Борьба с террором: защита Америки

Тема недели
№48 (292)

Не все, наверное, обратили внимание на то, что в самое последнее время отношение официальных лиц к рассылаемым по стране таинственным письмам со зловещей начинкой резко изменилось. Еще недавно федеральные власти утверждали, что неведомый источник заразы, по-видимому, уже исчерпан, что споры антракса не могут высыпаться из запечатанного конверта, по крайней мере, в таком количестве, которое может стать причиной наиболее опасной ингаляционной формы болезни. Нас уверяли, что проходящее через почтовый центр письмо с белым порошком не может заразить другие конверты, и успокаивали работников таких центров, не советуя им принимать антибиотики в качестве профилактики. Не исключено, что эти и подобные рекомендации сыграли роковую роль в последовавшей вслед за этим трагической гибели от антракса двух служащих столичного почтового центра в Брентвуде. [!]
Как известно, следы спор обнаружили не только там, но и в почтовых отделениях, обслуживающих Белый дом, Верховный суд, Госдепартамент (один из его почтовых работников заболел ингаляционной формой антракса) и даже Центральное разведывательное управление. Эти события стали поворотной точкой в отношении к террористической угрозе, и в первый уикенд ноября глава почтового ведомства Соединенных Штатов Джон Поттер, наконец, вынужден был признаться: “Мы не можем гарантировать безопасность почты”.
Первый шаг к объективной оценке событий был сделан. Буквально через считанные часы за ним последовали другие. Сначала Том Ридж, директор нового Управления по безопасности страны в администрации президента Буша, опроверг свое же собственное утверждение о непрофессиональной подготовке неизвестных злоумышленников, признав, что они “намеревались использовать антракс как оружие”, а затем попытались оправдаться ученые-бактериологи, стыдливо сославшиеся на испытываемый ими недостаток информации о процессе обработки почты и размерах щелей в конвертах.
Собственно говоря, для населения страны эти признания не стали чем-то столь уж неожиданным. Согласно данным опроса, проведенного журналом Newsweek, только 48 процентов американцев поверили администрации, утверждавшей, что она располагает эффективным планом борьбы с биологическим и другими видами терроризма. И только 43 процента надеются, что представители правительства предоставляют людям полную и надежную информацию об антраксе. При этом половина опрошенных считает, что команда Буша либо сама не владеет такой информацией, либо целенаправленно придерживает ее, чтобы не вызывать паники.
Новый тон администрации отражает реальность, незнакомую американцам до атаки на Близнецов и появления писем с антраксом: жизнь сопряжена с риском, в том числе риском потерять тысячи человеческих жизней и миллиарды долларов.
В связи с этим журнал Newsweek обратился к официальным лицам и экспертам на разных уровнях - от нового Управления по безопасности страны и соответствующих служб в частных компаниях до местных полицейских управлений - с просьбой рассказать, какие меры уже предпринимаются или должны быть предприняты для того, чтобы Америка стала менее уязвимой.
Некоторые из этих мер вполне очевидны, и для их принятия требуются только желание и решимость - качества, на недостаток которых Америка не может пожаловаться, по крайней мере, сейчас. Другие обусловлены разработкой и внедрением новых технических средств, специальных методов или принципиально иной организации форм ответственности, которые еще предстоит создать. Некоторые шаги, такие как, скажем, участие в массовых спортивных событиях, предусматривают изменения привычного образа жизни. Другие же, вроде установки более совершенных фильтров в вентиляционных системах, так и останутся незаметными для большинства из нас.
Журнал не имел целью кого-нибудь взволновать или, наоборот, успокоить. “Правильным ответом на вопрос: “Можете ли вы гарантировать безопасность фактора Х?” всегда будет: “Нет”, - говорит консультант по неожиданным ситуациям Питер Сэндмен. - Наша задача - как можно точнее оценить степень риска и предложить способы ее уменьшения”.
