ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ПРИСЯЖНЫХ?

Тема номера
№44 (392)

Смею предположить, что большинство из нас не испытывает радостного чувства, обнаружив в своих ящиках повестку, приглашающую добровольно явиться в суд для выполнения важной конституционной обязанности – отбора в присяжные. Одним не по душе решать судьбу других людей, другим не улыбается закрыть на несколько дней (случается и на неделю, а то и больше, пока длится процесс) свой бизнес. Кто-то не хочет пропустить занятия в колледже, кто-то вообще не желает во что-либо вмешиваться, мало ли какие проблемы могут возникнуть впоследствии. Правда, существует категория людей (небольшая, но все-таки), которые исполняют функции присяжного с огромным удовольствием, и если среди наших читателей, например, в Нью-Йорке есть такие, можем им предложить номер телефона, набрав который они легко попадут в жюри без очереди – 1 (800) 695-8767 (1-800-NYJUROR).
Между тем страхи оказаться в числе присяжных сильно преувеличены. На самом деле подавляющему большинству из нас явно не светит быть зачисленными не только в состав жюри из 12 человек, но даже в шестерку запасных. В штате Нью-Йорк, как показало одно из последних исследований, 82 процента жителей, вызванных на отбор присяжных, в собеседовании с адвокатами и прокурорами (эта процедура называется voir dire) так и не поучаствовали. Узнав о результатах исследования Председатель Верховного суда штата Нью-Йорк Джудит Кэйи приняла решение назначить специальную комиссию, которой поручено изучить проблему и предложить пути более эффективного использования граждан, вызываемых на отбор присяжных.
Какими будут выводы комиссии? Но очевидно одно: институт присяжных, считающийся одним из столпов юридической системы демократического общества, в нашей стране постепенно теряет свою значимость.
«Наше общество должно решить, чему оно в конце концов, отдаст предпочтение, - говорит в интервью корреспонденту «Нью-Йорк таймс» Вильяму Глаберсону профессор Университета Дэлавера Валери Хэнс, - системе правосудия, в которой основную роль станут играть профессионалы - адвокаты и судьи, или по-прежнему судьба судебного процесса будет зависеть от точки зрения присяжных».
Вот такая дилемма. Как она будет разрешена? Опыт последних лет - не в пользу жюри присяжных. Новые законы, судебные распоряжения все больше и больше связывают руки последним, дезавуируют принятые ими решения. Что же касается отношения общественности, то она тоже не в восторге от многих вердиктов жюри вспомним хотя бы дело О. Джей Симпсона.
Судья Кэйи сокрушается, что граждан все реже привлекают к участию в отправлении правосудия. Но для того, чтобы разобраться, почему это происходит, совсем не обязательно создавать специальные комиссии и тратить деньги налогоплательщиков. Ответ лежит, как мне кажется, на поверхности: просто ваши коллеги в штатных и федеральных судах, г-жа председатель, не очень-то и нуждаются в присяжных. Многие из них говорят об этом открытым текстом.
Глаберсон отмечает в своей статье, что число рассматриваемых в федеральных судах уголовных дел с участием жюри присяжных составило в 2000 году 4.3 процента сравнительно с 10.4 процента в 1988 году; в процессах, на которых рассматривались федеральные гражданские дела, присяжных привлекали всего в 1.5 процента всех случаев, в 1962 году – 5.4 процента.
Все чаще и чаще штатные и федеральные апелляционные суды пересматривают вердикты жюри присяжных, особенно это касается гражданских дел, в которых истцам были присуждены многомиллионные компенсации. Многие члены жюри задают резонный вопрос: зачем нас привлекают к участию в судебных процессах, если наше мнение просто-напросто игнорируется?
Некоторые видные эксперты, отмечает Глаберсон, считают, что сужение полномочий присяжных – вещь необходимая, даже очень. Дескать, над ними нужен контроль, дабы не происходило эксцессов, как в деле О. Джея, или чтобы простые работяги и фермеры знали меру, не назначая семьям погибших или покалеченных, отравившихся в ресторане некачествеными продуктами или принявших в больнице не то лекарство, компенсации в десятки и сотни миллионов долларов. Но если судьи и адвокаты ответчиков уверены, что простые американцы испытывают жгучую ненависть к корпорациям и им нельзя доверять при рассмотрении гражданских исков к «акулам капитализма», не лучше ли будет вообще не привлекать их к участию в судебных заседаниях? Впрочем, из статистики, приведенной нами выше, видно: к этому все идет.
Потерю присяжными своей прежней значимости можно проиллюстрировать на примере отношения к принятым ими решениям со стороны судей федеральных апелляционных судов. Если в 1987 году 20 процентов присужденных жюри компенсаций в гражданских процессах было пересмотрено вышестоящими инстанциями, то в 90-х годах прошлого столетия этот показатель составил уже 40 процентов.
Давая интервью после окончания слушаний, многие присяжные объясняли высокий размер компенсаций тем, что, по их мнению, только так можно заставить нерадивых корпоративных управленцев или администрацию госпиталей принять меры, позволившие бы избежать травматизма на рабочем месте или повторения медицинских ошибок. Адвокаты корпораций, а теперь все чаще и судьи, большей частью апелляционные, с ними не согласны. Возникает конфликт, разрешаемый не в пользу тех, чью сторону приняли присяжные. Разногласия сторон переносятся в электронные и печатные СМИ, где оплаченная корпорациями пиар-кампания представляет присяжных людьми безответственными, идущими на поводу у адвокатов-«вымогателей», представляющих интересы истцов.
Масла в огонь подливают и заявления некоторых судей. В качестве примера приведем слова члена Верховного суда штата Дэлавер Джона Бабиарза, заявившего буквально следующее: «Просто невозможно добиться справедливого вердикта в гражданских делах, когда иски рассматриваются 12 новыми присяжными, которые один раз в жизни поучаствовав в заседаниях, больше к этой деятельности привлекаться не будут».
Что хотел этим сказать мистер Бабиарз, понятно: непрофессионалам доверять нельзя. Но если следовать его логике, жюри присяжных следует либо вообще упразднить, либо свести число рассматриваемых ими гражданских дел до минимума. Любопытно, что он не одинок в своих суждениях. Согласно опросу 594 федеральных судей, 27.4 процента из них разделяют его точку зрения.
Показательно, что к мнению судей прислушиваются сегодня и в штатных легислатурах, принимая законы, ограничивающие участие присяжных в судебных заседаниях.
Свою лепту в дискредитацию присяжных вносят и адвокаты, не желающие, чтобы их клиентов судили с участием народных представителей. Не доверяют...
Безусловно, до упразднения института присяжных дело в обозримом будущем не дойдет, даже если его авторитет упадет еще больше. Одним росчерком пера от него не откажешься, как-никак атрибут демократии. Другой вопрос: зачем он нам такой нужен, оскопленный и безголосый?