ДОМОВЛАДЕЛЬЦЫ, МОЖНО СЭКОНОМИТЬ!

Репортерский дневник
№42 (390)


ЧЕТЫРЕ ДНЯ ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА
АВТОР «РУССКОГО БАЗАРА» СОПРОВОЖДАЛ РОССИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА ВО ВРЕМЯ ЕГО ПРЕБЫВАНИЯ В США
Комментаторы, наверное, еще долго будут подводить итоги визита Владимира Путина в США и выставлять свои оценки. И оценки эти, конечно, будут разные. Одни постараются убедить, что визит завершился триумфально - уровень доверия между странами (или, по крайней мере, между их лидерами) достиг небывалых высот. Други е скажут, что переговоры завершились провалом: не подписано ни одного важного документа, не решены самые острые вопросы - по Ираку, Ирану, Корее, Израилю. Что ж, оставим эту дискуссию для политологов и историков. Мое дело - рассказать о том, что видели и слышали немногие российские журналисты, которые сопровождали Путина все эти дни - в Нью-Йорке, Вашингтоне и Кэмп-Дэвиде.

День первый. «Астория» и Пожарная академия
В среду с утра Владимир Путин проводил переговоры с мировыми лидерами в знаменитом отеле «Уолдорф-Астория». Шикарная гостиница, где расположились, в том числе главы России, Франции и ФРГ напоминала укреп-район во время боевых действий. Некоторые прилегающие кварталы были обнесены бетонными заграждениями, по периметру которых стоят цепочки полицейских. Они были явно недовольны этим времяпрепровождением, потому что никакой работы не было - разве что иногда приходилось разворачивать непонятливых прохожих.
Единственный случай, когда полицейские, по свидетельству очевидцев, показали себя в деле, это когда выезжал кортеж российского президента. Какой-то человек по пояс высунулся из окна дома напротив. В его адрес прозвучали столь недвусмысленные угрозы, что он тут же захлопнул окно. Впрочем, в парадный вход отеля автора этих строк пустили беспрепятственно. И мне удалось полюбоваться на знаменитые трехметровые часы 19 века с барельефами американских президентов - главную достопримечательность отеля.
Но вот на встречи глав государств мне проникнуть так и не удалось - на переговоры прессу не пускали. О чем шел разговор, можно было лишь догадываться из скупых сводок, исходящих от «допущенных» корреспондентов информационных агентств. С Жаком Шираком и Герхардом Шредером российский президент обсуждал реформу ООН, Ирак, нераспространение ядерного оружия, «Дорожную карту» для Ближнего Востока. С бразильским и алжирским коллегами - вопросы сотрудничества в космической сфере и экономике.
Сам «набор» собеседников Путина говорит о том, что российский президент обсуждает в Нью-Йорке актуальную тему последней ассамблеи ООН - реформирование Совета Безопасности, подразумевающее расширение числа постоянных членов СБ, в том числе за счет представителей крупнейших стран Азии, Африки и Южной Америки. На эти места, как известно, претендуют Бразилия и Индия, встреча с лидерами которых также стояла в графике Путина. А вот переговоры с президентом Пакистана Первезом Мушаррафом сорвались из-за нью-йоркских пробок, вызванных пресловутыми мерами безопасности. Мушараф до «Астории» так и не доехал. В связи, с чем российский МИД был очень недоволен, его представитель посетовал корреспонденту РИА-Новости: «Американская сторона не смогла обеспечить своевременный проезд кортежа президента Пакистана в резиденцию Владимира Путина».
Любопытно, что сам мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг едва не опоздал к началу совместной показательной тренировки российских и американских борцов в Пожарной академии, куда по такому поводу прибыл и президент Путин. Надо сказать, что российский лидер за последнее время прошел огонь, воду и медные трубы почти в буквальном смысле. Сперва он побывал на очистных сооружениях в Ростове-на-Дону, потом его яхта попала в шторм на Черном море, когда он плыл в Ялту, и вот теперь президент поприсутствовал на пожаре.