Недавно несколько групп специалистов под руководством губернатора Джеймса Гилмора, бывших сенаторов Гэри Харта и Уоррена Рудмена, бывшего посла Пола Бреммера и других исследовали наиболее уязвимые места в инфраструктуре страны и составили предложения по их защите от террористов. Как высказался в начале этой работы один из ее участников, “чтобы защитить себя, вы прежде всего должны определить объекты, которые нуждаются в такой защите”. На что президент Буш заметил: “Вы” здесь означает не только выборных официальных лиц и команды, отвечающие за непредвиденные ситуации, но также каждого и каждого американца”.
Ниже мы приводим главные выводы, к которым пришли эти специалисты, и первые шаги к выполнению их рекомендаций.

Пищевые продукты
За стол без опаски
Все мы, как известно, несколько раз в день присаживаемся за стол: дома, на работе во время ланча, в кафе и ресторанах по вечерам. Столь массовое “увлечение” едой “делает национальную систему снабжения продуктами питания, как местными так и импортными, вполне пригодной целью для террористов”, - заявил в Конгрессе секретарь Службы здоровья и обслуживания Томми Томпсон. - Удовлетворен ли я инспекциями, которые мы производим? К сожалению, нет. И это меня очень беспокоит”. Исходя из сказанного, администрация Буша запросила в Конгрессе дополнительно 61 миллион долларов для улучшения проверок качества и безопасности всего, что поступает на пищевой рынок страны. Эти средства позволят увеличить существующий в Администрации по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами (FDA) штат из 750 инспекторов еще на 410 человек.
Как сообщает контрольный орган Конгресса - Управление общей бухгалтерской отчетности, сегодня FDA и Служба здоровья успевают проверять только 1 (один!) процент из 3,7 миллионов партий импортной пищи, прибывающих в страну каждый год. Инспекции подвергается примерно такая же доля и местной продукции. Таким образом, считают эксперты, уязвимость системы снабжения американцев едой на всем ее протяжении - от фермы до стола - является достаточно высокой, но в то же время опасность не стоит преувеличивать.
Возьмем, например, зерновые культуры. Отравить большие запасы зерна или приготовленных из него продуктов так, чтобы это привело к массовым заболеваниям и гибели людей, достаточно трудно. “Появление над полями с неубранным еще урожаем незарегистрированных самолетов или вертолетов, разбрасывающих какие-то химикаты, должно немедленно вызвать тревогу соответствующих служб”, - говорит Питер Чалк из RAND Corporation, одного из крупнейших мозговых центров страны. Это означает, что пестициды и другие яды практически не могут быть в больших количествах тайно разбрызганы на посевы.
К тому же, опасаясь диверсий террористов после 11 сентября, власти заперли многие ангары с небольшими самолетами на замок, а в некоторых случаях, чтобы удержать машины на земле, на них демонтировали отдельные части и узлы. Но даже если бы террористам и удалось облить поля ядовитыми пестицидами, растворами мышьяка или антракса, их действие испытал бы на себе
не массовый потребитель, а сравнительно ограниченный состав рабочих ферм.
Огромные силосные зернохранилища, куда поступает с полей урожай, как правило, хорошо охраняются. После терактов в Нью-Йорке компания The Andersons, например, управляющая элеваторами с запасами кукурузы, соевых бобов и пшеницы на Среднем Западе, приняла дополнительные меры безопасности и гарантирует полную недоступность для злоумышленников железнодорожных вагонов, в которых перевозят урожай. “Вероятность заражения зерна на этом этапе очень низка”, - говорит главный менеджер компании Джо Нидхэм.
Доступ на предприятия пищевой промышленности также весьма ограничен. “Производители вводят на своих заводах и средствах доставки их продукции самые строгие меры безопасности, - говорит представитель Grocery Manufacturers of America Питер Клири. - Компании, например, тщательно проверяют своих работников, особенно при переводе их на другую работу, связанную с доступом к процессу производства пищи. Они охраняют ворота и ограды вокруг предприятий, контролируют транспорт и связи между цехами”.
Есть, правда, в этой системе и серьезные просчеты. Так от производителей не требуют регистрации в FDA. “Почти каждый может открыть свой бизнес, начать производить пищу и распространять ее по всей стране без федерального контроля, - говорит Каролина Смит-де-Ваал, глава службы надзора за продуктами питания Научного центра общественных интересов. Впрочем, само признание этого недостатка наверняка может служить верным признаком его скорого устранения.
