НЕСОСТОЯВШИЙСЯ РОМАН

Кинозал
№42 (390)

(София Коппола: “Потерянный в переводе”)
Кинокритики говорят , что кино у Софии Копполы в крови, и любое упоминание о ней так или иначе связывают с её отцом - признанным классиком американского кино Ф. Копполой, режиссером фильмов “Крестный отец”, “ Апокалипсис сегодня”, “ Охотник на оленей” и других. Снявшись в двух фильмах, еще будучи подростком, София сумела выйти из тени великого родителя, обретая свою дорогу, реализуя собственное видение мира.
Уже её режиссерский дебют 1999 года “Девственная самоубийца” - кинодрама с элементами мрачной комедии, - заставил о себе говорить. Перед зрителями проходит история пяти сестер Лисбон , 13-17-летних красивых и нелюдимых школьниц из небольшого городка, над которыми нависает тяжелое облако семейной депрессии; вот одна из очевидных кинометафор фильма - срубленные на их улице вязы, заболевшие странной болезнью, и трагическое самоубийство младшей из них; всё это увидено глазами нескольких соседских мальчиков, любивших сестер всю свою жизнь. И хотя кино тогда казалось молодому режиссеру не единственным интересным делом, и она продолжала искать себя, cнимая музыкальные видеоклипы и погрузившись в мир моды, тяга к писательству и желание реализовать себя на экране оказались сильнее. Вторая картина Софии “ Потерянный в переводе”, только что вышедшая на экраны, снята в далёком Токио, который она знает не понаслышке, потому что часто прилетает в этот город по делам своей компании, занимающейся дизайном одежды. И её ощущение от пребывания в чужой азиатской столице, где любой неяпонец чувствует особенно остро свою отстраненность и одиночество, стало отправной точкой её сценария. Но кино - это не только творчество Это - финансовый проект, это - организация и распределение прибылей от прокатного успеха. Помня о громком успехе своего первого фильма в Японии и Европе и пытаясь выйти из зависимости только от американских спонсоров фильма, София заинтересовала своим проектом французов и японцев, а также нашла дистрибьютора в США. Бюджет фильма был мизерным - 4 миллиона долларов, и нужно было убедить известного актера Билла Мюррея, без которого София фильма не представляла, сняться в главной роли, работая по голливудским меркам почти бесплатно. На это у неё ушло почти полгода; после подходов к нему через “друзей его друзей и знакомых его знакомых” он прочел сценарий, и по истечении пятичасовой беседы с Софией, где не было сказано ни слова о фильме, согласился сниматься, оставив всё в рамках устной договоренности. Настаивать на подписании контракта с ним было сложно, а только на предсъёмочную подготовку необходимо было истратить почти миллион долларов, рискуя не получить ничего. И тогда режиссер Вес Андерсон, снимавший актёра в фильме “Рашмор”, сказал измученной Софии: "Не беспокойтесь, Билл - человек слова и на съёмки приедет”. И вот за несколько дней до начала работы администратор фильма позвонил Софии из Токийского аэропорта и выдохнул в трубку: ”Орел приземлился!”. Сейчас некоторые критики считают, что исполнение главной мужской роли в этой картине достойно номинации на “Оскар”.
Сам же фильм - это рассказ о том, как два человека, таких разных по возрасту и психологии, всё больше нравятся друг другу, но не говорят об этом впрямую, как бы случайно встречаясь в баре, в холле гостиницы, куда многие приезжают по делам и где живут одинокой жизнью на разных этажах, образуя негласное гостиничное братство заезжих иностранцев или гуляя вместе по Токио; история тяготения и несовпадения времени человеческих жизней и места встречи. Так, 20-летняя Шарлотта (Cкарлет Йохансон), чей муж фотограф и все время в делах и работе с фотомоделями, случайно знакомится в ресторане гостиницы с 55-летним Бобом (Билл Мюррей), по фильму, известным киноактером, приехавшим на съемку рекламы виски по двухмилионному контракту; оба они “потеряны в переводе на японский ” в Токио, в чужом мире - и отношения, возникшие между ней - тоскующей женщиной, окончившей философский факультет, пытающейся писать прозу , ищущей своё место в мире, и мужчиной в критическом возрасте, “на переломе жизни” - романтические, наполненные взаимным притяжением и доверием. Кажется, что история эта - словно сконденсированная модель зарождающейся любви и неспособности что-либо изменить в неотвратимом ходе вещей и житейских обязательств; история чуть затянутая, но с множеством комичных деталей и подробностей, зорко подмеченных режиссером. Так они и расстаются - не сказав ни слова о любви и не соскользнув в постель. Но кто знает, может быть, бабочка, проживающая за день свой недолгий век, уносит с собой столько впечатлений и чувств, что их хватило бы на две долгие человеческие жизни; и то, что чувствовали друг к другу два этих человека под японским небом в эти несколько дней, было вовсе не таким кратким и незначительным.