Учения проходили на полигоне, изображающем городскую улицу. По ее сторонам - 4-этажные дома в натуральную величину. На первых этажах, судя по табличкам, ювелирная лавка, прачечная, лакокрасочный магазин. А посередине столкнувшиеся оплавленные автомобили. Визитеры из МЧС рассказали нам, что под Ногинском тоже есть аналогичный полигон, но там расположены не такие легкомысленные объекты как здесь, а вполне серьезные - метро и промышленные предприятия.
Сказать по правде, ни дыма, ни огня на учениях не было, но пожарные работали так, как если бы стихия разгулялась не на шутку. Американский отряд спасал жильцов из горящего дома. В это время наши спецы «обрабатывали» автомобили с помощью гигантских электрических кусачек они отламывали двери (почему-то передние) и вытаскивали на носилках муляжи пассажиров.
После учений руководство академии вручило Путину фирменную каску и куртку, а он в ответ тоже подарил пожарную каску, только не настоящую, а фарфоровую, расписанную под гжель. А затем возложил цветы к мемориальной доске с 343 фотографиями пожарных, погибших 11 сентября 2001 года. Путин не скрывал своего восхищения тем фактом, что после этой трагедии эта профессия не стала менее популярной, академия выпускает все больше пожарных. «Это признак сильной и здоровой нации и того, что люди не боятся никаких угроз. Чем больше таких людей, тем крепче будет нация», - похвалил американцев Путин.

День второй. ООН и Колумбийский университет
Фон для переговоров Путина и Буша усилиями американских масс-медиа был создан довольно мрачноватый. Такого шквала критики в адрес Кремля в США давно не было. Путину припомнили не только Чечню, но и закрытие ТВС, и гонения на Гусинского, и атаку силовиков на ЮКОС, и изгнание независимых социологов из ВЦИОМа.
Мои московские коллеги старались как-то компенсировать этот американский негативизм, иногда даже с перебором, утверждая в своих репортажах, например, что Путину стоя аплодировали и после встречи в ООН, и после общения со студентами и преподавателями в Колумбийском университете. Это, мягко говоря, преувеличение. Зал Генассамблеи ООН был вообще полупустой - не только во время выступления Путина, но и когда толкали речь другие лидеры. Возможно, потому, что трибуна ООН - не то место, откуда сегодня ждут сенсаций. И уж тем более, их не ждут от нынешних постоянных членов Совбеза, которые в больших пертурбациях не заинтересованы. В этом смысле куда острее и интереснее говорили лидеры Аргентины и Индии, выступавшие после российского. Их, кстати, в пресс-центре ООН, по наблюдению вашего корреспондента, вообще никто не слушал. А между тем, аргентинский лидер сказал, что нужно пересмотреть такой институт, как МВФ. А индийский руководитель высказался за переустройство Совбеза, обвинив его постоянных членов в том, что они «ограждают свою исключительность». Характерно, что на субботней пресс-конференции Путина и Буша о реформе ООН вообще ничего не говорилось.
Вообще-то тексты выступления западных лидеров в ООН обычно известны заранее. Но сопровождающие Путина журналисты получили текст выступления лишь за полтора часа до его выхода на трибуну. Российский президент сделал акцент на задачах реформирования ООН, совершенствовании миротворческих усилий, борьбе с терроризмом, предотвращении распространения ОМУ, борьбе со СПИДом, голодом. И конечно, Путин не забыл об Ираке. Но ничего особо интересного не сказал.
А в университете обстановка отнюдь не была благостной. Многие студенты и преподаватели задавали весьма острые вопросы. И президент, надо заметить, от них не уходил. При этом выяснялось, что он до мелочей знает подробности многих скандальных ситуаций, например, вокруг ВЦИОМа. На вопрос, правда ли, что ВЦИОМ попал под полный контроль властей, Путин отвечал, что наоборот, государство решило передать Центр в частные руки, а его работники этому сопротивляются, желая «гарантированно получать зарплату». «ВЦИОМ - это государственная организация, фактически подчиненная администрации президента, - уточнил Владимир Путин. - Мы хотим ее приватизировать. Если не хотят приватизации, ее можно остановить. Только не говорите, что насильно оставили...»