К счастью, заражение продуктов далеко не всегда оказывается столь опасным, как можно было бы представить. Больше всего в этих случаях угрожают здоровью и жизни четыре болезнетворных микроба: сальмонелла, кишечная палочка E.coli, бактерии ботулизма и холерный вибрион. Но и при поражении ими риск сравнительно ограничен. Даже попавший в пищу антракс вряд ли вызовет очень серьезные последствия. Когда в 1984 году религиозная секта отравила сальмонеллой пищу и напитки в десяти салат-барах города Орегон, заболело почти 800 человек (у большинства наблюдались тошнота, расстройство желудка, повышенная температура и озноб), но никто из них не погиб. А между тем каждый год в Соединенных Штатах миллионы людей страдают от “обычных” пищевых отравлений, при этом почти пять тысяч из них умирает. Причина этих трагедий устанавливается далеко не всегда, и кто знает, может быть, здесь тоже не обходится без террористов?
Службы безопасности на пищевых предприятиях задерживают и изымают у приходящего на работу персонала даже самые маленькие пузырьки и ампулы, поэтому пронести в цех значительные дозы вредоносных микробов достаточно трудно. К тому же процесс приготовления пищи обычно связан с нагреванием: консервы стерилизуются, молоко пастеризуется, большинство замороженных продуктов или предварительно пастеризуются (мороженое) или обвариваются (фрукты и овощи), а запечатываемые в целлофан и коробки хлеб, крекеры, хлопья и печенье пекутся. Болезнетворные микроорганизмы и, в частности бактерии, вызывающие ботулизм, при этом гибнут.
Значительно большую опасность представляют собой патогены, внесенные в продукты после окончания процесса производства. В 1998 году, когда сальмонелла случайно попала на приготовленные овсяные хлопья Malt-O-Meal, в 21 штате заболело более четырехсот человек. Для предупреждения таких заражений как раз и требуется увеличение штата инспекторов.
Конечно, террористы могут заразить продукты и в магазине. Скажем, сделать примитивную инъекцию цианида в огурцы. Но и в розничной торговле и у оптовиков уже давно устанавливаются видеокамеры, позволяющие следить за необычными действиями покупателей, а также принято проверять прошлое принимаемых на работу людей.
То, что подобные, удавшиеся, несмотря ни на что, террористические акты в торговле могут стать причиной лишь небольшого числа смертей, не может служить утешением. Лучше быть бдительным и осторожным. Даже тогда, когда, казалось бы, вам ничего не угрожает. “Простое мытье продуктов уничтожает большинство микробов, нагревание, по крайней мере, до 165 градусов по Фаренгейту убивает сальмонеллу и E.coli, а кипячение в течение 10 минут инактивирует ботулизм”, - говорит Майкл Дойл из Центра по безопасности питания в университете Джорджии. Есть и еще одно эффективное средство обеззараживания продуктов - гамма-лучи. К сожалению, машина для облучения стоит минимум миллион долларов и может представлять риск для здоровья обслуживающих ее работников.
Первые шаги: Усилить безопасность на предприятиях пищевой промышленности и в магазинах, мыть продукты и подогревать их до 165 градусов по Фаренгейту.

Компьютерные сети
Назло хакерам и вирусам
Телефонные сети, линии электропередач, финансовые системы, системы срочных телефонных вызовов и безопасности в аэропортах, управление газо- и нефтепроводами и, конечно же, Интернет (куда более ценный сейчас, чем “тихоходная” почта) - все они немыслимы без информации, передаваемой через компьютерные сети. “Если их ключевые звенья и серверы будут выведены из строя, это вызовет настоящую катастрофу, - говорит Терри Бензел из лаборатории Network Аssotiation, которая проводит исследования компьютерной безопасности. - С 11 сенятбря, я могу это утверждать, было принято множество мер по дополнительной защите жизненноважных компьютерных сетей, и сейчас можно быть уверенным, что эти мероприятия обеспечат необходимую надежность”.
