последним, которое он проводил в Киеве, накануне сдачи его противнику. Через пару дней правительство Украины переехало в другой город.
В суматохе отступления многие поручения Никиты Хрущева оказались невыполненными. Десятки заводов, оборудование которых не удалось демонтировать и вывезти из города, не были взорваны и оказались в руках фашистов. Врагу достались продовольственные склады и другое имущество.
В это же время случилось самое страшное. В руки гестапо попали жены и дети некоторых крупных партийных работников. Их держали в заложниках, пытаясь заманить для их освобождения руководителей партизанского движения на Украине. Вскоре семьи некоторых из них были расстреляны. Никита Хрущев был в бешенстве, когда узнал об этом. Он пытался найти полковника Николаенко, чтобы привлечь его к ответственности, но тот исчез. Было неизвестно, то ли он погиб в боях за Киев, то ли, опасаясь ответственности за невыполнение распоряжения Н.Хрущева, приведшее к гибели семей ответственных работников, за чьи жизни он должен был отвечать собственной головой, он старался быть подальше от глаз первого руководителя Украины и решил затеряться на широких просторах воевавшей страны. Н.Хрущев еще много раз возвращался к этому вопросу, но все его попытки установить, где находится полковник Николаенко и какова судьба этого человека, оказались тщетными. Он бесследно исчез.
С тех пор прошло 18 лет. Никита Хрущев был первым руководителем Советского Союза. Он много ездил по стране, посещая различные области и республики. Особенно любил он поездки в Казахстан. Там разворачивалось грандиозное освоение целинных и залежных земель, которое, по замыслам Н.Хрущева, должно было бы обеспечить зерном всю страну и освободить СССР от экспорта этого продукта из-за границы.
Посещая Казахстан, он не обходил стороной и крупные промышленные центры этой республики. Однажды он приехал в Караганду. О его прибытии жители города узнали задолго до приезда. Красились фасады домов, ремонтировались дороги, магазины наполнялись продуктами.
Никита Хрущев приехал в сопровождении большой свиты министров, секретарей обкомов партии и председателей облисполкомов.
На следующий день утром он собрал в актовом зале обкома партии партийно хозяйственный актив области. Это были директора заводов и совхозов, начальники шахт и строительных управлений, районные и советские работники.
Такие совещания проводились по раз и навсегда заведенному когда-то порядку. Открыл совещание первый секретарь обкома партии. Он рассказал об общей обстановке в области и, пользуясь присутствием Н.Хрущева, пожаловался на нехватку денег и материальных ресурсов для развития области. Никита Хрущев внимательно слушал докладчика и не задал ему ни одного вопроса.
Затем начались самоотчеты руководителей предприятий, сидевших в зале.
Особое внимание советского руководителя привлек отчет начальника строительного управления. Он, один из немногих выступавших, заявил, что его управление не выполняет план, а потому сдача в эксплуатацию угольных шахт находится под угрозой. Н.Хрущев прервал выступавшего и строго спросил: «А почему это ваше управление срывает государственный план строительства шахт? Ведь план – это закон, и его обязаны выполнять все!» Начальник строительного управления ответил, что в его управлении не хватает рабочей силы. Тогда Н.Хрущев обратился с вопросом к первому секретарю обкома партии: «Кто поставляет рабочую силу строителям?» – спросил он. И получил краткий ответ: «КАРЛАГ».
В то время недалеко от Караганды находился большой лагерь для политических заключенных, который является основной рабочей силой, использовавшейся на предприятиях и стройках области. Именно об этом лагере писал Александр Солженицын в своем «Архипелаге ГУЛАГ».
После ХХ съезда КПСС много политических заключенных было реабилитировано и освобождено из заключения. В КАРЛАГе осталось значительно меньше людей, чем раньше. Ко времени приезда Н.Хрущева в Караганду КАРЛАГ уже не мог в полной мере удовлетворять потребности области в рабочей силе. Именно поэтому шахтостроительное управление испытывало нехватку рабочих и не выполняло план по сооружению шахт.
Уточнив, что именно КАРЛАГ был основным поставщиком рабочей силы на стройки области, Никита Хрущев, обращаясь к присутствующим в актовом зале, попросил начальника КАРЛАГа объяснить сложившуюся ситуацию. Но его в зале не оказалось.
Н.Хрущев вопросительно посмотрел на первого секретаря обкома партии. Тот недоуменно пожал плечами и тихо сказал, что на это совещание были приглашены все партийные, советские и хозяйственные руководители области, в том числе и начальник КАРЛАГа, но причину его отсутствия он не знает. Совещание продолжалось. Секретарь обкома партии на несколько минут вышел из зала. Вернувшись, он подошел к Н.Хрущеву и сказал, что ему только что сообщили из поселка Долинка, где находится управление КАРЛАГА, что начальник лагеря генерал Николаенко болен, у него высокая температура и поэтому он не смог приехать на совещание.
Никита Хрущев еще раз переспросил фамилию начальника КАРЛАГА. Он встал со своего кресла и нервно стал ходить позади стола президиума, вспоминая, где же раньше он уже слышал эту фамилию.
Надо отдать должное памяти Н.Хрущева, которая удивляла людей, работавших вместе с ним. Он знал имена и фамилии всех секретарей обкомов партии. И на этот раз память его не подвела. Подозвав к себе своего помощника, Н.Хрущев отдал ему какое-то распоряжение и возвратился за стол президиума. Впоследствии стало известно, что он дал задание помощнику посмотреть партийную учетную карточку и личное дело генерала Николаенко, находившиеся в обкоме партии.
Совещание подходило к концу. Н.Хрущев выступил с большой речью, в которой хорошо отозвался о работе Карагандинской областной партийной организации, но ни одним словом не обмолвился о КАРЛАГе. Вечером он улетел в Москву.
Через неделю в Караганду прилетел специальный самолет. На нем отправили в Москву бывшего генерала Николаенко, разжалованного в рядовые. Дальнейшая его судьба мне неизвестна.