Конечно, не обошлось и без темы пересмотра итогов приватизации. Причем так получилось, что мысль, высказанную в Колумбийском университете, Путин на другой день развил на Уолл-стрит. Итоги приватизации Путин подвел следующим образом: «Подавляющее большинство общества считает, что это был несправедливый способ распределения собственности. Но если начинать деприватизацию, ущерб будет еще больший, чем от самой приватизации. Я против деприватизации и национализации». Тут президент счел нужным заметить, что Григорий Явлинский предлагает амнистию капиталов, полученных от этого процесса. Эта идея Путину нравится, но, по его словам, вопрос в том, как обеспечить ее юридически и политически - чтобы общество согласилось с таким решением. «Это непростая задача», - сказал президент и сообщил, что обсуждает ее и с лидерами партий, и со своими собеседниками на Западе.

День третий. Уолл-стрит, перелет в Вашингтон
На Уолл-стрит тему приватизации затронул сам ведущий, временно исполняющий обязанности председателя Совета директоров биржи Джон Рид. Он сделал весьма сомнительный комплимент: «Мы поддерживаем и восхищаемся программой приватизации, осуществленной вашим правительством, которая показала весь предпринимательский талант ваших людей». «У нас нет головокружения от так называемых, успехов», - скромно отвечал российский лидер. Но чуть позже один из собеседников спросил: «Вы собираетесь проанализировать, все ли было сделано законно в ходе приватизации?» «Вопрос в том, - сказал президент, - не было ли нарушено тогдашнее не очень справедливое законодательство. Потому что даже если такое законодательство было нарушено, у правоохранительных органов могут появиться поводы для разбирательства». Тут Путин вновь напомнил об идее провести амнистию капиталов - но такое решение, по его словам, должно быть выработано «в контакте с бизнес-сообществом». Эта тема продолжалась и на улице, когда журналисты обступили Вагита Алекперова. Он поджидал президента, чтобы вместе отправиться на осмотр одной из бензоколонок, приобретенных в Америке ЛУКОЙЛом. Алекперов сообщил, что разубеждает западных коллег, которые боятся, не будет ли передела собственности. «Какие аргументы вы им приводите?» - поинтересовался ваш корреспондент. «Я привожу высказывания президента и законодательство, которое существует в России» - «И этого им достаточно?» - «Вполне», - закивал нефтяной магнат.
Какие аргументы сам Путин приводил Бушу в ходе весьма длительных переговоров (общей сложностью около трех с половиной часов), история умалчивает. Но, выйдя к журналистам, Буш выглядел вполне удовлетворенным: «Я уважаю видение Путиным будущего России: это будет страна, где будет царить мир, где будет преобладать демократия и экономическая свобода». Преобладание будущего времени в оценках Буша вряд ли было случайным.

День четвертый. Кэмп-Дэвид. Брифинг Путина и Буша
На итоговой пресс-конференции Буш не позволил себе ни слова критики в адрес России. А вот Путин накануне переговоров вовсю критиковал работу американских пограничников, которые однажды «раздели до трусов русского дипломата», а также бюрократизм визовых служб США. Эту тему подхватили на пресс-конференции в Кэмп-Дэвиде представители российских информагентств, всегда чуткие к настроению своего президента. Журналист из Интерфакса посетовал, что перед поездкой в США ему для получения визы пришлось проходить собеседование. И ехидно спросил Буша, пустят ли в другой раз в Америку после таких вопросов. «No! No!» - замахал руками Буш, явно не ожидавший такого «наезда». Президент США сказал, что после 11 сентября миграционную политику действительно пришлось скорректировать. Он заверил, что американцы не хотят препятствовать въезду в из страну журналистов и бизнесменов, «которые нормальные, разумные люди».