Многие эксперты по безопасности, действительно, полагают, что кибернетический Перл-Харбор сейчас невозможен. При этом они ссылаются на встроенное дублирование, резервирование и интенсивную всестороннюю подготовку к возможному компьютерному “помешательству” 2000 года, которое, как известно, так и не наступило.
И тем не менее ряд специалистов находит в этих сетях уязвимые звенья. Рассматривая сценарии компьютерной атаки на системы телекоммуникаций, снабжения водой, природным газом и электричеством, Джефри Ханкер, декан школы Heinz, специализирующейся на общественной политике и управлении, обращает внимание на то, что “все больше и больше их дистанционно контролируются через Интернет”. Эта зависимость внушает ему и его коллегам большую тревогу. Столь же обоснованную, как и неуверенность в надежности систем по переводу денежных средств.
Внедрение хакеров в электронные банковские операции может привести к неоценимым потерям. И эта угроза вполне реальна. В 1997 году в стране был проведен тест, называемый “Подходящий получатель”. Более тридцати Национальных агентств по безопасности попытались представить, как действовали бы кибертеррористы из Северной Кореи. “Мы выяснили, что хакеры могут нанести сокрушительный удар по всей национальной инфраструктуре Соединенных Штатов, включая и энергетические сети”, - заявил тогда представитель Пентагона.
К счастью, наиболее важные компьютерные системы имеют несколько защитных барьеров, в том числе сложнейшие защитные коды, ограждающие их от непрошеного вторжения. “Даже если террористы получат физический контроль над системой с сильной кодовой защитой, они не смогут использовать ее”, - говорит Говард Шмидт, руководитель службы безопасности компании Microsoft, недавно призванный в американскую армию для укрепления надежности государственных компьютерных сетей.
И тем не менее, считают специалисты, правительству и промышленности следовало бы позаботиться о совершенствовании существующих правил безопасности. Прежде всего нужно усилить постоянную бдительность: владельцы системы в любой момент времени должны знать, что в ней происходит, кто в ней находится и имеет ли он на это право.
Один из ведущих специалистов США по кибербезопасности Ричард Кларк рекомендует руководству страны использовать совершенно отдельную управляемую голосом систему, называемую GOVNET. По его мнению, она значительно меньше других подвержена атакам хакеров и вирусам. “Есть правительственные функции, которые должны надежно осуществляться во все времена”, - говорит Кларк.
Первые шаги: Лучше и чаще проверять функционирование компьютерных систем. Увеличить физический доступ для предупреждения внутренних скрытых нападений. Готовить больше менеджеров и специалистов по компьютерной безопасности.

Системы водоснабжения
“А без воды - и ни туды и не сюды”
Весной 1993 года в Милуоки произошла самая масштабная в истории штата вспышка болезни “водного” происхождения. Одноклеточные паразиты сryptosporidium, или коротко crypto, просочились через фильтрующие и дезинфицирующие устройства двух водоподготовительных заводов и, достигнув кранов в городах и поселках, стали причиной массового заболевания. Из 800 тысяч потребителей пострадало более половины, нескольких десятков человек погибло.
Откуда пришла беда, санитарные службы и официальные лица так никогда и не узнали. Возможно, источником заразы было ближайшее канализационное предприятие, поскольку злосчастные микроорганизмы часто развиваются в экскрементах млекопитающих животных.
В Соединенных Штатах работает около 168 тысяч систем водоснабжения, при этом некоторые из них обслуживают от 8 до 25 миллионов человек. Чтобы предотвратить повторение отравления, подобного милуокскому, после него вокруг всех питьевых водоемов страны была введена охрана. Однако патрулировать зону озера Мичиган, откуда питается водой такой мегаполис как Чикаго, местная береговая охрана начала лишь с 11 сентября этого года.
