ПОЗДНЕЕ ЛЕТО В ПРОВАНСЕ

Кинозал
№43 (391)


Франсуа Озон: “Бассейн для плаванья”

Французскому режисеру Ф. Озону 36 лет, но он уже снял дюжину серьёзных кинолент. В прошлом году по экранам США прошел фильм “Восемь женщин”, в которой заняты Катрин Денёв , Фанни Ардан, Людвин Санье . Восемь женщин, восемь проблем - один мужской труп. В этом его фильме всё скромнее: женщин с проблемами всего две, зато убийство и сюрприз для зрителей тоже имеются.
У исполнительницы главной роли , Ш. Рэмблинг, репутация европейской кинозвезды. Её партнерами в кино в разное время были Шон Коннери, Дирк Богард, Пол Ньюмен, Вуди Аллен. Её героиня - автор криминальных романов, немолодая одинокая женщина - холодный человек с опущенными углами губ. Раздраженная творческими неудачами, она принимает предложение своего издателя, близкие отношения с которым зашли в тупик, пожить в его загородном доме на юге Франции и поработать . Она наслаждается одиночеством на вилле с садом и двором , где плавательный бассейн , наглухо закрытый черным резиновым ковром , становится метафорическим центром фильма, символом очищения. Устав от чужих людей, она кажется спокойной и остывшей, словно вода подо льдом. Но неожиданное появление в доме нового жильца – 16-летней Жюли, дочери её издателя, с которой приходится делить жизненное пространство, высекает искру конфликта. Всё в ней раздражает писательницу –– её молодость, её рвущаяся наружу чувственность и беспечность . Это Жюли
( Л. Cанье) с утра пораньше снимает с бассейна черный ковер, открывая воду, усыпанную желтыми листьями , и плавает, обнаженная и свободная. Каждый раз она возвращается из прогулок навеселе с новым малосимпатичным кавалером, оставляя его на ночь. В придирках героини к Жюли есть презрение и зависть; нелюбовь труженика умственного труда к мотовке с замашками нимфоманки. Суть конфликта видна в эпизоде с католическим крестом, висевшим над кроватью писательницы, который она по приезде сняла и cпрятала в тумбочку. Когда Жюли, упрекаемая писательницей в аморальности, узнаёт, что та рылась в её вещах , брала дневник и использует её чувства в своей рукописи, она не говорит ей ни слова, но, разыщет крест и повесит на место, напоминая о разнице между истинным благочестием и ханжеством. Но листья из бассейна , грязь и накипь убирают сачком, и чистая вода принимает героиню, переливаясь на солнце и сияя голубизной . И в момент перемирия писательница вскользь признаётся Жюли, что “тоже отрывалась в бурные шестидесятые”. Она возвращается в Англию человеком, уверенным в себе; публикует роман “Бассейн для плаванья” в другом издательстве и расстаётся со своим прагматичным другом. Но режиссер не был бы собой, если бы в духе французского нового романа не повернул cюжет в новую плоскость. В финале мы снова встречаем дочь издателя Жюли - и оказывается, она вовсе не красавица, а крупная, неуклюжая девочка, которая вместе с улыбкой открывает зрителю каркас на зубах, исправляющий прикус. Последний кадр фильма – дом в Провансе, и писательница, машущая из окна этой девочке, стоящей у бассейна. Все понятно: не было красавицы Жюли, конфликта в отношениях. Не было убийства девушкой своего нового приятеля, которого она приревновала к писательнице. Всё это – только ожившие страницы написанной книги. Вы, конечно, помните шутку о том , как билетер проводил человека, опоздавшего на детектив, к его креслу и не получил от него на чай; тогда он наклонился и шепнул ему на ухо:” Вы только не волнуйтесь : убийца - бухгалтер”. Встреть я такого доброжелателя, cмотрел бы этот фильм другими глазами. И хотя в нём присутствуют и тайна, и убийство , хичкоковской атмосферы, объявленной критикой, там почти нет. Разочаровывает ли такой финал некоторых зрителей? Безусловно, поскольку мало что добавляет к сказанному. Словно фокусник, режиссер бросает нам один шар, который в полете превращает в два, и радуется, что поймать их будет сложно. Идея размыва граней между воображением и реальностью не нова. Она не поднимает, в целом, интересный и снятый то в подчеркнуто будничном , то в эротическом ключе фильм , на новый уровень. Достоинство картины не в вопросе,” а была ли девочка”, а в том, как выстроена режиссером психология действующих лиц и движение характеров; каким образом героиня выходит из кризиса. Та, страстная и веселая Жюли, cтала на время работы над книгой alter ego писательницы, жизнью, которой она хотела бы жить, да не смогла. Но зачастую художнику это и ни к чему, говорит автор. Больные звери сами находят нужную им траву. И художники сами тянут себя из болота за волосы, проживая десятки жизней в собственном сердце и воображении , рискуя потерять прическу и благообразный вид.