Тем не менее, наблюдателям, присутствовавшим в Кэмп-Дэвиде, показалось, что в заявлениях о большом прогрессе в российско-американских отношениях довольно много декларативного. Но президент развеял такие сомнения: «Откуда растут ноги у вопросов подобного рода? Это все происходит оттого, что от нас ждут каких-то революций. Уже недостаточно просто позитивного развития отношений». Путин напомнил, что товарооборот между нашими странами за первое полугодие вырос на треть. А главное - удалось создать «обстановку доверия». И Путин показал на конкретном примере, что это за обстановка: «Я никогда не говорил об этом публично, скажу сегодня. Когда началась контртеррористическая операция в Афганистане, по различным каналам на нас выходили люди, которые собирались противостоять Америке. Если бы между президентом Бушем и мной не сложились соответствующие отношения, неизвестно, как развивалась бы ситуация в Афганистане». В общем, доверие между двумя президентами спасает мир.
«Путин мне импонирует, он мне нравится. Он хороший человек, с которым можно качественно провести время». Так Джордж Буш подвел итоги переговоров в Кэмп-Дэвиде. Оба президента демонстрировали, что оставили далеко позади разногласия по Ираку и относятся друг к другу с еще большим доверием и пиететом, чем два года назад. Переводчик постарался усилить этот эффект и слово like перевел как «любить» - получилось, что Буш испытывает к Путину чувство любви. Американский президент перевода не понял, так что возражать не стал.
Дорога домой. Путин и Кадыров
Наиболее удачным образом визит российской делегации в США завершился для Ахмата Кадырова. Владимир Путин на обратном пути удостоил его продолжительной беседы, Джордж Буш почти согласился приравнять чеченский терроризм к международному. Правда, без ложки дегтя не обошлось. Пока находящийся в предвыборном отпуске глава республики открывал для себя Америку и.о. президента Анатолий Попов сильно отравился (или был отравлен). Не зря автор этих строк, беседуя с Кадыровым по пути в США, спрашивал, не боится ли чеченский лидер так надолго оставлять свою республику. Тот заверил меня, что ничего плохого произойти не должно. И вот, выходит, сглазил.
Но в остальном нью-йоркская миссия Ахмата Кадырова, похоже, дала свои плоды. Не зря он разъяснял свою позицию местным газетам и не зря посетил «Граунд Зеро» (место, где до 11 сентября стояли небоскребы «Близнецы»), прихватив с собой российских и западных тележурналистов. Точнее, это наши телевизионщики предложили ему такую программу с позированием на знаменитом фоне. Предложение прошло. И американцы этот жест, похоже, оценили. Даже New York Times сочла нужным взять интервью у этого кандидата.
Но первым интервьюировал Кадырова автор этих строк - еще в самолете Москва - Нью-Йорк. Я поинтересовался, не знает ли Кадыров, о чем будет говорить на трибуне ООН Владимир Путин. Мой собеседник сказал, что с проектом речи Путина не знаком. Но тут же высказал смелое предположение: речь пойдет о том, что «Россия и Америка - это союзники против мирового терроризма, от которого гибнут мирные люди». «Надо нам лучше работать, - добавил Кадыров. - Не так чтобы убивали людей, которые пришли отдохнуть, людей, которые зашли в магазины или просто вышли на улицы. Мы в Чечне не понаслышке знаем, что это такое».
И действительно, Путин в своей речи призвал ООН стать «базой для глобальной антитеррористической коалиции». И по крайней мере американцы этому призыву вняли. Джордж Буш, пожалуй, впервые приравнял террористов, с которыми борется США, к чеченским сепаратистам. На пресс-конференции в Кэмп-Дэвиде Буш сказал, что «террористы должны быть закупорены там, где они сеют хаос и уничтожение, включая Чечню». А чуть позже добавил: «Обе наши страны стоят под угрозой бандитских режимов». Возможно, он опять имел в виду Ичкерию, потому что никто больше России вроде бы не угрожает.