Трагедия заставила шевелиться и санитарные службы Нью-Йорка. В городе стали анализировать больше образцов питьевой воды, которые ежедневно отбирают почти в половине предназначенных для этого двух с лишним тысячах точек, блокировали некоторые проходящие вблизи водоемов дороги и установили вооруженные посты в “критических местах”, которые власти из соображений безопасности предпочитают не называть. Как говорит Чарльз Старкен из городского управления защиты окружающей среды, на площади в две тысячи квадратных миль в зоне водозабора Нью-Йорка ведется постоянное наблюдение с вертолетов с использованием приборов ночного видения, а охота и рыбалка в этих местах возможны теперь только с разрешения соответствующих городских служб.
В случае, когда охрана все же не сможет удержать террористов, в дело вступит следующая линия обороны. На этот раз обойдутся без хитрых приборов и установок - зараженную воду просто разбавят чистой. “Чтобы создать в водохранилище емкостью миллион галлонов летальную концентрацию отравляющего вещества, - говорит Джеффри Дэннилс из Национальной лаборатории Сандия, - потребовалось бы до четырех самосвалов цианида натрия. Большие системы водоснабжения, как правило, содержат от 3 до 30 миллионов галлонов, поэтому эффективная химическая атака на них представляется весьма сомнительной”. К тому же, хотя все угрожающие людям микроорганизмы живут в открытой воде, многие из них, включая сальмонеллу, не выдерживают облучения солнечным ультрафиолетом.
Если зараженная вода все же достигнет обрабатывающего завода, ее подвергнут здесь дезинфекции. Хлорирование, используемое в большинстве городских систем, убивает или инактивирует вирусы, кишечную палочку и сальмонеллу. К сожалению, оно не действует на споры антракса. Некоторые заводы также обрабатывают воду озоном, который более эффективен для уничтожения таких одноклеточных организмов как crypto. Применяют и ультрафиолетовые лучи, которые при достаточной интенсивности разрушают ДНК живых организмов, включая споры антракса. Однако лишь очень немногие системы водоснабжения используют эти дорогие облучатели.
В большинстве случаев воду фильтруют. Если фильтры способны задерживать частицы размером порядка одного микрона, они улавливает также споры антракса и бактерии ботулизма. Однако, эти фильтры дороги и некоторые из самых больших систем в стране не имеют таких фильтров. А многие их работники, что гораздо хуже, даже не знают, какие средства и в каких дозах убивают или инактивируют те или иные микроорганизмы.
Конечно, охрана водоочистительных предприятий более важна, чем охрана водохранилищ. Поэтому в уже упомянутой системе водоснабжения Милуоки, в которой и раньше контролировали доставляемые сюда химикаты, ввели обязательную проверку водителей грузовиков и установленных на них номеров.
Сразу после окончания процесса обработки, вода заливается в огромные танки, расположенные на территории завода или вне ее. “Этот этап я считаю наиболее рискованным в отношении возможных терактов, - говорит суперинтендант Кэрри Льюис. - Ведь некоторые танки охраняются совсем недостаточно. И первая причина этого - нехватка средств”. Опасения Льюиса можно понять. Поскольку танки намного меньше водных бассейнов, зараженную там воду намного труднее обезвредить с помощью разбавления.
Можно, конечно, еще раз хлорировать содержимое, но сначала необходимо определить, какой вид микроорганизмов использовали террористы. В настоящее время на такой анализ уходят целые дни, мониторинг же в реальном масштабе времени, по мнению специалистов, при существующих затратах будет организован еще очень нескоро.
Ну а если “впрыснуть” заразу прямо в водопроводные трубы, спросите вы? К счастью, сделать это оказывается совсем непросто. “Диверсант должен не только проникнуть под землю, чтобы добраться до труб, ему также понадобится достаточно серьезное оборудование, - говорит Джек Хоффбур, исполнительный директор Американской ассоциации работников водоснабжения. - Чтобы закачать что бы-то ни было в трубы, нужно преодолеть существующее там высокое давление, достигающее величины 120 фунтов на квадратный дюйм. С этим справится далеко не всякий”.
Первые шаги: Фильтровать всю воду. Применять ультрафиолетовую дезинфекцию. Расширить исследования экзотических болезнетворных микробов и вирусов.

(продолжение следует)